Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

Модерн для «чайников»: от Парижа до Таллина

Автор: Юлия Баранова

Модерн для «чайников»: от Парижа до Таллина

08.07.2016

Прогуливаясь по центральным улицам большого города, часто попадаешь в круговорот стилей и эпох, запечатлённых в архитектуре. Сегодня совершим попытку среди политических решений и амбиций мастеров, отражённых в городском пейзаже, научиться различать произведения искусства в стиле модерн.

Под обширным понятием «модерн» скрыто множество красивых названий: ар-нуво, либерти, тиффани, сецессион – и не меньшее количество региональных переосмыслений стиля. Однако есть некоторые составляющие, с помощью которых мы можем с видом знатока отнести то или иное произведение искусства к стилю модерн. Это, конечно, время его создания: модерн заявил о себе в последней декаде XIX века и прожил до Первой мировой войны. 

Приверженцы стиля, уставшие от постоянного переосмысления классики, ставили своей задачей отход от академичности, симметрии и подражания Античности. Вдохновением для них стал мир природы, и на картинах, зданиях, предметах интерьера появились цветы, животные, стихия. Однако в поисках красоты как главной цели искусства мастера стали играть не только с образами, но и с линией, выбрав за эталон удар бича – немыслимо изогнутую синусоиду. Поэтому и в работах модернистов, будь то графика или архитектура, всё всегда завивается, закручивается, переплетается.

Бельгия, Брюссель, ул. Американская, 25.

 Собственный дом архитектора Виктора Орты, построенный им в 1898–1901 гг. Интерьер полностью подобран в стиле модерн. Обустраивать внутреннее убранство свойственно всем архитекторам данного стиля. В настоящее время в доме находится Музей Орта (Horta Museum). Бельгия, Брюссель, ул. Американская, 25. 

Прежде чем отправиться в Прибалтику, взглянем на самые узнаваемые работы в стиле модерн, или, как его изящно называют французы, ар-нуво («новое искусство»). Обратите внимание, какие метаморфозы происходят с растительным миром под влиянием мастеров, живших в эпоху декаданса и опиума, как плавно растекаются формы и обвисают головки цветов.

Эктор Гимар. Входные порталы на первой станции метро в Париже (Франция).Эктор Гимар. Входные порталы на первой станции метро в Париже (Франция). В 1909 г. Гимар построил отель в подарок своей богатой американской жене. Всё как полагается – в стиле ар-нуво.

В большинстве своём модерн проявил себя в частном строительстве и в декоративно-прикладном искусстве. Из-за своих новаторских для конца века форм, противоречащих господствовавшему в монументальной архитектуре историзму (копирование всех предыдущих стилей искусства), модерн не был принят властью. Зато сформировавшийся слой буржуазии, обладающий достаточными средствами, с радостью заказывал необычные виллы для себя и доходные дома для сдачи апартаментов внаём. Не стала исключением история Антонио Гауди, создавшего памятники архитектуры из апарт-отелей. А его монументальный долгострой – храм Святого Семейства – полностью зависел от пожертвований граждан.

Антонио Гауди, 1882 г. – настоящее время. Вена

Антонио Гауди, 1882 г. – настоящее время, Барселона.

В Вене небывалый фурор произвёл уход Густава Климта и многих других деятелей искусства из Дома художников. Причиной разрыва столь важных для мастеров отношений с кормящей структурой стал всё тот же консерватизм и нежелание принимать новаторский стиль. Так в 1897 г. был создан знаменитый Венский сецессион (с нем. – «отделение»), целью которого стало продвижение художников, творящих в новом стиле.

Йозеф Мария Ольбрих. 1897–1898 гг. Выставочный павильон Венского сецессиона

Йозеф Мария Ольбрих. 1897–1898 гг. Выставочный павильон Венского сецессиона. Надпись на фасаде здания гласит: «Времени – его искусство, искусству – его свободу».

В Германии и скандинавских странах модерн получил название «югендстиль» – в честь журнала Jugend («Юность»), выходившего в Мюнхене с 1896 г. Подобно своим современникам в Париже и Брюсселе, дизайнеры югендстиля вдохновлялись новейшими достижениями в области научных исследований природного мира. Всё так же, как их европейские коллеги, они стремились уйти от академичности и всё так же встречали непонимание со стороны государства как главного спонсора в строительстве общественных сооружений. В развитии творческого потенциала помогли регионы, готовые демонстрировать свою уникальность и самобытность, – так молодой стиль стал активно внедряться в пространство городов и быт людей. 

Чтобы вдоволь насладиться обилием декоративных фасадов и причудливыми орнаментами, стоит посетить Ригу – музей югендстиля под открытым небом. Если не боитесь ряби в глазах от необузданного воображения автора, то стоит посетить улицы Альберта, Элизабетес, Бривибас. Особо броско выглядит лепнина в виде масок, которые смотрят на прохожих с фасадов домов, дополненная растительными орнаментами и геометрическими фигурами.

Латвия, Рига, ул. Альберта, 8.
Эйзенштейн (да, это отец того самого кинорежиссёра Сергея Эйзенштейна), построивший по меньшей мере 15 домов в Риге, не занимался архитектурой профессионально – он состоял на государственной службе статским советником в должности начальника отдела дорожного движения Лифляндской губернской управы. А дома он разрабатывал в свободное время по просьбе богатых друзей. Вот такое плодовитое хобби. Латвия, Рига, ул. Альберта, 8. 

