Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Вторник
28 Февраля 2017

«Обиды на латвийское правительство у меня нет. На дураков не обижаются»

«Обиды на латвийское правительство у меня нет. На дураков не обижаются»

15.07.2015  // Фото: Фотоархив автора

Про Антона в школе говорили, что он домосед. Тем удивительнее была новость о том, что он переехал в Германию: казалось, для него было напряжением лишний раз выйти из дома. Не говоря уже о том, чтобы связываться с хлопотами и переменами. О том, как так получилось, что интроверт и домосед, не особо заинтересованный во внешнем мире и далекий от общественно-политической активности, покинул Латвию в поисках лучшей жизни – новая история нашего проекта «ЖЗЭ – жизнь замечательного эмигранта».

Антон, переводчик, в 2012 г. уехал в Германию. Проживает в Франкфурте-на-Майне.

КОГДА ПЕРЕЕХАЛ

Я уехал из Латвии в конце сентября 2012 года. Вышло это совершенно случайно, целая история получилась. Сидел я себе в Латвии, переводил фильмы c английского, немецкого и латышского языков на русский. И как-то раз моя мама выгребла из мусорного ящика своей электронной почты письмо, которое ей отправила сто лет назад ее подруга. Письмо было с пометкой «Посмотри, может, Антону будет интересно». Там оказалось предложение о работе, которую я очень хотел бы заполучить. Я откликнулся, отправил им заявку: «Вот он я, хочу-хочу. Дайте!» Мне ответили только через полгода, когда я, признаться, и сам уже позабыл. Но в итоге все срослось, и я приступил к работе в октябре 2012 года.

Сначала я был переводчиком с английского на русский язык в крупной игровой компании. У них во Франкфурте-на-Майне расположен отдел локализации игр на европейские языки, то есть команда многоязыковая. Сперва работал по профессии, переводчиком. Но в прошлом году главный офис провел по всем командам сокращение, под которое мы с одним коллегой и попали как сотрудники с самым коротким стажем. В итоге я переквалифицировался в тестировщика в этой же компании – проверяю чужие переводы и ищу системные и прочие ошибки (баги) в играх. Причем переводы, как правило, тех людей, с которыми я и так уже работал несколько лет, а иной раз даже свои собственные. Обиды на фирму не держу — корпоративная политика, всё идет по плану. Да и новая должность не менее интересная, чем предыдущая.

К моменту, когда всплыло то объявление о наборе переводчиков, я второй год жил в гордом одиночестве в трехкомнатной квартире в центре города. Трудясь на двух работах по авторскому договору и подрабатывая разными халтурками, все же оплатить 80 квадратных метров, учитывая латвийские цены, было довольно-таки сложно, особенно зимой, когда больно кусал за пятки счет за отопление. В общем, особо развернуться было негде. Но в целом я тогда не особо задумывался, не собирался никуда срываться. На обеих работах были заказы, было терпимо. И вот еще что. Только переехав во Франкфурт, я осознал, что жил я все же плохо.

Все познается в сравнении. Живешь всю жизнь как-то так, а потом выясняется, что можно и по-другому. В первую очередь в отношении материальном.

Помнится, в первые месяцы я был в лёгком шоке от того, что очередная зарплата приходит, когда еще не полностью закончилась предыдущая. Культурный шок, однако.

АДАПТАЦИЯ: «ОКАЗАЛОСЬ ДАЖЕ ВЕСЕЛО»

Мне было довольно сложно адаптироваться к новой работе. Я никогда в жизни не работал в офисе, а приехал сюда я на 28-м году жизни. Без опыта работы в коллективе мне было, конечно, трудно и немного страшно. Но в итоге оказалось даже весело, в большой мере благодаря отличному и, мягко говоря, неординарному коллективу.

Что касается адаптации к стране, то язык я знаю. Германия удобно организована, даже для приезжих. Если ты прибыл на конкретную работу и у тебя есть контракт, то от тебя требуются минимальные усилия, чтобы интегрироваться в это общество. Необходимо зайти в три места, чтобы оформить обязательные бумажки, а остальное уже на усмотрение. Хочешь – учи язык, не хочешь – не учи. Конечно, большим плюсом было то, что я немецкий уже знал.

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ

В этом отношении я здесь чувствую себя почти так же, как в Латвии. Еще не свой, но явно не Alien, как на латвийских паспортах неграждан. Языковой барьер тоже в каком-то смысле остался… Там я был «русским в Латвии», тут я «русский, который живет в Германии».

Когда я собирался уезжать, у меня даже не было латвийского гражданства, я был «негром». Работодатели готовы были взять меня на работу, несмотря на это. Они посмотрели на мой послужной список. Я им сказал: чтобы переехать в Германию и начать работать официально, мне нужно получить гражданство. А это полгода. Они сказали: окей, давай. Я съездил к ним на собеседование. Потом какое-то время получал это проклятое гражданство. Причем в паспортном столе про меня забыли – у них, видимо, куда-то завалилось мое заявление. Но, собственно, сам экзамен на получение гражданства мне даже понравился! Я совершенно не ожидал, что это так легко, да и приемная комиссия была на удивление дружелюбна, вопреки многочисленным россказням о том, что тебя там за каждую ошибку с потрохами съесть готовы.

