Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Латвийский рынок труда пребывает в структурном кризисе

Автор: Андрей Стариков

Латвийский рынок труда пребывает в структурном кризисе

20.02.2016  // Фото: getfoundquick.com

С момента окончания экономического кризиса 2008–2010 годов прошло уже более пяти лет. Латвийский рынок труда, однако, по-прежнему продолжает лихорадить. Кризис, как «санитар леса», должен был исправить несоответствие между спросом и предложением на трудовые ресурсы. Но этого не произошло. Латвийский рынок труда оказался болен хронически.

Латвийский рынок труда неоднократно отмечался экспертами как один из самых слабых в ЕС. Ещё в 2009 году ведущий американский экономический журнал Forbes в рамках собственного исследования констатировал, что меньше всего шансов найти работу у жителя Евросоюза, желающего трудоустроиться, имеется в Латвии. Литва и Эстония заняли третье и четвёртое места с конца. И, наверное, подобные нелестные оценки можно было бы списать на кризис 2008–2010 годов: страны Балтии сильнее других европейских держав ощутили на себе последствия экономических потрясений. Но кризис, если верить рулевым официальной Риги и других прибалтийских столиц, «успешно побеждён». Латвийский экс-премьер Валдис Домбровскис пишет пособие по преодолению экономических неурядиц и уезжает в Брюссель учить другие нерадивые страны затягивать пояса. 

Казалось бы, вот она – латвийская success story. Да только вот с рынком труда маленькой прибалтийской республики всё ещё что-то не так.

Латвия по-прежнему имеет самый высокий уровень безработицы в Балтии и один из наиболее высоких среди всех стран ЕС. «В декабре прошлого года уровень официальной безработицы в стране составил 10,2%. Это на 0,2% больше, чем было в ноябре, и на 0,1% больше, чем в декабре 2014 года», – свидетельствуют данные обзора Eurostat. Крайне тревожно обстоят дела с молодёжной занятостью: в возрастной группе до 25 лет процент активно ищущих работу за год увеличился с 17,4% до 18,2%. У соседей ситуация выглядит лучше: в Литве уровень безработицы в конце прошлого года достигал 8,5% (Вильнюсу удалось сократить показатели на целых 1,5%), в Эстонии – 6,5%.

Так в чём же, собственно, дело, ведь все те, кому не хватило рабочих мест в 2008–2010 годах вследствие сжатия экономики, успешно осели в Ирландии и Англии? На рынке труда «выбравшейся» из кризиса Латвии должен быть переизбыток предложений…

Корень нынешней проблемы, однако, вовсе не в отсутствии рабочих мест, но в самой структуре рынка труда: несоответствии спроса и предложения. И болезнь, к сожалению, имеет хронический характер.

Большое количество специалистов просто не может найти свою нишу. В Латвии (предположим) переизбыток юристов и врачей, а стране нужны (предположим ещё раз) инженеры и трактористы. Ситуацию обостряет диспропорция развития регионов: большинство открытых вакансий находится в столице, тогда как самый высокий уровень безработицы на юго-востоке страны, в Латгалии. «В стране невозможно найти квалифицированных сотрудников», – продолжают жаловаться работодатели. В это же время выпускники школ и вузов, отчаявшись найти работу на родине, продолжают бежать за рубеж.

«В Латвии работа есть, – доказывает экономист латвийского Центробанка Олег Красноперов. – Количество человеко-часов в пересчёте на одного жителя у нас больше, чем в той же Германии, где безработица в два раза меньше. У нас работает меньше людей, но те, кто имеет работу, трудятся очень много – сверхурочно и на нескольких предприятиях. Всё это указывает на преимущественно структурный характер латвийской безработицы», – заключает эксперт.

В отличие от циклической безработицы, которая зависит от стадий деловой активности и снижается банальным вливанием денег в экономику, структурная безработица является бичом для рулевых официальной Риги. Контрастируя с политическими рассказами об «истории успеха» и экономическом росте, проблема требует серьёзного комплексного решения. Простой делёжкой средств европейских программ ситуацию не исправишь.

Предлагаемые в том числе и столичным самоуправлением рецепты времён Великой депрессии, вроде организации финансируемых государством общественных работ, не подействуют. Сегодня от подобной практики, достаточно эффективно использовавшейся официальной Ригой в кризисные годы, мало толку.

Хронические болезни латвийского рынка труда имеют структурный характер. Следовательно, и лечить их нужно соответствующими методами – грамотной структурной политикой: созданием работающей государственной программы, направленной на устойчивый долгосрочный экономический рост и перестройку структуры народного хозяйства с поддержкой приоритетных отраслей. Необходимы сглаживание межрегиональных диспропорций, организация коммуникации между вузами и рынком труда. Такие масштабные реформы, однако, требуют воли государственных деятелей, ориентирующихся на следующее поколение. В Латвии же у руля в массе своей находятся лишь политические функционеры, ориентирующиеся исключительно на следующие выборы.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.