Культура Культура

Лучшие в Союзе: как отдыхали в советской Юрмале?

Источник изображения: http://1.bp.blogspot.com («Белый замок»)
  7556 0  

Любовь к Юрмале — явление, не имеющее ни географических, ни национальных границ; особенный воздух, широкие пляжи, «песок как мука», деревянный модерн и неторопливая курортная жизнь, а еще — нечто неуловимое, что делает город незабываемым.
Кто-то бывал здесь в детстве, кто-то приезжает каждый год, кто-то — каждые выходные. Независимо от частоты визитов в Юрмалу заметно, как меняется город-курорт: привычные здания вдруг исчезают, а на их месте появляются другие. Хочешь показать гостю любимый домик — а его и след простыл. Хочешь сводить в «любимое кафе», а там уже большая стройка. Пока еще не все исчезло, RuBaltic.Ru вспоминает те места, которые в разные времена носили статус «лучших» и «первых». Некоторым из них повезло больше, а некоторым не повезло совсем. Немного ностальгии и повод задуматься о том, что, имея, не храним.

КЕМЕРИ

KEMERI.JPG

Сегодня для многих Кемери это всего лишь дальний пункт на юрмальской железнодорожной ветке. Однако в начале прошлого века Кемери —уже состоявшийся солидный курорт европейского масштаба с ни много ни мало столетней историей. Уникальные сероводородные источники этой земли начинают использоваться для лечения уже в конце XVIII-начале XIX века. В 30-х годах XIX века поправить здоровье в Кемери приезжает генерал-губернатор Балтии Карл Магнусс фон Пален: именно по его инициативе Николай I подписывает распоряжение об учреждении здесь государственной водолечебницы. На эти цели император выделяет 100 тысяч рублей золотом, а также дарует 677 десятин земли для создания парковой зоны. В 1838 году открывается купальное заведение на 20 ванн, а в 1851 году возле него раскинулся роскошный парк, до сих пор считающийся уникальным естественным дендрарием с более чем 280 видами деревьев. Курорт настолько популярен, что к 1911 году курсирует прямой поезд Москва-Кемери. К 1936 году строится главная достопримечательность — знаменитый «Белый замок»: прекрасный большой корпус с колоннами, башней и террасами на крыше. В годы советской власти здесь активно действует санаторий на 300 мест, куда приезжают такие величины, как Вертинский и Утесов. Кемери становится курортом всесоюзного значения.

Славная история грязелечебницы обрывается в момент обретения независимости — в 1990-е годы государство принимает решение о том, что такой курорт Латвии не нужен, и выставляет его на продажу. В аукционе участвует лишь одна фирма — Ominasis Italia (позже переименованная в Ominasis Latvia). За годы ее «хозяйствования» курорт приходит в окончательное запустение, здание находится в критическом состоянии. «Разруха», «обветшание» — так сейчас характеризуют территорию былой роскоши.

KEMERI01.jpg

Сегодня латвийские СМИ говорят, что у курорта Кемери появился шанс на жизнь: в 2014 году он обрел нового хозяина. Нынешние руководители обещают принять первых посетителей в 2017 году, однако прежние владельцы также не скупились на обещания. Остается надеяться, что исключительные местные сероводородные источники не будут утрачены, а Кемери обретет второе дыхание.

ДОМ ТВОРЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ В ДУБУЛТЫ

dubulti01.jpg

«В Дубултах написал два романа... Нигде так не работается», - писал Окуджава в 1975 году. Свое отношение к отдыху в Дубулты со свойственной иронией высказал С.Маршак: «Если бы в Доме Литфонда было больше чернил, я написал бы больше». Известны также слова Паустовского: «Все в Дубултах — тишина, легкое одиночество, пустынная Балтика, дюны, приморские сосны и сам уют латвийской земли —очень помогает писать». Дом творчества в Дубулты называли «Меккой русских писателей»: не только природа, тишина, гармония, но и давняя традиция, литературное сообщество — всё это способствовало плодотворному творческому труду. «Возможно, что через несколько лет какой-нибудь литературовед напишет на основании этой книги выдающееся исследование на тему: "Дубултский период в развитии советской литературы..."», - так говорил Паустовский в 1955 году, который незадолго до этого написал здесь повесть «Золотая роза», рассказ «Ночной дилижанс» и несколько статей. К сожалению, сейчас про «Дубултский период» почти ничто не напоминает даже на территории Дубулты.

