Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Эксперт: "энергетическая безопасность" приведет к обеднению стран Балтии

Эксперт: "энергетическая безопасность" приведет к обеднению стран Балтии

06.03.2013  // Фото: novostienergetiki.ru

Цель оправдывает средства – именно этот принцип лежит в основе стремления Балтийских стран интегрироваться в Европу не только политически, но и энергетически. Главным движущим мотивом энергопроектов здесь, как ни парадоксально, являет политика, а потому неизбежно вступает в противоречие с экономическими интересами бизнеса и общества. О том, почему балтийские страны не могут себе позволить энергетические стратегии возможные в США, к чему ведет искусственный разрыв экономического сотрудничества балтийских республик с Россией, и что мешает этим странам решать проблемы совместно в интервью главному редактору портала Baltic-Course.com Ольге Павук рассказал президент Itera Latvija (первая частная компания Латвии, занимающаяся торговлей природным газом в странах Балтии) Юрис САВИЦКИС:

 Сланцевый газ: политический демпинг?

 - Уже говорят о возможных поставках СПГ в Европу из Америки, о том, что в  пятилетней перспективе сланцевый газ может стать серьезным конкурентом Газпрому в Европе…

 Мнения ученых и экспертов по вопросу использования сланцевого газа в мире разделись примерно 50 на 50.  Технологии такие есть. Сланцевый газ есть. Добывать его можно. Вопрос в другом: где и сколько это стоит. И каковы последствия от добычи этого газа. Сегодня понятно, что на больших свободных пространствах, где имеются залежи сланцевого газа, таких как в Америке, это делать можно без относительных последствий для экологии. На сравнительно небольших, плотно заселенных территориях, таких, как Латвия, Германия, Польша или Франция, — разрабатывать залежи нецелесообразно. Пока технология добычи сланцевого газа  считается грязной, избежать загрязнения грунтовых вод сложно, а это прямой вред экологии, прежде всего для потребителей питьевой воды. Однако вопрос не только в экологии, но и в возможных появлениях оползней в местах добычи, как говорят специалисты, могут даже привести к землетрясениям. Эти моменты пока мало изучены.

Теперь о цене газа. Почти на 100% уверен, что сланцевый газ дороже консервативного. Относительная дешевизна сланцевого газа в США связана с механизмом поддержки через   скрытое государственное субсидирование технологий его производства и доставки. Американцы богатые и могут себе позволить пользоваться дорогим газом через его субсидирование. Делается это американцами, чтобы завоевать новые рынки, используя технологию т.н. политического демпинга: сначала цена снижается, а после занятия места на газовом рынке, поднимается. Конечно, делается это для того, чтобы потеснить Россию.

 Что касается разработок сланцевого газа в Европе, то Франция, к примеру, запретила его добычу на своей территории. В Германии, несмотря на сильное «зеленое» движение, благодаря дружбе комиссара ЕС по энергетике Гюнтера Эттингера с немецким министром экономики Филиппом Реслером, считают, что надо делать все возможное, чтобы снизить зависимость от импортного газа. В Польше в вопросах добычи сланцевого газа сильно сказывается влияние американской политики, направленное на отрыв от России. Ни для кого не секрет, что дружба Польши с США основана на непростых польско-российских отношениях. Через Польшу происходит влияние США на все постсоветское пространство.  Что касается меня, то я польские инициативы по сланцевому газу не поддерживаю — Польша не такая большая страна, где стоит производить этот газ.

Но, даже не поддерживая польские разработки по сланцевому газу, следует признать, что его производство и потребление в США приводит к перераспределению европейской политики по газу и всего мирового газового рынка. Пока американцы производят сланцевый газ для внутреннего потребления, но известно, что в США уже строят несколько новых терминалов СПГ, перестраивают терминалы по приему сжиженного газа на терминалы для его вывоза. То есть это политика долгосрочная. А рынки для сланцевого газа американцы найдут — те же Китай, Япония. Удешевление из-за сланцевой добычи консервативного газа  приводит к тому, что американские производители последнего терпят убытки, что далее приводит к банкротствам, люди остаются без работы. Потребители в Америке все чаще выбирают более дешевый из-за субсидий сланцевый газ.

В то же время, не думаю, что сланцевый газ в значительной степени снизит потребление в Европе природного российского и катарского газа. Добыча более дешевого сланцевого газа в США по времени совпала с мировым кризисом, когда энергопотребление принципиально снизилось, что на руку продавцам сланцевого газа. До кризиса ежегодный рост потребления газа и электроэнергии составлял 3—5% . Но кризис закончится, и можно ожидать, что сланцевый газ займет в европейском потреблении не более 10—15%. Что ни для кого не страшно.

