Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Немецко-украинская комиссия вызовет лишь критику среди историков

Автор: Александр Шамшиев

Немецко-украинская комиссия вызовет лишь критику среди историков

06.05.2015  // Фото: http://otvet.mail.ru

Портал RuBaltic.ru уже писал о созданной в конце февраля Немецко-украинской комиссии историков, призванной пролить новый свет на события 30-40-х годов прошлого века. О том, чего можно ждать от этой работы, и о позициях немецких историков мы поговорили с Петером ШУЛЬЦЕ, профессором Геттингенского университета.

- Г-н Шульце, как Вы относитесь к таким совместным комиссиям?

- Создание подобной комиссии спустя 70 лет после окончания Второй мировой войны — в принципе, неплохая вещь. Но, конечно, это зависит о того, как будут проходить исследования. Если вы хотите раскрыть какую-то спрятанную правду или исправить заблуждения и мифы, ставшие легендами и сказками, то комиссия — это нормально. Я бы отметил, что крайне важно, кто учреждает комиссию — является ли она официальной структурой, созданной немецким правительством, или она просто включает в себя каких-то историков. Нужно посмотреть имена.

- С немецкой стороны там работают Мартин Шульце-Вассель, Гвидо Хаусманн, Рикарда Вульпиус, Анна-Вероника Вендланд и Таня Пентер. Из них четверо заранее написали письмо, осуждающее Россию. Можно ли ожидать от комиссии объективности в этом случае?

- Меня это не удивляет, потому что то, что мы видим и слышим сегодня в политических жестах, СМИ и в современных исторических исследованиях — это упорные попытки переписать результаты Второй мировой войны. И главная цель так называемых самоорганизовавшихся историков — минимизировать репутацию советских военных успехов против нацистской Германии и заложенных в них усилий. У этой идеи длинная история. Подобное предпринималось много-много раз, дальше — лишь в малых дозах.

Тем не менее, после кризиса и войны на Украине тенденции переписывания истории усилились. Вопрос в том, что они хотят делать со своими новыми историческими картинами, которые были сфальсифицированы с самого начала?

Хотят ли они обелить участие в совершении нацистских преступлений в борьбе против России, проводимой украинскими националистами, сражающимися в рядах «Ваффен-СС»? Такие же проблемы есть с прибалтийскими частями, которые тоже воевали в «Ваффен-СС». Если мы видим такие тенденции, общественному мнению потребуется много усилий, чтобы понять, что его могут использовать в политических целях, как происходит в Прибалтике и на Украине.

Они полагают, что Россию надо снова поставить в угол, принижая и высмеивая потери и победы в советской борьбе против фашизма. До всяких комиссий это поведение было продемонстрировано в Берлине украинским премьером Яценюком, который говорил о том, что советская армия вторглась в Украину и нацистскую Германию. Разумеется, это вызвало шквал гнева в Германии. Такие вещи и события можно ожидать и в качестве последствий от работы этой комиссии.

Что касается написания антироссийских писем, то сегодняшний день — это момент для того, чтобы все сваливать на Россию. У "зла" в Европе есть лицо и имя — Владимир Владимирович Путин. Создание этой комиссии надо рассматривать в контексте «холодной войны» в СМИ, которая идет сейчас. Ведь немецкое население больше не верит тому, как в СМИ освещается Россия.

- Глава Немецко-украинской комиссии отмечал, что одной из целей работы — избежать «черно-белого» взгляда на войну и параллельные события вроде деятельности УПА. Можно ли это сделать, на Ваш взгляд?

