Экономика Экономика

Поставщик газа для Литвы — норвежский «Statoil» в центре международного скандала

13 Ноября 2014
remove_red_eye  4547 0  

Норвежская нефтегазовая компания «Statoil», поставляющая Литве газ для её терминала СПГ в Клайпеде, на который Вильнюс возлагает надежды по достижению энергобезопасности, оказалась замешана в международном скандале. «Statoil» обвиняют в причастности к коррупционной схеме, связанной с получением газового контракта в Танзании. В свою очередь, цена норвежского газа для Литвы сильно завышена по сравнению с текущими поставками. Кто гарантирует, что сделка со «Statoil» была совершена Литвой, считающейся одной из наиболее коррумпированных стран ЕС (по данным Евробарометра за 2014 г., 95% литовцев считают, что коррупция в Литве широко распространена), абсолютно чисто?

Танзания, государство в Восточной Африке, обладает крупнейшими запасами шельфового газа, оцениваемыми в 1,5 трлн. куб. метров. По данным Международного валютного фонда, эти запасы могут приносить Танзании на протяжении предстоящих десятилетий годовой доход в размере 6 млрд. долларов США, что составляло бы, ориентировочно, половину доходов бюджета страны. Компания «Statoil» заключила с государственной нефтегазовой корпорацией «The Tanzania Petroleum Development Corporation» соглашение о разделении продукции (СРП) на невыгодных для государства условиях, что, по оценкам аналитиков, могло бы привести к ежегодным бюджетным потерям в размере 800 млн. долларов США. Непрозрачный характер подписанных госкорпорацией контрактов на фоне раскрытия другими компаниями («Swala oil and gaz») условий заключённых с западными партнёрами (английская «BG Group and Ophir», американская «ExxonMobil») контрактов, где процентное распределение СРП соответствовало общепринятой практике (50 – 70% для страны), вызвал вопросы у танзанийского Комитета по аудиту госрасходов. Игнорирование требований аудиторов раскрыть условия контракта привело к аресту руководителей госкомпании.

По всей видимости, данный скандал будет иметь своё продолжение и на родине компании «Statoil» – в Норвегии, где её международная деятельность, как ранее и в случае с компанией «TeliaSonera» в Швеции, может стать предметом уголовного разбирательства. 

В отношении крупнейшей шведской телекоммуникационной компании «TeliaSonera» на родине начато антикоррупционное расследование по подозрению в даче взяток на сумму в 350 млн. долларов США дочери президента Узбекистана Гульнаре Каримовой в обмен на допуск на местный рынок мобильной связи. К расследованию подключилась и Швейцария, где, как предполагают следователи, отмывались деньги от незаконной деятельности на узбекском рынке телекоммуникаций. В итоге швейцарской генпрокуратурой было возбуждено уголовное дело в отношении Каримовой, а также заморожены её банковские счета на сумму 1 млрд. долларов США. По запросу властей конфедерации в рамках текущего уголовного процесса во Франции было арестовано недвижимое имущество, принадлежавшее дочери узбекского президента. География и размах европейской незаконной финансовой деятельности Каримовой, соучастником которой стала «TeliaSonera», впечатляет: Швеция, Швейцария, Франция, Латвия и Голландия.

У «Statoil» есть свой интерес в Прибалтике. В ближайшее время норвежская нефтегазовая компания, имеющая за плечами серьёзный международный опыт, планирует выйти на литовский газовый рынок. 

Между литовской государственной компанией «Litgaz» и «Statoil» заключён пятилетний контракт стоимостью 2,5 – 3 млрд. литов на ежегодную поставку 540 млн. кубометров газа (20% от общего потребления) с привязкой цены к газовому индексу Великобритании. Условия контракта вызвали обоснованные вопросы у экспертного сообщества.

С коммерческой точки зрения контракт невыгоден и наносит ущерб бюджету страны. Отказавшись от 20% поставок российского газа по фиксированной цене в 370 долларов США за тысячу куб. м., литовские власти получили норвежский газ по цене выше 440 долларов США. Себестоимость сжиженного природного норвежского газа по определению выше, чем у трубного российского газа. К ней также необходимо добавить расходы на обслуживание инфраструктуры, которая была построена на европейские кредитные средства.

Расчёты говорят сами за себя: Вильнюс арендовал на десять лет у норвежской компании «Hoegh LNG» судно-газохранилище стоимостью 540 млн. долларов США, то есть ежегодные выплаты составят 54 млн. долларов США. По газовому контракту с компанией «Statoil» Литва ежегодно должна выплачивать ориентировочно ещё 200 млн. долларов США.

Таким образом, ежегодное бремя по внешним выплатам для литовского бюджета превышает 250 млн. долларов США, что соответствует конечной цене за импортируемый газ в размере 440 долларов США (а это на 20% дороже российского газа).

На днях норвежский министр по делам ЕС и европейского экономического пространства Видар Хельгесен заявил властям Литвы, что Норвегия не намерена снижать цены на поставляемый газ в случае, если газ из России окажется дешевле, так как «мы придерживаемся принципа невмешательства в ценообразование».

В связи с этим возникает классический вопрос – кому это выгодно? И чем руководствовались литовские власти, заключая невыгодный коммерческий контракт, бремя которого ложится на плечи налогоплательщиков?

Возможно, расследование деятельности «Statoil» на Африканском континенте станет отправной точкой интереса следователей и к сделкам на восточноевропейском (например, на литовском) направлении. 


Обсуждение ()
keyboard_arrow_up