Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Медалинскас: В вопросе ВАЭС доминирует политика, а не экспертная оценка

Автор: Александр Носович

Медалинскас: В вопросе ВАЭС доминирует политика, а не экспертная оценка

24.04.2013  // Фото: blogspot.com

Премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс заявил после заседания комитета по стратегическому планированию, что «Литва должна быть страной с атомной энергетикой», что было понято как возвращение к проекту строительства Висагинской АЭС. В тот же день премьер сказал, что его неправильно поняли, и решение по строительству АЭС еще не принято. Ранее правящие ныне социал-демократы во главе с Буткявичюсом выступали категорически против Висагинского проекта, но, несмотря на итоги референдума, точка в этом вопросе до сих пор не поставлена. Об особенностях энергетической политики руководства Литвы рассуждает литовский политолог и публицист Альвидас МЕДАЛИНСКАС:

- Начну с вопроса атомной безопасности, который был одним из главных на референдуме по Висагинской АЭС и ранее, при решении вопроса о закрытии Игналинской АЭС. Вне зависимости от того, будет или не будет Литва строить Висагинскую АЭС, она оказывается в окружении атомных электростанций, строящихся «Росатомом» в Беларуси и Калининградской области. То есть вопрос атомной безопасности и в случае отказа от Висагинского проекта для Литвы остается открытым.

Другой фактор – итоги референдума 14 октября 2012 года, на котором люди сказали, что они против того проекта АЭС, который разработало предыдущее правительство. И, конечно, эта ситуация ставит правительство Буткявичюса в некоторый тупик, потому что есть очевидная необходимость развивать электроэнергетику, чтобы электроэнергия была (сейчас у нас дефицит), чтобы она была достаточно дешева, потому что «Газпром», являющийся пока монополистом по поставкам газа в Литву, пользуется своей монополией и выставляет цену скорее политическую, чем рыночную.

На решение Буткявичюса сейчас оказывают давление многие политические факторы. Нужно смотреть, какие позиции занимают разные структуры власти. Президент Грибаускайте высказалась очень ясно по поводу возможных переговоров с «Газпромом» о долгосрочных обязательствах при покупке газа – такого не должно быть.

Поэтому, помимо АЭС, Литва сейчас строит терминал сжиженного газа. Пока неясно, что будет с разработками в Литве сланцевого газа.

Так что в сфере энергетической политики сейчас, действительно, очень много неопределенностей. Ясно, что правительство и правящая коалиция еще ищут тот самый, единственно верный путь, который позволит им достигнуть выполнения своих программных заявлений в области энергетической политики.

Самый сложный вопрос – какой вариант развития атомной энергетики политически окажется для литовского правительства наиболее безболезненным.

Понятно, что все рассматриваемые варианты сводятся к тому, чтобы избавиться от связей с Россией в энергетической сфере. Это касается и электроэнергии, и поставок газа, и всего остального. Строительство атомной станции – одно из средств для обеспечения энергонезависимости.

Точнее, было одним из средств, потому что народ высказался против атомного проекта, и правительство сейчас вынуждено искать альтернативные пути.

Очень важный момент – создание инфраструктурных связей в сфере электроэнергетики, альтернативных российским. Это связи с Евросоюзом: с Польшей и через Балтийское море со Швецией.

Официально решение судьбы Висагинского проекта сейчас связывается с выводами рабочей группы экспертов, которые должны вынести вердикт о целесообразности строительства атомной электростанции в Литве.

Роль экспертных оценок, конечно, важна, но какой бы ни была в итоге их экспертная оценка, решение все равно будут принимать политики. Правящей коалиции важнее мнения экспертов будет вероятность прохождения принятого ими решения через парламент, а также возможное влияние принятого решения на их электоральные перспективы.

Так что, мнение экспертов нельзя вовсе сбрасывать со счетов, оно, например, оказалось очень важным в дискуссиях по сланцевому газу, но все же принимать решения будут политики, и ответственность за принятые решения нести тоже им. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.