Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Фантомные боли министра Пабрикса: с кем воюет бывший дипломат?

Автор: Александр Носович

Фантомные боли министра Пабрикса: с кем воюет бывший дипломат?

09.09.2013  // Фото: http://rus.uk.itvnet.lv

Фобии, связанные с «русской угрозой» на поверку оказываются очень выгодным делом, на котором можно зарабатывать и финансово, и политически. Об этом свидетельствует публичная деятельность латвийского министра обороны Артиса Пабрикса, в заявлениях которого антироссийская риторика неизменно соседствует с призывами увеличить расходы на оборону. В результате реальные проблемы Латвии вытесняются из повестки дня фантомными болями, связанными с Россией и «советской оккупацией».

Резонансные высказывания министра обороны Артиса Пабрикса в последние месяцы стали неотъемлемой частью информационного пространства Латвийской республики. Редкая неделя обходится без новости о том, что общительный министр опять дал кому-то интервью с громкими цитатами о патриотизме, защите демократии и угрозе со стороны России. Причем эти заявления будут вне зависимости от того, какие вопросы задает интервьюер. Так, в последнем интервью Пабрикса изданию nra.lv министру обороны удалось ввернуть мантру «во всем виновата Россия» даже при обсуждении возможного участия Латвии в военной операции США в Сирии. «Похоже, в интересах России представить западные страны как можно в худшем свете, но хочу подчеркнуть, что кровопролитие и гражданская война это в такой же степени ответственность России», - заявил Пабрикс. Далее по тексту Россия оказалась виновата в кибератаках и использовании «мягкой силы».

Определившись с одним проклятым вопросом – «кто виноват?», министр Пабрикс еще четче отвечает на второй проклятый вопрос - «что делать?». Ответ очень простой – его ведомству нужно давать больше денег.

«В нашей стране на нужды обороны выделяется неполный процент ВВП, в Эстонии – 2%», - заявляет латвийский министр обороны с нескрываемой завистью к эстонским коллегам, которые сумели извлечь выгоду даже из истории с «бронзовым солдатом», выбив средства на Центр кибербезопасности НАТО в Таллине. С учетом недавних сообщений о найме в Эстонии «боевых хомяков» - «специалистов» по отстаиванию интересов США в русскоязычном интернете - получается практическое воплощение идеала Пабрикса: доступная и безопасная борьба с Россией под хорошее финансирование. Случайно ли латвийский министр обороны теперь намерен формировать киберроту из добровольцев-киберэкспертов?

Не оставляет равнодушным Пабрикса и другое достижение эстонского Министерства обороны: из средств ведомства в Эстонии выделили деньги на историко-патриотический фильм. Фильм будет называться «1944 год» и, по всей видимости, иметь незамысловатый посыл о «советской оккупации». «Я могу только мечтать о таких возможностях», - признался латвийский министр и вновь прозрачно намекнул, что в Эстонии бюджет министерства обороны в два раза больше, чем в Латвии.

В итоге вырисовывается оригинальная концепция политики безопасности Латвийской республики – «Доктрина Пабрикса», в основе которой лежат навязчивые идеи о «русской угрозе», на которых, по мнению министра, можно и нужно зарабатывать.

Впрочем, нельзя сказать, что министр обороны Латвии выступает исключительно с позиций жертвы – он все же нашел, чем нанести «империи» ответный удар. «Однозначно лучшим представителем мягкой силы в восточном направлении у нас является Раймонд Паулс. Он агент мягкой силы Латвии, он знает, как это дело делать», - признался латвийским журналистам Пабрикс.

«Агент Паулс» в ответ сравнил министра с комарами, которые кусаются, но не опасны. «Пусть поболтает, к этому нельзя серьезно относиться... Жаль, что это человек, который занимает пост, а болтает какую-то ерунду. Очевидно, у него начинается предвыборная истерика. Пусть успокоится. Он же связан с военными делами – следует серьезно думать о том, что ты говоришь!», - заявил легендарный композитор.

Приближение выборов, подмеченное Раймондом Паулсом, это еще один аспект «Доктрины Пабрикса»: на «русской угрозе» можно зарабатывать не только финансово, но и политически, получая помимо денег, еще и голоса на выборах. Собственно, в том числе и на эту ренту правящая элита Латвии живет во власти третье десятилетие провозглашенной независимости.

Другой вопрос - действительно ли подобная политика не опасна, как утверждает Маэстро? Фантомные боли «новой оккупации» требуют денег не только из фондов НАТО, но и из средств латвийского бюджета. Требования министерства обороны оказались на первом месте в списке приоритетов латвийского правительства при распределении бюджетных средств на 2014 год. В частности, на механизацию пехотной бригады НВС в 2014 году требуется 3,16 млн. латов, в 2015 году — 8,67 млн. латов, в 2016 году — 13,09 млн. латов; на развитие системы государственного воспитания молодежи — соответственно 229 913 латов и по 199 913 латов в 2015 и 2016 гг.; на укрепление Земессардзе — 1,44 млн. латов, 7,57 млн. латов и 6,98 млн. латов.

При этом ни одна из инициатив министерства здравоохранения Латвии в первую десятку приоритетов не вошла, а количество больниц в Латвии за последние пять лет сократилось вдвое. В рамках «антикризисной политики» социальные обязательства в Латвии последовательно урезаются. Это было бы уместно, если бы в Латвии были высокие зарплаты, однако латвийские зарплаты остаются одними из самых низких в Евросоюзе. Нерешенной проблемой Латвии остается сокращение численности населения: как в связи с эмиграцией, так и в связи с низкой рождаемостью и высокой смертностью. На культуру в проекте бюджета-2014 предусмотрено всего 3 миллиона латов, причем потратить их планируется на развитие «национальной идентичности, гражданской общественности и поддержки диаспор» (то есть, не на культуру).

Тот же Раймонд Паулс ранее очень критически высказывался о положении дел в сегодняшней Латвии: «Превращаемся в небольшое болото с протухшей водой. Провинция. В основе основ лежит то, чтобы дорваться до должностей». Приведенная статистика подтверждает обоснованность этого мнения.

Так в самом ли деле «фантомные боли», связанные с Россией и «советской оккупацией» неопасны, если в результате многократного произнесения заклинаний о «русской угрозе» расходы на оборону оказываются на первом месте в списке бюджетных приоритетов, в то время как половина больниц закрывается?

Есть и еще одна опасность, связанная с бесконечными латвийскими разговорами об «оккупации» - действительно актуальная повестка дня подменяется несуществующими проблемами. У того же Артиса Пабрикса сейчас много работы в сфере своих непосредственных полномочий. Например, определить оптимальное место Латвии между молотом США и сирийской наковальней. Вместо этого латвийский министр обороны рассуждает о «мягкой силе» Раймонда Паулса и финансировании историко-патриотических фильмов про «оккупацию». 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.