Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Суббота
25 Марта 2017

«Восточное партнерство» и евроинтеграция: вместе или вместо?

Автор: Александр Носович

«Восточное партнерство» и евроинтеграция: вместе или вместо?

27.03.2013  // Фото: www.images.europaemail.net

В Варшаве 25-27 марта проходит встреча парламентских делегаций Польши, Литвы и Украины. Глава литовской делегации, спикер Сейма Видас Гедвилис представил на межпарламентской ассамблее приоритеты грядущего председательства Литвы в ЕС, среди которых и «Восточное партнерство». О европейской интеграции Украины литовские политики говорят еще увереннее, чем украинские, настолько им хочется, приведя в ЕС новых членов, самим избавиться от статуса «новичков».

Отношение к «Восточному партнерству» существенно различается у всех интересующихся проектом сторон. У европейских чиновников эту программу принято ставить в пример успешной политики ЕС в восточном пограничье. В России к этой программе относятся настороженно, поскольку ее фундаментальная основа – отношения ЕС со странами постсоветского пространства за минусом России: тесная историческая связь стран СНГ с Россией, таким образом, игнорируется, а отношения РФ и ЕС искусственным образом отделяются от контактов Брюсселя с другими странами постсоветского пространства.

В самих странах «Восточного партнерства» противоречивое отношение к программе: о ней там говорят как о ступеньке на пути к евроинтеграции и очень болезненно воспринимают любые намеки, что эта программа – замена полноценному членству в ЕС, предлагаемая им Брюсселем.

На самом деле подобные намеки имеют под собой основания. После начавшегося с греческих проблем 2010 года и не утихающего до сих пор долгового кризиса, в Евросоюзе все чаще подвергают сомнению целесообразность последнего большого расширения ЕС в 2004 году, когда в его состав вошли территории на порядок беднее стран т.н. Старой Европы. В этих условиях перспективы скорого вхождения в состав ЕС постсоветских государств выглядят откровенной фантастикой.

Европейская политика соседства, возникшая в 2004 году, изначально могла считаться «подготовительным классом» для претендующих на вступление в Евросоюз постсоветских государств. Связано это было даже не столько с социально-экономическим оптимизмом в Европейском союзе, сколько с положением дел в претендующих на вступление странах СНГ.

Украина в середине 2000-х годов носила звание «инвестиционного рая»: ВВП страны рос по 13% в год, был введен режим благоприятствования инвестициям иностранного бизнеса. Кроме того, «оранжевая революция» 2004 года выдала новой власти огромный кредит на реформы от населения. Вместо этого новые лидеры сами занялись коррупцией, а увлекшись процессом, перессорились друг с другом. Рост экономики сменился ее стремительным падением, и в итоге Украина оказалась одной из наиболее пострадавших от кризиса 2008-2009 годов стран мира.

В Грузии в середине прошлого десятилетия также наблюдался устойчивый экономический рост и рост социального благополучия. Более того, грузинским прозападным властям удалось осуществить ряд успешных либеральных реформ в государственном секторе. Однако для Европы возможность интеграции Грузии в ЕС со временем обернулась перспективой получить в своем составе вторую Югославию, также разваливающуюся на куски от этнических конфликтов и регионального сепаратизма. Администрация Саакашвили эту ситуацию не только не исправила, но и усугубила войной в Южной Осетии. Точно так же евроинтеграция Молдовы сопряжена у Брюсселя с опасностью получить в придачу проблему непризнанного Приднестровья. А включив в свой состав Азербайджан с Арменией, ЕС получит в качестве «бонуса»…Нагорный Карабах.

Дальнейшее расширение европейской интеграции становится невозможным не только из-за внутренних проблем Евросоюза, но и потому что страны, претендующие на членство в ЕС, утрачивают для него всякую привлекательность.