Считается, что первыми русскими писателями, положившими традицию приезжать в Юрмалу, были Гончаров и Лесков — одна из центральных улиц Дубулты носит имя Ивана Гончарова, именно на ней вырос в 50-е годы «лучший в Союзе» Дом творчества писателей. В 1971 году открывается главный корпус — большое 10-этажное здание на 90 номеров, оборудованное с фантастическим по тем временам уровнем комфорта. Так, в номерах были кондиционеры и потолочный обогрев, телефон в каждой комнате, поликлиника-лечебница на первом этаже. Но главное — звукоизоляция, возможность работать на печатной машинке, не мешая остальным. Каждый пишущий человек понимает, какая это ценность — тишина.

Главный корпус окружал благоустроенный парк и несколько небольших домов дачного типа, которые тоже выделялись авторам для отдыха и творчества. Весь цвет советской литературы, если не сказать — советской интеллигенции вообще, — постоянные гости в Дубулты. Среди них Валентин Катаев, Константин Симонов, Алексей Арбузов, Роберт Рождественский, Василий Шукшин, Чингиз Айтматов, Евгений Евтушенко, Анатолий Приставкин, Василий Аксенов. Приезжали и латвийские авторы — не только в рамках творческого отдыха, но и для участия в различных конференциях и литературных мероприятиях. Из всего того, что было написано в Доме творчества, можно сформировать библиотеку. К слову, при Доме была богатая библиотека — всё, что может понадобиться пишущему человеку, имелось под рукой.

Дальнейшая судьба Дома творчества предсказуема: с распадом Советского Союза исчез и Союз писателей, вся территория отошла Литфонду независимой Латвии. Содержать такую громадину было нерентабельно. Говорят, в 1990-е годы Василий Аксенов приезжал из США с целью уговорить ответственных лиц передать здание международному ПЕН-центру, но в 1998 году бывший главный корпус был продан, отремонтирован и переделан под многоквартирный дом с огромными апартаментами. Металлический забор отделяет жильцов, представителей luuxury-сегмента, от нескольких дач, которые остались в ведомстве Союза писателей Латвии. Печальна не судьба того или иного здания, а умерщвление самой традиции, исчезновение огромного литературного сообщества на этой территории — и не важно, советского ли, латвийского ли — международного корпуса пишущих авторов. От этого сообщества, как и от традиции, «осталось только имя» — улица, названная в честь русского писателя Гончарова.

«ЮРАС ПЕРЛЕ» 

Говоря о советском периоде отдыха в Юрмале, невозможно миновать действительную жемчужину — «Юрас Перле», знаменитую куда более, чем ведомственные санатории. Заведение по целому списку параметров было лучшим и первым в Союзе: одно из первых ресторанных варьете в стране, лучший и самый знаменитый бармен в Союзе, ресторан с дресс-кодом и фейс-контролем.

Здание заведения, выдающееся вперед из дюнной зоны, походившее на элегантный лайнер, было построено в 1965 году. За этот проект рижский архитектор Иосиф Гольденберг был удостоен золотой медали ВДНХ. Не так далеко от концертного зала «Дзинтари», но все же — не в самом оживленном месте Юрмалы была сконцентрирована светская жизнь побережья. Обустраивали ресторан со вкусом и с размахом: потолок на заказ изготавливали в РЭЗ, пол обладал модной и редкой по тем временам подсветкой, специальные лампочки привозили с другого конца Советского Союза, роспись стен была выполнена известным латвийским художником. Но главное, конечно, это меню: как гастрономическое, так и эстрадное. Если над списком блюд трудились лучшие шеф-повара Латвии, то за концертную начинку отвечал сам маэстро Раймонд Паулс. Свою карьеру здесь начинали Лайма Вайкуле и Борис Моисеев.

Среди завсегдатаев ресторана было много представителей элиты, но поход в ресторан был доступен и любому жителю или гостю Латвийской ССР: для многих поход в «Юрас Перле» связан с воспоминаниями о семейных праздниках.

Отдельного разговора заслуживает бар. Не многие знают, но в Советском Союзе до определенного времени существовал «потолок» на алкогольные коктейли. Так, в лучших заведениях Сочи нельзя было делать (то есть – продавать) более 15-и коктейлей за вечер. Этот запрет не распространялся на «Юрас Перле». Бармен Карлис Билдерс прославил заведение в 80-е годы. Прежде он служил коком, и пассажирское судно было вынуждено экстренно встать на ремонт в одном из портов Канады — на целых три месяца. Не теряя времени даром, Карлис закончил трехмесячные курсы барменов в Канаде, по возвращении в Ригу списался с корабля, устроился в «Юрас Перле» и стал «лучшим барменом Союза».

jurasperle.jpg

В начале 1990-х гг. бар пережил несколько загадочных пожаров с невыясненными обстоятельствами. С осени 1991 года ресторан начинает терпеть убытки, и сначала закрывается концертная программа, а вскоре и само заведение — здание остается стоять немым укором. «Белый лайнер» становится похожим на страшного монстра, декорации для фильмов ужаса, и в конце 1990-х годов мэрия Юрмалы принимает решение о сносе бывшей «Жемчужины». Сегодня ничто не напоминает о его существовании.