- Опять же, этот подход не нов для новейшей истории, особенно в привязке ко Второй мировой войне. Несколько лет назад вышли документы из России о том, что Польша запрещала проход советской армии через свою территорию для освобождения Чехословакии от фашизма. Это была одна из попыток переписать историю. Потом после раздела Польши, по пакту Молотова-Риббенторпа в 1939 году, говорилось, что советская армия была не готова к нападению немцев, потому что находилась на некоем боевом дежурстве. Мгновенно из этого предположения родился аргумент, что советская армия жаждала и готовилась напасть на Германию. Эта мысль всегда была связана со Второй мировой войной, но теперь, 70 лет спустя, никто из российских представителей не был приглашен на памятные мероприятия освобождения концлагеря Освенцим.

И сейчас такие вещи вышли на новый уровень. Нужно остерегаться развития подобных взглядов.

История снова используется в качестве аргумента против России, просто чтобы принизить и сократить память об огромном опустошении европейской части России и подвигах ее солдат. Есть тенденции превратить войну с фашизмом в некий оборонительный эпизод для Украины, Польши и стран Балтии против Советского Союза.

- Украинская часть комиссии представлена в основном историками, близкими к националистическим взглядам. Такими, как Юрий Шаповал, который выступает против термина Великая Отечественная война, считает, что в 1944 году никакого освобождения Украины не было и так далее. Почему так вышло?

- Это было сделано по внутриполитическим причинам. До сих пор украинское правительство, возглавляемое Порошенко и Яценюком, было довольно успешным в снижении внимания западных наблюдателей, правительств и СМИ к фактам того, что на Украине имеются крайне националистические движения, которые совершают акты террора против собственного населения. Теперь ультранационалистов превращают в бойцов-освободителей на основании того, что они боролись с немецким фашизмом вместе с борьбой против диктатуры Москвы. Этот взгляд очень примитивен, но успешен на Украине и в некоторых других странах, с трендом на замалчивание сотрудничества собственных националистических групп с фашистами во Второй мировой войне.

- Какие могут быть перспективы у комиссии историков, чья украинская часть близка к националистической трактовке истории, а немецкая ратует за то, чтобы не относиться к событиям Второй мировой войны как к черно-белой картинке?

- Для начала, немецкие историки, которых Вы назвали, не обладают высокой репутацией. Здесь они принадлежат к националистической группе, чьи взгляды расходятся с нашим историческим консенсусом. В Германии мы знаем, что произошло, знаем о роли Красной армии и о том, что погибло более 20 миллионов советских людей, и что советская сторона понесла наибольший груз по разгрому фашизма. Это известно. Так что комиссия не возымеет эффекта в Германии. Они только выставят себя дураками, потому что нарвутся на огромную критику со стороны других немецких ученых и историков. Думаю, их цель состоит в том, чтобы только расширить подход так называемой восточноевропейской коалиции. Таким способом они хотят закамуфлировать свои реальные мотивы и интересы. Они определенно направлены на внутреннюю повестку дня в Прибалтике, на Украине и в других восточноевропейских странах, таких как Польша или Румыния.

- Вы упомянули, что немецкие историки, входящие в комиссию, не пользуются особой репутацией в Германии…

- Именно так. Они не особо известны в сфере истории и современных политических наук. Совсем. Происходя из Баварии, Мюнхена, наверное, они близки к партии христианских демократов. Это, так или иначе, очень ограниченная группа невлиятельных немецких историков. Они никогда не добивались общественного внимания. Это маленькая группа неизвестных. Большинство немецких историков мыслят совершенно иначе.

Более чем 20 лет назад был один очень важный немецкий историк — Эрнст Нольте из Свободного университета Берлина. Нольте пытался легитимизировать нападение фашистов на Советский Союз в качестве превентивного шага и превентивной идеи — остановить «бельшевизацию» всей Европы. Такими были его аргументы, и это вызвало волну гнева в немецком историческом и политическом поле, и Нольте оказался изолированным, потому что общее мнение в Германии по поводу Советского Союза и победы над фашизмом очень прочное и глубоко внедрено в сознание немцев. И с тех пор у нас нет споров по этому поводу касательно Второй мировой войны. Инициативы Немецко-украинской комиссии не будут выражать мнение Немецкого союза историков.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.