Экономика Экономика

Михаил Хазин о странах Балтии: «Одни из хора дармоедов Вост. Европы»

Источник изображения: http://www.format-a3.ru/img/events/eadd1252.jpg
  8559 0  

На прошедшем 27 июня в Калининграде круглом столе, посвященном председательству Литвы в Евросоюзе, помимо конкретных вопросов, посвященных грядущему полугодию, когда Литва будет формальным лидером ЕС, затрагивались и общие вопросы сегодняшнего состояния и перспектив развития Европы. Интервью на эту тему порталу RuBALTIC.Ru дал российский экономист, президент компании экспертного консультирования «НЕОКОН» Михаил ХАЗИН:

- Михаил Леонидович, сегодня много говорилось о том, что сейчас собой представляет Европейский союз. Как Вы относитесь к утверждению, что по своей экономической сути ЕС – это толерантный и политкорректный четвертый Рейх, то есть институциональная основа развития немецкой экономики?

- Нет, я с этим не согласен. Дело в том, что американцы, англичане, американские сателлиты в Восточной Европе делают все, чтобы четвертого Рейха не было. Потому что, если он возникнет, то они немцев уже не удержат. В этом вся проблема: здесь идет очень отчаянная схватка, потому что немцев они выхолостили очень сильно, но все-таки не до конца. И они прекрасно понимают, что если в Германии сейчас начнется подъем, то ситуация в Европе может пойти по самому неконтролируемому варианту.

США и их сателлиты боятся упустить Германию, и по этой причине задача ЕС на самом деле состоит в следующем: заставить немцев не просто платить за все, но еще и платить так, чтобы это было неконструктивно.

То есть иными словами: «Вместо того чтобы заниматься собственным развитием, построением некой конструкции, вы, немцы, просто давайте деньги, чтобы народ это прожирал».

- Я так понимаю, что страны Балтии, с Вашей точки зрения, относятся к американским сателлитам. Есть ли у них своя особая роль в описанном вами процессе?

- Стран Балтии не существует, они никому не интересны. Геополитически их нет. Они сами для себя создали такую ситуацию, когда сознательно отказались от субъектности в региональной политике. И кому они теперь нужны, кто их выделяет из общего хора восточноевропейских дармоедов?

- Вы говорили, что в Евросоюзе скоро начнется системный кризис, не только экономический, но и социальный, политический, военный. Когда он начнется?

- Он уже начался. Ну, посмотрите сами!

- Хорошо, когда он перейдет в острую фазу?

- Это сложный вопрос, но я  сомневаюсь, что ЕС хотя бы два года еще протянет. Судя по некоторым деталям: по финансам, по истерикам неким, у них уже через год-полтора начнутся ярко выраженные сильные проблемы.

- Перейдем к вопросу о возможном расширении ЕС. Выгодна ли европейская интеграция успешной, стремительно развивающейся экономике, как, например, турецкая – ведь Турция уже полвека хочет в ЕС?

- Турция на самом деле давно уже туда не хочет. После прихода к власти Эрдогана евроинтеграция Турции – это ширма для местного «креативного класса».

- Эрдоган возрождает Оттоманскую Порту?

- Нет, проект Оттоманской Порты тоже уже провалился. Дело в том, что проект Османской империи был возможен только тогда, когда Турция захватывала области активного ислама. Проблема в том, что активный ислам, политический ислам, категорически не устраивает идея Османской империи. Почему? Дело в том, что Османская империя была примерно такой же конструкцией, как Российская империя. Там было министерство ислама, и устроено все было так, что теоретически главой этого министерства мог быть и не мусульманин. Потому что это же министерство: назначили клерка министром, он руководит, а под ним все эти муллы.

Политический ислам поэтому категорически не хочет Османской империи, он хочет исламских государств, и это реальная, жуткая проблема.

При этом Турция уже не может жить в рамках своих границ, она геополитически должна уже за них выходить. И в этой ситуации единственный вариант – это Таможенный союз.

- С нами?

- А с кем еще?

Я просто знаю одного человека из системы Таможенного союза, которому еще полтора года назад Эрдоган сказал в разговоре: «Ты можешь поговорить с российским руководством о том, как Турция может начать движение в сторону Таможенного союза?».

- Тут мы выходим на тему мук интеграционного выбора Украины, потому что если Турция вступает в Таможенный союз…

- То Украине ничего другого и не остается. Она в него не просто вступает, а ей пишут условия, она под ними подписывается и уже не одну букву не может от себя внести.

- Но ведь Турция – член НАТО, она входит в сферу влияния США, а мы о Таможенном союзе и Украине говорим еще и в геополитическом контексте.

- Это вопрос сложный. Соединенные Штаты Америки пять лет назад, Соединенные Штаты Америки сегодня и Соединенные Штаты Америки через пять лет – это три большие разницы. Сейчас у Америки нет единой мировой политики. Десять лет назад невозможно было себе представить, что смена министра ведет к радикальной смене внешней политики. А сейчас ушла Клинтон, пришел Кэрри – радикальная смена внешней политики! Раньше все-таки была единая линия вне зависимости от смен политиков. Сейчас политика резко меняется даже не от смены первого лица – от смены главы Госдепартамента.

- Прошлой осенью я слышал мнение, что если на президентских выборах победят республиканцы, то внешней политикой США станет изоляционизм: американцы уйдут с Ближнего Востока, из Украины…

- Они уже ушли. Украину американцы отдали нам, только Евросоюз теперь за нее борется.    

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up