Если бы у меня было желание полностью интегрироваться в немецкое общество, у меня с этим не возникло бы никаких проблем. Но желания особого нет. Я вообще замкнутый человек, у меня попросту нет в этом потребности. Я работаю, получаю деньги, пишу музыку, занимаюсь своими делами.

Чувствую ли я себя комфортно в Германии? Абсолютно! Мне повезло, что я во Франкфурте-на-Майне. Здесь очень сложно чувствовать себя не своим, поскольку город сам по себе многонациональный.

Национальные стереотипы здесь примерно такие же, как везде, но с некоторыми региональными ответвлениями: например, если говорят «строитель», то подразумевают «поляк». Ну еще и Латвию постоянно путают с Литвой. Для них странно, что Латвия обозначается как LV: по-немецки Латвия «Lettland», и буквы «V» там вообще нет. Пару раз приходилось просить исправить ошибку.

ВЕРНУТЬСЯ: «ОСАДОК ОСТАЛСЯ»

Мыслей вернуться не было. Ни разу. Вообще.

Для меня вряд ли что-то может измениться в Латвии, чтобы захотеть туда вернуться. Даже если страна станет внезапно «белой и пушистой», у меня все равно уже накопилось какое-то количество неприятных воспоминаний, связанных с ней. Этот осадок всегда будет.

ЛАТВИЯ И Я: «НА ДУРАКОВ НЕ ОБИЖАЮТСЯ»

Что бы я хотел изменить в Латвии? Во-первых, можно было бы, наконец, ликвидировать эту проклятую кастовую систему граждан и неграждан. Проблема начинает себя постепенно изживать, потому что неграждане уезжают и вымирают, но ведь и с гражданами происходит то же самое. В такой ситуации делить всех на правых/неправых – нонсенс.

Дайте всем нормально гражданство, и одной проблемой станет меньше. Даже не проблемой, а темой для постоянных конфликтов.

Это камень преткновения. Это меня раздражало в Латвии более всего. Обиды на страну (читай: «правительство») у меня нет: на дураков не обижаются.

Что меня здесь связывает с Латвией? Ну, в Германии все просто в какой-то клинической степени увлекаются футболом. Поэтому, когда Латвия с кем-то играет, я делаю вид, что очень сильно за нее болею, просто шутки ради, хотя к спорту в целом равнодушен. Так сказать, на уровне юмора продвигаю латвийскую культуру.

Я читаю фейсбук. Это рассадник забавных новостей из Delfi. Дальше этого, то есть, кроме как похихикать, например, над эпопеей с кабанами в городской черте в Риги или подивиться гениальным комментариям на Delfi, в моем случае дело не заходит. Потому что мне это не надо. Правда, так же было и пока я жил в Латвии. Я в целом оторван от общественной жизни в широком понимании этого слова.

У меня в Риге квартира, в ней сейчас проживает мой дед, и я недавно собирал подписи, чтобы нам не застраивали окна многоэтажкой. Я проявляю активность только если это вопросы, касающиеся непосредственно меня или нашей семьи, накоплений, имущества. На выборах я не голосую, потому что не за кого.

Никакого «мессии» у нас в Латвии не будет — кадры подкачали.

Латышский язык я использую, только чтобы пошутить с коллегами. У нас в коллективе есть несколько русских из Латвии, вот порой мы переходим на латышский. Язык красивый, мне очень нравится, если вырвать его из контекста, если ты не живешь в нем изо дня в день.

Поскольку Латвия – несмотря на удивление многих немецких инстанций – это все же Евросоюз, никакие дополнительные разрешения на работу и проживание в Германии мне не нужны. У меня европейское гражданство. Но желание получить немецкое гражданство все равно есть. Потому что хочу получить гражданство какой-то человеческой страны. Латвия – это мотылек-однодневка. Мало ли, страны Балтии в каком-то экстазе порешат объединиться в одно государство? И что мне, ехать туда паспорт менять? Или, скажем, Россия, окрыленная Крымом, с какого-то перепугу решит присоединить Калининградскую область самым очевидным способом? Но это, конечно, лирика. Просто хочется иметь документ страны, в которую не нужно тыкать пальцем на глобусе, чтобы объяснить собеседнику, где это.

