Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

После бала: полюбить Латвию такой, какая она есть?

Автор: Александр Носович

После бала: полюбить Латвию такой,  какая она есть?

19.11.2013  // Фото: www.talsi.lv

Празднование очередного дня провозглашения независимости Латвии обошлось без громких слов о достижениях страны. Напротив, накануне национального дня рождения лидеры общественного мнения высказывали довольно критические замечания о состоянии дел в сегодняшней Латвии, а спикер Сейма Солвита Аболтиня призвала любить Латвию «такой, какая она есть».

Свой 95-й день рождения Латвия отметила с подобающим размахом. Были концерты, торжественные речи, военный парад и праздничный салют на Рижской набережной. Неотъемлемая часть любого национального праздника – разговоры о патриотизме и достижениях любимой родины. Но в Латвии 18 ноября 2013 года о достижениях особо не говорили, а слова про любовь к Родине звучали как косвенное признание существующих проблем.

Например, спикер Сейма Солвита Аболтиня («Единство») на торжественном праздничном заседании латвийского парламента произнесла довольно странную речь. «Латвия — это конкретное государство, и его патриоты тоже должны быть конкретными. Мы не можем любить абстрактную Латвию в будущем или прошлом. Нам надо любить сегодняшнюю Латвию такой, какая она есть, и какой способна быть», — заявила г-жа спикер.

Удивительна логика г-жи Аболтини: сначала «мы не можем любить абстрактную Латвию в будущем» и тут же предложение любить Латвию такой, «какой она способна быть». Как одно с другим состыкуется? И что значит любить Латвию, «какой она способна быть»? Любить мечту об идеальной Латвии? Веру в светлое будущее? Предвыборные обещания?

В любом случае последняя оговорка спикера Сейма только усиливает эффект, создающийся от ее речи – в Латвии не все прекрасно и безоблачно, но и такую Латвию тоже надо любить. Почти как по Гоголю: полюбите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит.

Безусловно, конкретную, сегодняшнюю Латвию есть за что любить, и жители и гости Латвии охотно ее любят. Кто же не любит Старую Ригу, и Сигулду, и Юрмалу тоже? Но в устах правящего политика предложение «любить сегодняшнюю Латвию такой, какой она есть» означает призыв любить и то, что народ в сегодняшней Латвии явно не любит. Что же призывает полюбить Солвита Аболтиня?

Во-первых, полюбить надо общее социально-экономическое положение в стране – а судя по социологии, в Латвии это делать отказываются. Последний опрос DNB в рамках проекта «Латвийский барометр» показал, что жители Латвии снова впали в пессимизм: ухудшилось большинство индикаторов, характеризующих развитие государства и его экономики, в том числе и оценка населением своей материальной ситуации. В сентябре 2013 года 56% респондентов считали, что ситуация в Латвии развивается в неправильном направлении, 57% опрошенных критически отзывались о нынешнем экономическом положении, 40% считали материальное положение своих семей плохим, 67% были уверены, что в стране нельзя найти хорошую работу.

Трудно обвинить жителей Латвии в пораженчестве – на их стороне статистика Eurostat.

По уровню жизни Латвия на предпоследнем месте в Евросоюзе – 30,9% населения живет за чертой бедности. В 2009 году за чертой бедности жили 21,9% населения, значит, за четыре года успешной борьбы правительства Домбровскиса с кризисом бедных стало в полтора раза больше.

Это произошло не в абстрактной, а в совершенно конкретной Латвии, и «конкретные патриоты» должны это конкретно полюбить!

Во-вторых, они должны полюбить и латвийское правительство, работа которого приносит такие плоды. С этим тоже пока сложно: 75% латвийцев по сентябрьскому опросу «Латвийского барометра» недовольны работой правительства. Впрочем, премьер-министру Домбровскису не привыкать – ниже 70% отрицательное отношение к его правительству не опускалось никогда, в отдельные периоды доходя до 94%.

Несмотря на все построенные в Латвии демократические институты этот беспрецедентный кризис доверия не мешает Валдису Домбровскису и партии «Единство» сохранять власть рекордно долгое время. «Политики в Латвии привыкли, что они могут делать, что угодно и как угодно. И люди молча это принимают», — заявила накануне национального праздника экс-спикер Сейма, политолог Илга Крейтусе, добавив, что латыши голосуют ногами — уезжают из страны, как это происходило в 19-м веке.

Но и такую политическую систему, в которой не работает политическое представительство и обратная связь «слуг народа» с «источником власти», тоже надо полюбить.

Латвийскому патриоту вообще следует поработать над собой и учиться любить латвийскую политику, как герой Оруэлла учился любить Большого Брата. Не только как систему, но и как процесс, повестку дня и основные темы, которые в Латвии, и в самом деле, на любителя.

Например, сейчас в Латвии главная обсуждаемая тема – преамбула к Конституции: можно ли трактовать выражение «народ Латвии» в значении «латышский народ»? Из страны эмигрировал каждый шестой, уровень бедности за четыре года вырос в полтора раза, а политики спорят до хрипоты брито или стрижено. Допустим, стрижено: всё, согласились с этим и громко вслух сказали. Депопуляция населения остановилась?

Еще одна черта латвийской политики, которую трудно полюбить без тяжелой внутренней работы, это подмена реальности фантомами, которыми следует гордиться, даже если не понятно, о чем речь. Во всем мире «экономическое чудо» - это скачкообразный рост производства, порождающий соответствующий рост благосостояния и, как следствие, социальный оптимизм в обществе. Латвийское «экономическое чудо», также известное как «история успеха» Домбровскиса - это соответствие статистики Маастрихтским критериям.

На этом разительном несоответствии реальной жизни с правительственными реляциями уже останавливаются люди, далекие, казалось бы, от приземленных материй нашего грешного мира.

Архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Латвии Янис Ванагс, выступая на праздничном богослужении в Домском соборе, заявил, что после введения евро целью государства должна быть сама Латвия и ее народ, а не критерии и проценты. «Хотелось бы надеяться, что будущие планы мы будем выражать другими словами. Например, добиться, чтобы пожилые люди были спокойны за свою старость», - сказал глава латвийских лютеран.

И, наконец, the last but not the least черта современной Латвии, которую могут любить только социопаты – это национализм. Последовательное разыгрывание этнической карты, межэтническая разобщенность как «философский камень», дающий вечную жизнь на вершине власти, если уметь им пользоваться.

Так же уверенно, как то, что весной распустятся почки на деревьях, а осенью перелетные птицы улетят на юг, можно предсказать, что в Латвии весной и осенью кто-нибудь в очередной раз предложит снести Памятник Освободителям Риги. Русскоязычная община в очередной раз дружно возмутится, радикально настроенные латыши инициативу радостно поддержат, умеренные будут говорить о терпимости – в общем, все будут очень довольны.

Еще, конечно, необходимо методично вспоминать о советской символике, раз от раза поднимать тему «оккупации», рассуждать об угрозе со стороны России, регулярно проводить факельные шествия и чтить память латышского легиона СС.

Однако вчерашнее празднование национального дня рождения дает основание для робкого оптимизма: похоже, этническая карта перестает быть респектабельной для ведущих латышских деятелей.

В своей проповеди в Домском соборе Янис Ванагс напомнил о том, что латыши в Латвии — не одни. Рядом с ними есть много умных, трудолюбивых, интеллигентных русских, белорусов, армян и других людей. «Взаимные разногласия надо преодолевать за счет общих ценностей», - сказал архиепископ. Президент страны Андрис Берзиньш в праздничном обращении к народу у статуи Свободы призвал Латвию не отгораживаться от внешнего мира забором. «Хотя латыш — это хуторянин, я призываю не строить забор вокруг Латвии ни в делах, ни в мыслях, ведь это будет лишь мнимая защита. Так мы не станем ни сильнее, ни мудрее, ни богаче», - заявил президент.

Если все эти замечательные слова из приятных прецедентов станут нормой, будут определять политический дискурс, повестку дня и реальную политику, то это можно будет полюбить без всяких внутренних усилий над собой. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.