Терминал СПГ в Балтии: быть или не быть

- Великобритания хочет построить газопровод, чтобы уменьшить зависимость от сжиженного газа, а наши страны (и не только Балтийские, но и Польша, Украина) хотят строить СПГ, чтобы увеличить зависимость от него. Как вы можете объяснить этот феномен?

Особого противоречия здесь нет. Начнем с того, что каждая страна должна заботиться о том, чтобы обеспечить энергетическое потребление, пути и поставки из разных источников. С точки зрения диверсификации поставок это правильно, и Британия вписывается в эту модель.

В одной из стран Балтии построить терминал СПГ Евросоюз рекомендует по той же причине, чтобы мы получали не только трубный, но и сжиженный газ разными путями доставки. Идея хорошая! Вопрос в том, сколько такой проект будет стоить, и кто будет его оплачивать. Ясно, что СПГ в Европе будет дороже консервативного трубного газа, это подтверждает и Эттингер, но успокаивая, что в будущем цены упадут. В этом-то и противоречие,  Европа хочет получать более дешевый газ, призывая к строительству терминалов СПГ, причем  через закон обязательной закупки, т.е. если даже газ через СПГ будет дороже, вы должны будете его покупать. Возникнет вопрос, почему население должно покупать более дорогой газ, чем тот, который идет по трубопроводу.

Неизбежно начнутся судебные разбирательства по поводу госзакупок более дорогого газа. Аргумент, что увеличивается безопасность, здесь не сработает.

И хотят ли  такую безопасность оплачивать потребители — население и промышленность… Понятно, что это политическое решение, которое ведет к еще большему обеднению населения, снижению конкурентоспособности производства. Но, похоже, это никого не интересует.

Если же говорить о строительстве общего терминала СПГ в Рижском порту, то  Латвия лучшее место на Балтике.

Но предлагается отчасти политическое решение, для которого в ЕС придумали аргумент: терминал надо строить в Финляндии, так как там самый большой из четырех стран (Латвия, Литва, Эстония и Финляндия) рынок потребления — около 5 млрд. кубометров газа, примерно столько же, сколько три Балтийских страны потребляют вместе взятые (около 6 млрд. кубометров). ЕС готов частично дать деньги на этот проект, считая, что может принимать решение, где будет строиться терминал СПГ.

От первоначальных рекомендаций строить его в Латвии через лоббистов постепенно разговоры перешли к Эстонии, а затем к Финляндии.

По принципу — кто пролоббировал, тот и прав. Эстонское и финское лобби в ЕС оказалось более сильным. А политико-экономические аргументы всегда можно подогнать.

Хотя никто не доказал, что правильнее в этом выборе — наличие Инчукалнского подземного газохранилища, обслуживающего все Прибалтийские страны, или больший рынок потребления в Финляндии. Опять политика идет впереди экономики.

В III энергетическом пакете ЕС рекомендовано, что в случае появления нескольких поставщиков энергии, вы обязаны выполнить рекомендацию Евросоюза по отчуждению собственников от сети. Латвия Литва и Эстония, могут не выполнять эту рекомендацию ЕС, потому что они получают газ только из России. Но все страны пытаются провести в жизнь рекомендации по принципу —  только без Газпрома.  Хотя на самом деле, ни Эстония, ни Финляндия, ни Латвия, ни Литва никогда не страдали от того, что получают газ из России. И цены были всегда соизмеримыми. Фактически все направлено против Газпрома.  И поэтому энергетическая безопасность используется как аргумент. 

Скажу так: даже если сделать соединение через Польшу и подключить страны Балтии к западной газовой распределительной системе, то не придется тратить деньги на терминал СПГ. Почему не надо тратить деньги — потому, что тогда выполняется условие, требуемое III энергетическим пакетом, что Латвия, Литва и Эстония не является «островом» по поставке газа, а получает его из двух мест, то есть страны Балтии обязаны ввести III энергопакет, отчудить собственника, то есть Газпром, от активов в Прибалтийских странах. Такова цель этого энергопакета ЕС в Прибалтике.

Но почему бы не строить терминал СПГ, не поставлять газ из России, не конкурировать на равных, к чему обычно призывает Европа. Ведь именно конкуренция должна вести к тому, чтобы потребитель получал газ по низшим ценам, а не по более высоким — во имя так называемой безопасности. Которая, кстати, тоже весьма относительна. Кто сказал, что доставка сжиженного газа танкерами из далёких стран  более безопасна, чем транспортировка по газопроводу.

Последствия такой политики налицо. Посмотрите — сколько людей покидает Латвию или Литву. Промышленность стагнирует, потребление газа падает. Будто война прошла… Если еще несколько лет назад мы планировали увеличение потребления газа на 3-5%,то сегодня об этом нет и речи.

 - И все же поясните, что сегодня происходит с переговорами по терминалу СПГ между странами Балтии и ЕС. Есть ли еще шансы у Латвии?