PRO ET CONTRA

С моей колокольни первый плюс вне конкуренции: здесь я чувствую себя спокойно и стабильно. Прежде всего, это постоянная оплачивая работа. Я знаю, что не будут всплывать сомнительные бумажки из налоговой, потому что в этом отношении немцы хорошо организованны. Очень сложно здесь нарваться на неожиданности и сюрпризы. А в Латвии это — постоянное дело. Из налоговой все время приходят странные депеши. Постоянно меняется закон, ты должен сам за этим следить, а вы знаете, как «хорошо» организованы в Латвии сайты государственных институций. Там же черт ногу сломит! И там же все изложено на «государственном юридическом». Литературный и разговорный латышский не вызывает проблем. Но вот латышский юридический я не понимаю вообще. Как, впрочем, и большинство латышей, как мне кажется. Поэтому в Латвии очень легко «вляпаться» во что угодно, попросту по незнанию. В Германии такого нет: немцы аккуратны и в этом вопросе тоже.

Еще плюсы – бесплатное медицинское страхование, если у тебя здесь постоянная работа. К любому врачу, даже к зубному: болей – не хочу. К этому плюсу, правда, можно прибавить и минус. Благодаря всему этому очереди здесь в поликлиниках – застрелиться можно! В Германии начинается дефицит врачей.

Далее – безопасность. Несмотря на то, что Франкфурт – огромный город, по ночам — да и вообще в любое время в самых разных районах города — мне абсолютно комфортно ходить по улицам. Полиция здесь работает совершенно здорово! Появляются как из-под земли и решают проблемы, не раз наблюдал. А в Риге, хоть я и жил там в центре, этого спокойствия не было, ночами мне было, мягко говоря, не комфортно ходить по улицам.

А минусы – это то, что я по друзьям скучаю.

«НЕМЦЫ — РАЗГИЛЬДЯИ»

Что меня раздражает в Германии, так это их поезда. Они безобразно работают, вопреки стереотипам! Выпадают из расписания, опаздывают и все такое. В этом смысле Латвия для Германии – пример. Тут – ужас. Если ехать с пересадками куда-то, иногда можно на день застрять в пути.

А еще они очень любят бастовать. Бастуют все, повально — начиная от тех же железнодорожников и городских транспортников и заканчивая авиакомпаниями и (внезапно) почтой. Так что, если ездишь на работу не на личном транспорте, будь готов к спонтанным сюрпризам. Хорошо хоть, что информация о забастовках всегда своевременно публикуется в печатных изданиях и на сайтах. Предвосхищая вопрос, отвечу сразу: бастуют за повышение зарплаты и уменьшение рабочих часов, что приезжему может показаться странным, ибо по нашим меркам — куда уж больше и куда уж меньше.

Я даже удивлен, что в Германии все хорошо с экономикой. Потому что в реальной жизни, в повседневных вещах немцы — страшные разгильдяи. Нам и не снилось. Даже в работе. То, что можно сделать за день, они растягивают на неделю, и в итоге процесс чрезмерно усложняется безо всяких на то причин.

Еще мне не нравится, что моя фамилия в немецком написании стала длинной и практически непроизносимой, после того как в паспортном отделе в Латвии к ней привинтили нашу злополучную «s» в соответствии с правилами латышского языка. Я даже сам запинаюсь, когда надо ее по буквам произнести. Если буду получать здесь гражданство, подумываю взять бабушкину фамилию – для немецкого уха она будет звучать понятнее.

Конкретно немецких друзей у меня нет вообще. Я дружу здесь с коллегами — русскими, голландцами, британцами. С немцами немного сложно. Несмотря на то, что они общительные, они одновременно с этим и отпугивают: они шумные и немного неотесанные, любят большие компании, интроверту среди них нелегко. С теми же голландцами проще. Они открытые, дружелюбные и с хорошим чувством юмора.

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ ВСЕХ

Если взять 100 человек моих знакомых, то уехало примерно человек 20 или 30 за последние 10 лет. А многие просто боятся что-то менять.

Уехали как раз люди, которые знали, что они могут там чего-то добиться, и они добились. То есть это далеко не чернорабочие. Хотя и для них здесь больше перспектив. Здесь перспектив больше для всех.

Моя девушка приехала через год после меня. Она востоковед по образованию. С такой квалификацией и без знания немецкого здесь, увы, вообще некуда было податься. Поэтому она год учила язык. И вот не так давно начала работать в кафе. Я могу сказать, что ее доход в кафе – выше средней зарплаты в Латвии. А порой и сильно выше, в зависимости от сезона. Такие специальности, как востоковедение или искусствоведение, в Латвии совершенно не нужны. Университеты хотят открывать новые программы, чтобы получать дополнительное финансирование. Поэтому существует много бестолковых специальностей. Моя девушка планирует поступать здесь в университет на юридический, получать местное образование.

Перебираться в другую страну не думал, но не исключаю этой возможности, если вынудят обстоятельства или подвернется какая-нибудь уж очень привлекательная работа. Я же домосед, я и сюда-то с трудом выбрался: тогда просто плюсы сильно перевесили минусы.

...Больше историй из жизни замечательных эмигрантов!

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латышские воины не участвовали в карательных операциях, они сражались на фронте против войск СССР. Против армии той страны, которая уничтожила независимость Латвии, осуществляла репрессии против её граждан и позже грозила Латвии новой оккупацией.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо