Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Сильная и «энергонезависимая»: соседи отказываются от литовского СПГ

Автор: Андрей Стариков

Сильная и «энергонезависимая»: соседи отказываются от литовского СПГ

07.04.2016  // Фото: belvpo.com

Энергетическое единство стран Балтии вновь демонстрирует свою эфемерность. Побеждает рыночный прагматизм. Эстония отказывается от литовского сжиженного природного газа в пользу более дешёвого, пусть и «недемократического», «голубого топлива» Газпрома.

В 2014 году официальный Таллин впервые закупил тестовую партию норвежского газа из литовского СПГ объёмом 100 тысяч кубометров. Ранее Эстония полностью зависела от газпромовских поставок. Год спустя эстонцы закупали у Литвы уже порядка трети необходимого республике газа при общей ежегодной потребности страны в 0,6 млрд кубометров.

Больше не покупают – проинформировало 5 апреля литовское агентство BNS.

Стоимость «голубого топлива» в Литве и Эстонии сравнялась. В феврале цена российского газа, импортированного в Эстонию, составляла примерно 16,44 евро за мегаватт-час. Литовский газ торговался на бирже Get Baltic по 17,82 евро – свидетельствуют данные эстонского оператора сетей передачи Elering.

Оттого и неудивительно, что в январе предприятие Eesti Gaas без какого-либо лукавства заключило трёхлетний контракт с Газпромом. Член правления Eesti Gaas Рауль Котов отказался называть объём поставок, ссылаясь на условия конфиденциальности, однако заверил, что договор позволит удовлетворить потребности эстонского потребителя в газе.

Ноша клайпедского СПГ-терминала вновь полностью переместилась на плечи населения Литвы.

Литовская «энергонезависимость» – недешёвая игрушка. Содержание терминала сжиженного природного газа в Клайпеде обходится налогоплательщикам в 189 тыс. долларов США в день за одну лишь аренду судна-газохранилища «Independence». Официальный Вильнюс надеялся, что соседние Латвия и Эстония материально помогут. «Мы работаем с соседними странами – хотим, чтобы терминал как можно скорее эксплуатировался, чтобы снизить эту так называемую инфраструктурную составляющую и постараться как можно больше газа продать соседям», – рассказывал о литовских чаяниях премьер Альгирдас Буткявичюс. Рига и Таллин, однако, осторожничали с однозначными заявлениями, не желая давать Буткявичюсу каких-либо конкретных обещаний.

Да и какие могут быть обещания, когда «балтийские сёстры» говорят о газовом рынке на разных языках?

Литовское государство понимает либерализацию рынка «голубого топлива» весьма специфически. Вильнюсские функционеры буквой закона обязывают потребителей закупать фиксированные объёмы газа у клайпедского СПГ-терминала. Схема следующая: регулируемые производители тепловой и электроэнергии должны приобретать «голубое топливо» через назначенного государством поставщика. Последний, в свою очередь, обязан закупать на терминале 540 млн кубометров газа в год. Рыночная конкуренция: литовский вариант. Ну а что? Пусть бизнес делит финансовое бремя обслуживания еврокредитов на «Independence» с государством.

Грибаускайте ведь нужен миф об энергетической независимости…

Эстония исповедует иные принципы формирования бизнес-среды своего энергетического рынка. «Голубое топливо» свободно закупают сами газовые компании, имеющие право выбора поставщиков. Без административно-командного регулирования. Без указаний премьера. Свободно.

Вильнюсу не удалось снискать ожидаемого энтузиазма и в соседней Латвии. Латвийский министр экономики Дана Рейзниеце-Озола сообщила литовскому премьеру, что Рига купит СПГ лишь в том случае, если цена будет конкурентоспособной. Латвийская чиновница, однако, тут же поспешила развеять ожидания Буткявичюса. «Голубое топливо» с СПГ-терминала будет на 5–6% дороже, чем газ, который предлагает компания Latvijas Gaze, – сообщила Рейзниеце-Озола. Да и либерализация газового рынка Латвии запланирована лишь в следующем году: официальная Рига гораздо дольше своих соседок отсрочивала имплементацию Третьего европейского энергопакета в обмен на долгосрочные скидки Газпрома. Дружба дружбой, а газ врозь.

Экономический прагматизм оказался куда более существенным аргументом, чем романтические разговоры о прибалтийском единстве и энергонезависимости региона.

Чувствуя конъюнктуру, российский газовый монополист тоже не стоит на месте и корректирует собственную рыночную стратегию. В 2015 году Газпром опробовал новую для себя форму продаж: систему аукционов. В марте 2016 года с молотка ушло 80 лотов для прибалтийских потребителей объёмом 420 млн кубометров. Поиск новых инструментов реализации «голубого топлива» недвусмысленно намекает: российский газ не собирается снижать своё присутствие в Европе.

Вильнюс же пока остаётся один на один с бременем СПГ-терминала «Independence». Как сократить издержки на его содержание – главный вопрос для литовских архитекторов «энергетической независимости».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.