Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Экономист: Странам Балтии придется тратить на ВАЭС 15% бюджета

Автор: Александр Носович

Экономист: Странам Балтии придется тратить на ВАЭС 15% бюджета

04.04.2013  // Фото: news.tts.lt

На состоявшейся встрече президентов Литвы и Эстонии президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что Эстония поддерживает проект Висагинской АЭС в Литве, поскольку «альтернативы хуже». О рентабельности ВАЭС, ее альтернативах и потребности стран Балтии в электроэнергии порталу RuBALTIC.Ru рассказал профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, доктор экономических наук Николай МЕЖЕВИЧ:

- Николай Маратович, президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что поддерживает проект Висагинской АЭС, поскольку «альтернативы хуже». Какие альтернативы он имел в виду?

- Еще в 2007 году в эстонской прессе прошла информация, что готовится проект строительства атомной электростанции подводного базирования в бухте Мууга. Конечно, вероятнее всего, это информация на уровне журналистского анекдота, поскольку таких технологий нет не только в Эстонии, их нет ни в России, ни в Японии.

Если серьезно, то начиная с 2006 года на уровне экспертного и в меньшей степени политического сообщества действительно обсуждался вопрос, что же делать Эстонии, когда полностью закроется Игналинская АЭС в Литве. И рассматривались три сценария: кооперация с Польшей, кооперация трех стран Балтии и кооперация с Финляндией.

Постепенно отпал вариант кооперации в области атомной энергетики с Финляндией, поскольку финские специалисты справедливо указали на абсолютную непредсказуемость совместных решений Эстонии, Латвии и Литвы. Это же обстоятельство – непредсказуемость и сложность в согласовании позиций Вильнюса, Таллина и Риги – на мой взгляд, помешало участию Польши в проекте.

К тому же это только по масштабам России может сложиться впечатление, что от Таллина до Варшавы близко. На самом деле это, по европейским меркам, существенное расстояние, а потери при передаче электроэнергии прямо пропорциональны расстоянию. Тем более, следует помнить, что энергетических мостов, энергосмычек между Литвой и Польшей тогда еще не планировалось, как не было еще EstLink.

Для атомного проекта время созрело к 2009-2010 году, но тут начался кризис, в Балтийском регионе снизилась потребность в энергии, и актуальность эта тема временно утратила: и денег нет, и необходимости пока нет. Тема общей для балтийских государств атомной электростанции активизировалась в 2011-2012 году, но тогда на пути строительства Висагинской АЭС возникла серьезная проблема в виде референдума, на котором литовское население высказалось против АЭС достаточно четко. Конечно, этот референдум имел рекомендательный характер, но в то же время не может же европейская демократическая Литва игнорировать ясно выраженное мнение собственного народа.

Но главный фактор, на мой взгляд, это экономика. Все три балтийских страны при принятии решения о строительстве хотя бы одного энергоблока должны будут тратить, по моим подсчетам, около 15% расходной части своих бюджетов на этот проект. Ни у одной из них нет таких бюджетных возможностей, чтобы выделять средства на строительство реакторов.

Были проекты займа денег на строительство АЭС у Евросоюза, но в Европе сейчас экономическая ситуация такая, что никто прибалтам денег не даст.

- А какие тогда альтернативы у той же Эстонии для развития энергетики?

Для Эстонии, на мой взгляд, вообще нет никакого интереса заниматься атомной энергетикой. Эстония не является энергодефицитной страной. Можно ставить актуальные для Эстонии вопросы о модернизации ТЭЦ на северо-востоке, можно ставить вопрос об альтернативной энергетике, о новой технологии переработки сланцев. Но нет необходимости в новых мощностях, поэтому, если представить себе строительство новой электростанции в Эстонии, то непонятно, куда потом девать электроэнергию. Если только в Сосновый бор, но это, опять же, юмор.

А для Латвии актуален вопрос новых энергетических мощностей?

У Латвии действительно существует дефицит электрической энергии, это факт. Другое дело, что Латвия не имеет экономических возможностей участвовать в Висагинском проекте. Поэтому позиция Латвии достаточно компромиссная: они согласились бы участвовать в Висагинском проекте, если бы было софинансирование из европейских фондов, кредит МВФ и так далее. А за свой счет Латвия не может себе позволить в этом участвовать. Для нее гораздо дешевле покупать электроэнергию с севера (то есть у скандинавов) или с юга (то есть, у России и Беларуси). И дешевле, и проще, и снимает всякие экологические протесты, поскольку в Латвии достаточно сильное экологическое движение.

То есть проект Висагинской АЭС чисто литовский, здесь речь не идет о так называемом "балтийском единстве"?

- На сегодняшний день это вообще никакой не проект. В том плане, что мы должны определиться, что такое проект. Пока есть только проектная идея: вот было бы неплохо нам в складчину построить атомную станцию. А проект – это когда решены все организационные, финансовые и технические вопросы. Вот перед тем, как в землю воткнулась первая лопата, мы можем говорить: да, есть проект, и он будет реализован. А до этого прибалтам еще очень далеко (в отличие от Балтийской АЭС в Калининградской области, которую уже строят).

- При каких условиях Висагинская АЭС может окупиться, быть рентабельной?

- Только в том случае, если не будут реализованы российский и белорусский проекты Балтийской и Островецкой АЭС.

Тогда получается, что у Литвы нет никаких шансов, потому что даже по имеющемуся проекту Висагинская АЭС будет построена значительно позже АЭС в Беларуси и Калининградской области РФ?

- С моей точки зрения, шансов никаких, партия проиграна. Какая станция будет построена первой, такая и станет ключевой в восточном регионе Балтийского моря.

У Литвы была возможность выиграть это соревнование. Партийно-политическое руководство знало о закрытии Игналинской АЭС, задолго до закрытия знало, пыталось договориться по этому вопросу с ЕС, но ЕС однозначно сказал: никаких компромиссов, закрывайте! Ну и закрыли.

И теперь у Литвы нет никаких шансов вернуть статус лидера энергетического рынка в Прибалтике. Если только не произойдет каких-то чрезвычайных событий… ну, не знаю…землетрясение в Калининграде случится. А так, шансов никаких.
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.