Главный вопрос — кто даст деньги на строительство терминала СПГ, кто его будет обслуживать, и каковы будут доли участия между четверкой (Латвия, Литва, Эстония и Финляндия) и Европейским Союзом.

Идея была такова: часть денег дает Европа, часть — Латвия, Литва и Эстония. Но в каких пропорциях — никто не говорил. Очевидно, из политических соображений. Есть только  домыслы. Скорее всего, сядут министры экономики четырех стран плюс ЕС и будут принимать решение под давлением Евросоюза.

Полагаю, что Финляндия как богатая страна, вообще могла бы построить терминал СПГ самостоятельно, за свои деньги. Но, политика ЕС — любым путем прекратить «изоляцию острова», зависимость Прибалтики от российского газа, диверсифицировать поставки. В принципе, хорошо — если вы себе можете это позволить. Приведу такой пример: у вас есть машина, вам предлагают приобрести вторую, но это приведет к сокращению других семейных потребностей. Конечно, хорошо бы иметь две машины, подумаете вы, но останется ли в этом случае денег на хлеб насущный, и ведь есть еще общественный транспорт… А вам говорят: нет, покупайте вторую машину.

Так и в случае с навязыванием нам терминала СПГ, в ЕС уповают на борьбу с «монополистом». Но мало кто помнит и знает, что в энергобалансе Латвии природный газ составляет всего 30% , примерно та же доля в Литве, а в Эстонии — вообще всего 7%. В чем здесь монополия?  Топите углем, дровами, мазутом, дизелькой — покупайте и пользуйтесь.

Знаете, почему все привязываются  к газу — потому что это объективно самое экологически чистое топливо, безопасное в доставке. Инфраструктура Latvijas gāze — одна из лучших в Европе. Все сделано за деньги бывшего Советского Союза. После приватизации, за счет инвестиций, хорошей работы собственников все приведено в порядок, в том числе Инчукалнское газохранилище. Благодаря этому Латвия стоит на третьем месте в Европе с точки зрения безопасности поставок газа. А надо всё это испортить.

- А что говорит Минэкономики Латвии?

Министр экономики Латвии считает, что строить терминал СНГ в Финляндии или Эстонии не совсем справедливо. Посчитав все плюсы и минусы, наши специалисты считают, что правильнее было бы выбрать для строительства Латвию. Весной этого года министр Павлютс будет отстаивать свою позицию на очень сложном совещании четырех министров экономики под руководством комиссара ЕС по энергетике, где придется принимать политическое решение.

Решение вопроса в ЕС о строительстве терминала СПГ откладывается до принятия общего бюджета ЕС, ведь это бюджетная статья. Весь бюджет Евросоюза, после его утверждения в Европарламенте, должен составить всего 120 млрд. евро (!). Для сравнения: в Германии бюджет исчисляется в триллионах, в Латвии чуть менее 10% от еэсовского. Средства на строительство терминала СПГ заложены в бюджете ЕС. Но какие это средства, пока никто не знает. В связи с сокращением общего бюджета ЕС, видимо, произойдет какое-то внутренне перераспределение средств. И тогда только мы узнаем, сколько денег даст Евросоюз, сколько должны будут вложить в проект страны-участники.

Мое предложение: если будет решено строить терминал СПГ в Финляндии, Латвии вообще отказаться от участия в финансировании проекта. Пусть финны строят его на свои средства. А мы подсоединимся к терминалу согласно III энергетическому пакету ЕС.

Понятно одно, строительство терминала СПГ в одной из Прибалтийских стран — это вопрос геополитики, а не экономики. Мы живем плохо, потому что нас силком, искусственно, отрывают от России. Если бы мы дружили с Россией, жили бы намного лучше.

Ведь есть целая группа людей в Латвии, которая приоритетом считает не благосостояние своей страны — Латвии, а борьбу против виртуальных противников в России. Шла бы другая перевалка грузов. Портовые мощности были бы загружены. Строились бы новые терминалы в портах. Транзит — одно из наших основных богатств. Но развивать его нам не дают, потому что это будет укреплять отношения с Россией. Но портя отношения с Россией, мы свой транзит не разовьем. То есть одно из супер составляющих нашей экономики мы сами губим, держим в зачаточном состоянии. Я считаю, что с соседями надо дружить и не надеяться на отношения с Бразилией.   

Чтобы снять зависимость от поставок энергии из-за рубежа, Латвии сегодня не хватает базисных мощностей объемом примерно 400 Мегаватт. Идея поддержки латвийским правительством Висагины исходила из того, что после постройки АЭС в Литве, мы полностью обеспечили бы недостающие поставки. Это один подход. Но здесь есть свое «но». Объект находится за рубежом. И, получив в проекте литовской АЭС долю максимум в 20-25% , мы не сможем диктовать свои условия. Всегда будет борьба и  всегда надо будет искать компромиссы.