Одно дело рассматривать включение в свой состав стремительно развивающейся Украины – лидера экономического роста, обогнавшего Китай, и совсем другое дело - неуклонно деградирующая Украина, стремящаяся в ЕС с явным прицелом на его структурные фонды для дотационных членов.

Учреждение в 2009 году «Восточного партнерства» можно считать центральным элементом новой европейской дипломатии в восточном пограничье, когда политика соседства из средства превращается в цель: странам СНГ теперь предлагается быть не в Европе, а с Европой.

Для этого используются такие инструменты, как договор об Ассоциации с созданием Зоны свободной торговли, упрощенный визовый режим и то же «Восточное партнерство». Эти инициативы могут рассматриваться как ступеньки к полноценной интеграции, но звучит это наивно: скорее это псевдоинтеграция, половинчатая интеграция с ЕС, изящный способ, с одной стороны, создать буфер между Россией и ЕС, с другой стороны – не принимать в свой состав новых «нахлебников».

Характерно различное отношение к этой программе у ее инициаторов и руководства стран, на которые эта программа направлена. Для европейских чиновников «Восточное партнерство» немыслимо без политической, шире – публично-правовой составляющей, включающей в себя административные реформы, борьбу с коррупцией, поддержку гражданского общества и независимых СМИ, развитие демократических институтов. На программы, связанные с институциональным развитием и проведением реформ, странам «Восточного партнерства» было выделено 175 миллионов евро на 2011-2013 годы (для сравнения: на программы социально-экономического развития на тот же период – 75 миллионов евро).

Лидеры стран «Восточного партнерства» такие предложения встречают без энтузиазма: для них сотрудничество с европейцами в этих сферах сводится к посягательству на свой суверенитет (примечательно, что как раз сейчас, во время обсуждения Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» в Украину под благовидными предлогами не пускают группу финансовых ревизоров ЕС). Для постсоветских республик «Восточное партнерство» - это способ получить финансирование от Евросоюза, что не может не настораживать Брюссель: страны, претендующие на членство в ЕС, уже заранее ведут себя как дотационные члены.

Так выглядит ситуация в общем. При рассмотрении частностей у «Восточного партнерства» обнаруживается еще одна заинтересованная этим проектом сторона. Это так называемая «Новая Европа», прежде всего, Польша и страны Балтии. Польша в 2009 году была инициатором «Восточного партнерства» и активно продвигала его в Евросоюзе. Сейчас инициативу в продвижении программы пытается перехватить Литва, намереваясь использовать свое председательство в ЕС для придания «Восточному партнерству» «второго дыхания». Закономерно возникает вопрос: зачем им это надо?

Если все шесть стран «Восточного партнерства» вдруг вступят в ЕС, чего так упорно добивается литовская дипломатия, то что будет с европейскими структурными фондами? Там и так не хватает денег для удовлетворения аппетитов дотационных государств (к которым, кстати, относится и Литва). А если членом ЕС станет 45-миллионная Украина?

Ответ здесь определяется не столько трезвым экономическим расчетом, сколько местными политическими реалиями. Во-первых, «Восточное партнерство» для литовской элиты хорошо тем, что плохо для России: в Москве проект вызывает неприятие, значит можно действовать по принципу «жабу готов проглотить, лишь бы врагу насолить». Во-вторых, страны Балтии до сих пор остаются в Евросоюзе за «новичков»: ими вполне может двигать соображение, что после присоединения к ЕС Украины и Молдовы Брюсселю придется хлебнуть с ними столько горя, что прибалты на этом фоне станут, наконец, выглядеть успешными старожилами Европейского союза... 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

Игналинская атомная электростанция

Игналинская атомная электростанция

О размахе строительства первой очереди можно судить по следующим цифрам и фактам: построено 50 километров железных и 142 километра автомобильных дорог, уложено 76,5 тысяч тонн арматуры, залито 999 тысяч кубометров монолитного бетона, выполнено 57,5 тысяч кубометров каменной кладки.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо