Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Поздно пить Боржоми: почему Латвия продолжает вымирать?

Автор: Сергей Рекеда

Поздно пить Боржоми: почему Латвия продолжает вымирать?

19.12.2013  // Фото: www.docstoc.com

Последние данные Центрального статистического управления Латвии указывают на одно – страна стремительно вымирает. Само по себе это уже даже и не новость. Здесь важнее то, что не меняется общая демографическая тенденция, превратившаяся в устойчивый тренд, в то время как эксперты предупреждают – Латвия проходит точку невозврата.

Латвия, безусловно, не осталась в стороне от демографической катастрофы, которая настигла все постсоветское пространство после 1991 г. Согласно статистике Всемирного банка, один из последних годов советского периода - 1987 г. – стал последним же годом роста рождаемости в стране. Коэффициент суммарной рождаемости (характеризует количество новорожденных, которое приходится на одну женщину) достиг дна к 1998 г., сократившись в два раза – с 2,15 до 1,09. Тенденция вполне понятна: создание семьи, рождение и воспитание детей – слишком дорогое удовольствие в условиях социально-экономического перелома и политических потрясений, когда сложно спланировать даже ближайшую финансовую неделю или месяц. Дальнейшая стабилизация ситуации в стране и рост благосостояния теоретически должны были сломать негативную тенденцию и постепенно вернуть демографическую ситуацию в Латвии в норму.

Однако все новые статистические данные упорно демонстрируют, что Латвия не только «уезжает», но и планомерно вымирает.

Свежая информация Центрального статистического управления говорит о том, что 2013 г. станет очередным демографически провальным годом: смертность в Латвии уверенно преобладает над рождаемостью, не оставляя последней никаких шансов. За январь-ноябрь текущего года в стране родилось 18800 детей, а умерло 26 545 человек, то есть население сократилось (помимо эмиграции) минимум почти на 8 тысяч человек. Не стоит между тем забывать, что это официальная, то есть весьма «оптимистичная» статистика и, например, учитывает количество новорожденных, появившихся на свет в эмиграции, и которые, быть может, даже не свяжут свою жизнь с родиной родителей. Подобная печальная картина характерна для всего постсоветского периода развития Латвии.

Коренным образом повлиять на данную ситуацию неспособны и традиционные «стимуляторы» рождаемости в виде системы социальной поддержи, включающей «мамочкины зарплаты», единовременные выплаты при рождении ребенка и т.п. В Латвии также предусмотрены соответствующие выплаты: пособие в связи с рождением ребенка (296 латов/ ок.19100 руб.) и пособие по уходу за ребенком до двух лет (от 30 до 100 лат/ от 1940 до 6500 руб.). Суммы, безусловно, невелики (одни из самых низких в ЕС), однако невелика и политическая воля для повышения финансирования данных статей бюджета. «Рост рождаемости через пособия — не моя религия», - очертила свое политическое кредо на посту министра благосостояния в августе этого года в интервью BNS Илзе Винкеле. Президент Берзиньш, который, как показывают текущие события, способен на собственную политическую позицию, независимую от мнения правящего «Единства», также считает, что корень проблемы вовсе не в финансовой поддержке молодых семей – ранее он даже заявлял, что «рождение детей ради получения пособий приводит к деградации истинного смысла семьи».

Политическая целесообразность данной позиции руководства Латвии, конечно же, весьма прозрачна: раз пособия не влияют на рождаемость, значит, не стоит и увеличивать в бюджете и данную статью расходов. Однако есть в подобных высказываниях политиков и известная доля манипуляции.

«Было бы хорошо, если бы рождаемость увеличивалась в связи с общей нормализацией жизни в Латвии. Для этого молодые родители должны чувствовать себя уверенно», - заявила в том же интервью BNS Ильзе Винкеле. Слова министра фактически повторяет и президент Берзиньш, заявляя, что для решения демографических проблем в Латвии нужны не только материальные стимулы, но и восстановление доверия к государству, политическая и экономическая стабильность, а также новые рабочие места.

В итоге, отказывая в необходимости повышения финансирования социальных пособий, латвийские политики все же признают фундаментальную причину 20-летней демографической катастрофы – неэффективность выстроенной за эти годы социально-экономической модели Латвии. Данная модель выстраивалась под цели форсированной евроинтеграции страны. После вступления в ЕС основной политической и экономической целью стало введение евро.

Соответственно императивом экономического развития была жесткая фискальная политика, стремление соответствовать «маастрихтским критериям» и прочим европейским «статистическим планам», выполнение которых вовсе не связано, а иногда прямо противоположно целям достижения «нормализации жизни», «политической и экономической стабильности» и прочим необходимым условиям изменения демографических тенденций.

И именно «феноменальная история успеха» Домбровскиса по борьбе с кризисом – лучшая тому иллюстрация. В случае реального оздоровления экономики эта «success story» должна была заложить основы для улучшения демографической обстановки в стране. Но именно годы «успешной борьбы» г-на Домбровскиса с кризисом ознаменованы крупнейшим после 1988-1998 гг. спадом уровня рождаемости в стране, который сейчас восстанавливается минимальными темпами.

Но может быть эти минимальные улучшения все же способны в перспективе перерасти в реальный успех?

Опять же ответ будет весьма пессимистичен, даже если прибегнуть к данным и оценкам официальных государственных источников. В середине 2012 г. Министерство экономики Латвии выступило с прогнозом, что численность населения Латвии в среднесрочной и долгосрочной перспективе продолжит сокращаться. В связи с этим эксперты ведомства призвали срочно начать стимулировать рождаемость до 2013 г., так как именно с этого года станет нарастать эхо демографической ямы 1990-х гг. - число женщин в возрастной группе от 25 до 29 лет будет постепенно снижаться. Соответственно, основной причиной сокращения численности населения станет его старение, что приведет к дальнейшему росту разницы между рождаемостью и смертностью. Были ли к концу 2013 г. предприняты заметные меры, чтобы предотвратить данный сценарий?

Более того – согласно, подготовленному в этом году Латвией доклада о выполнении Конвенции ООН о соблюдении прав ребенка, латвийские женщины до 29 лет и не спешат рожать детей: средний возраст в Латвии, в котором женщины впервые рожают ребенка – 29,1 года и имеет тенденцию к повышению.

Все эти тенденции говорят о том, что 2014 г. станет вехой для Латвии. В этот год даже официальная численность населения страны упадет ниже показателя в 2 млн человек. И если социально-экономический курс страны с опорой на фискальные приоритеты ЕС будет продолжен, то демографическая ситуация в Латвии довольно скоро пройдет точку невозврата.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.