МАРИЕНБАД

МАРИЕНБАД

Первый санаторий в Юрмале открылся в 1870 году — здравница «Мариенбад» между Майори и Дубулты. Санаторий прославил работавший там врач, Христиан Андреевич Нордштрем, русский доктор из Крондштадта шведского происхождения. Исследовав местную воду, он разработал свою технологию лечения. Доктор отличался своеобразными методами врачевания: так, говорят, изнеженным аристократам он прописывал физический труд на лоне природы, включая хозяйственные работы на территории санатория. Однако от отдыхающих не было отбоя. Вторая мировая война уничтожила основной корпус, и здание лечебницы было возведено заново — от прежнего «Мариенбада» сохранились пристройка, башенки, галерея и главные ворота. С приходом Советской власти бывшая здравница «Мариенбад» была передана Балтийскому морскому флоту, на фасаде появились изображения кораблей времен Петра I, верфи и портреты адмиралов. Многие, кто был связан с морфлотом, запомнили Юрмалу именно благодаря отдыху в этих живописных местах. Сегодня бывший «Мариенбад» тоже выглядит вполне художественно — как образ художественного увядания. Однако местные жители говорят, что перспективы его не безнадежны: по слухам, там планируется обустройство элитных квартир.

САНАТОРИЙ МАКСИМОВИЧА

САНАТОРИЙ МАКСИМОВИЧА

«…Успокой, как летом, и обрадуй

Бесконечным рокотом валов,

Беспредельной сумрачной усладой

Волн идущих от века веков…»

Эти строки появились из-под пера Валерия Брюсова в Юрмале, в декабре 1913 года, с пометкой «санаторий доктора Максимовича». Вскоре после этого Валерий Брюсов перевел и издал сборник латышской поэзии — возможно, не без вдохновения, дарованного побережьем Юрмалы. Водолечебница была открыта в 1905 году доктором Михаилом Максимовичем, в 1908 — санаторий, который стал первым в Юрмале заведением, где можно было отдыхать круглый год, независимо от сезона. «Красивое стильное здание /…/ невольно привлекает внимание публики, прогуливающейся по берегу моря. По отзыву компетентных людей, лечебница оборудована по последнему слову науки. Она состоит из ванного отделения, гидротерапевтического зала с римской баней и кабинета для врачебной гимнастики и массажа. Ванны отпускаются самые разнообразные: из морской воды, серные, грязевые, с прибавлением щелочей, железа, экстрактов», - так описывает санаторий газета «Рижский Вестник» в 1908 году. В советское время на территории бывших купален Максимовича открыли санаторий «Балтия», который, к слову, также пустует на сегодняшний день.

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ «ДЗИНТАРИ»

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ «ДЗИНТАРИ»

Традиция музыкальных вечеров в прекрасный юрмальский закатный час — не новость для города: концерты под открытым небом были любимым развлечением дачников и сто, и двести лет назад. Долгое время излюбленной концертной площадкой являлись сады Хорна — там, где сейчас расположен Дом культуры Майори. Оркестры из разных стран мира приезжали с гастролями на курорт. Первая театральная сцена на территории современной Юрмалы была возведена в 1897 году, получив название «Концертный зал курхауза Эдинбург». Концертная деятельность прерывается на время то Первой, то Второй мировых войн, но неизменно возобновляется в мирное время. Малый зал был построен в 1936 году, крыша для открытой летней площадки — в 1960 году, а реконструкция в конце 1980-х приспособила пространство концертного зала для телевизионной трансляции. Пережив некоторый спад эстрадной активности в начале 1990-х, «Дзинтари» вновь обрел популярность. Несмотря на то, что на его сцене проходили международные конкурсы и выступали исполнители с мировым именем, на полноценную реновацию зал под открытым небом ушел в 2006 году, а малый зал лишь в 2012 году — до этого артисты жаловались на неблагоустроенные грим-уборные и даже просто уборные. Концертный зал был и остается легендарным местом не только для жителей Латвии, но и для многих россиян — редкий турист не просит показать «ту саму сцену». Сейчас обновленная площадка готова принять зрителей, правда, в этом году без нескольких мероприятий: летний сезон 2015 года Юрмалу покинули фестивали «Новая волна», «Comedy Club» и «КВН», которые последние десятилетия составляли неотъемлемую часть концертной жизни и городского бюджета города-курорта.

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ «ДЗИНТАРИ»
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up