К тому же латвийская экономика не растет, люди массово покидают страну. Денег у Латвии нет. Думаю, в этих обстоятельствах, с решением об участии в Висагинской АЭС надо повременить. Сегодня это просто нереально. Если же вкладывать деньги в АЭС, то лучше у себя в Латвии. И строить небольшую атомную станцию по новым технологиям для собственных нужд.

- В Латвии много внимания уделяется теме возобновляемых энергоресурсов. Как это увлечение сказывается на ценах на электроэнергию?

На Latvenergo сейчас все набросились за то, что оно получает электричество в рамках обязательных закупок, потому что работает в режиме когенерации. А по европейской рекомендации, если вы работаете в режиме когенарации или производите альтернативную энергию, то получаете обязательную компоненту при закупке электричества произведенного в режиме когенерации. Из-за чего и поднялись цены на электричество.

Что происходит сегодня? Когенерация — очень хорошее дело. Тут Европа попала в точку. Эти станции производят и тепло,  и электричество. Но сегодня Латвия  поставила на одну линию когенерацию и поддержку возобновляемой энергии.  Что абсолютно неправильно.

Существует известная формула 20/20/20. К 2020 году выбросы CO2 в Европе должны снизиться на 20%. Экономия энергии должна увеличиться на 20%. Производство энергии из возобновляемых источников в странах ЕС должно составить 20%. Таковы  рекомендации Евросоюза.

В Латвии уже производство возобновляемой энергии составляет 36% (!), а мы стремимся достичь 40%. Зачем? Электричество, получаемое от ветряков, солнечных батарей, производимых из биомассы и на малых ГЭС (а это все и есть возобновляемые источники) в четыре (!!!) раза дороже энергии, производимой на газе и больших ГЭС.  К тому же возобновляемые источники энергии несправедливо стали относить к «зеленой» энергетике, хотя на самом деле, ни один из них таковыми не является.

На самом деле лозунг «зеленой энергии» используется, чтобы придать дополнительный аргумент  отстранения от России. Якобы, возобновляемые источники ликвидируют дефицит газовой энергии и, к тому же, не являются зелёными. Мы (то есть правительства Латвии) говорим, что выполняем рекомендации ЕС, а получается, что наши люди просто делают на ветряках, солнечных парках и малых ГЭС свой бизнес. И поэтому такое дорогое электричество в Латвии. Государство в лице Latvenergo платит производителям возобновляемой энергии в четыре раза больше, чем среднерыночные цены на электричество.  Очень выгодный бизнес за счет государства. Разницу оплачиваем мы с вами, потребители энергии.

А выдача новых лицензий, если ее не остановить, сделает электричество дороже еще на 40-60%. Поскольку, в свое время, законы о возобновляемой энергии были пролоббированы предпринимателями, желающими получить выгодные условия для развития своего бизнеса, а прежние правительства поддержали это, чтобы красиво выглядеть перед Европой.

Предлагаю государству выкупить лицензии (их достаточно много и выдаются они на длительные сроки, до 20 лет) на производство ветряных станций, малых ГЭС и пр. Уже сегодня вложив  в проект 30 тыс. латов, наши бизнесмены продают лицензии иностранным инвесторам за 300 тысяч. Лучше сегодня государству выкупить лицензии, чем потом в течении 20 лет оплачивать энергию в несколько раз дороже того, что она стоит. Да, будут суды. Пусть эти люди судятся с государством. Пусть думают чиновники…

- Насколько энергетическое видение правительств Латвии, Литвы и Эстонии  способствует развитию экономик Балтийских стран?

Общего видения у трех Балтийских стран нет.

Сколько лет уже мы не можем придти к единому знаменателю в вопросах Висагинской АЭС, терминала СПГ, принять единую программу развития. А вот против России мы вместе. Ведь хорошо известно, что «против» вместе выступать всегда легче, чем «за». Мы, каждый в своей маленькой стране, даже не можем объединиться по важным вопросам. Может быть, политическая система управления не совсем неправильная.

Мы взяли на вооружение политическую систему развитых стран, более продвинутую,  чем можем себе позволить. Чтобы работать в той системе, которую мы приняли, благосостояние народа, развитие промышленности, сельского хозяйства, в целом экономики, должно быть на другом уровне.

Глядя на прошедшие 20 лет, я прихожу к выводу, что нам может быть  нужна президентская республика с огромными полномочиями главы государства. А не парламентская демократия, которую мы приняли, но которая плохо работает. Вот тогда было бы проще воплощать в жизнь какие-то важные для государства решения.


Автор интервью: Ольга Павук

Оригинальный текст интервью: портал The Baltic Course

Первая часть: "Юрис Савицкис: СПГ в Прибалтике — кто хитрее, тот и прав"

Вторая часть: "Юрис Савицкис: общего энергетического видения у стран Балтии нет"

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.