Разнообразием оформительских решений Рига обязана запрету типовой застройки, объявленному в конце XIX века. Так, на вышеупомянутых улицах появились 4–5-этажные доходные дома, непохожие друг на друга. Помимо «пышного модерна», в Риге развивался свой собственный, по-северному сдержанный вариант югендстиля. Среди разноликой лепнины можно встретить мрачно-романтичный замок – национальную вариацию на тему модерн.

 Эйжен Лаубе, доходный дом Красткална, 1908 г. Латвия, Рига, ул. Бривибас, 47. Эйжен Лаубе, доходный дом Красткална, 1908 г. Ещё будучи студентом, Э.Лаубе побывал в Финляндии, позже ездил для расширения архитектурного кругозора в Швецию, Данию и Германию. Эти поездки повлияли на творчество мастера: дух северного модерна и лучшие образцы скандинавского деревянного зодчества запечатлены в доходном доме Красткална. Латвия, Рига, ул. Бривибас, 47. 

Увидеть иную, «перпендикулярную» вариацию югендстиля можно, прогулявшись по улицам Бривибас, Гертрудес, Александра Чака. После 1906 г. в проектах архитекторов уже не было столь ярких декоративных элементов, а основной акцент делался на геометрии здания.

Пауль Мондельштам. Доходный дом, 1903 г. Латвия, Рига, ул. Калею, д. 23 (на углу улиц Калею и Яна).

Пауль Мондельштам. Доходный дом, 1903 г. Латвия, Рига, ул. Калею, д. 23 (на углу улиц Калею и Яна).

Интересно, что в Риге, городе-музее югендстиля, на улице Алберта находится музей-квартира, интерьер которого оформлен в стиле модерн. Найти его можно в доме архитектора Константина Пекшенса, жившего там с момента постройки в 1903 г. до 1907 г. Как уже было замечено, архитекторы модерна были и своего рода дизайнерами: они полностью обставляли дом в современном для начала XX века стиле. В квартире до малейших деталей передан интерьер эпохи, всё вплоть до плавно изогнутых дверных ручек соответствует модерну.

Латвия, Рига, ул. Алберта, 12.Константин Пекшенс. Собственный дом архитектора. 1903 г. Сегодня – музей. Кстати, к созданию проекта здания приложил руку тогда ещё молодой студент, а в будущем известный архитектор Эйжен Лаубе. Латвия, Рига, ул. Алберта, 12.

В Вильнюсе главенствующим стилем для государственных зданий оставался историзм, чаще в необарочном варианте. Модерн смог проявить себя лишь в частных постройках. Сегодня на улицах города можно увидеть виллы и доходные дома обеспеченных горожан начала XX века, которые шли на эксперименты, отдавая предпочтение новым материалам и необычным декоративным элементам.

Литва, Вильнюс, ул. Паменкальнё, 24.Эдуардас Роуба. Доходный дом. 1912–1913 гг. Роуба построил комплекс из четырёх доходных домов для четырёх разных заказчиков. Строить доходные дома рядом предпринимателям начала XX века было очень выгодно: они экономили на подводе коммуникаций и обеспечивали арендаторов всем необходимым, неся минимум затрат. Литва, Вильнюс, ул. Паменкальнё, 24.

По причине того, что заказчиками вильнюсского модерна были, говоря современным языком, частные инвесторы, выбор декоративных элементов зависел от их вкуса и состоятельности. Наверное, поэтому вильнюсский модерн более сдержан в декоративных вариациях, в нём нет торжественности, обилия орнаментов и барельефов, как в рижском югендстиле, или золота, как в венском сецессионе. Литва пошла по пути так называемого северного, или национально-романтического, модерна, основанного на фольклорных мотивах Скандинавии и Финляндии и ассоциации с прошлым.

Литва, Вильнюс, проспект Гедимина, 39Доходный дом Виктора Лукашевича, построенный по проекту инженера Н. Собки в 1911 г. Литва, Вильнюс, проспект Гедимина, 39.

Если доходные дома строились в центре города, то виллы в стиле модерн расположились в районе Жверинас. Одним из самых привлекательных особняков является собственный дом архитектора Антония Адама Филипович-Дубовика. Дом построен в самое яркое для модерна время – в 1903 г., и именно поэтому он более всего отражает дух ар-нуво, сочетая объёмные формы с лёгкими кружевными деталями, растительным орнаментом и гербовой лепниной. 

 А. Филипович-Дубовик, дом архитектора, 1903 г. Литва, Вильнюс, ул. Мотейя Валанчауса, 3. А. Филипович-Дубовик, дом архитектора, 1903 г. Прогуливаясь по улочкам Вильнюса, можно встретить намёки на модерн в зданиях, не относящихся к данному стилю. Дело в том, что в стремлении следовать за модой архитекторы и заказчики дополняли дома коваными деталями или округлыми дверями, само же здание исполнялось в эклектике. Филипович-Дубовик также часто использовал в своих проектах элементы стиля модерн. Литва, Вильнюс, ул. Мотейя Валанчауса, 3. 

В Эстонии, как и в Литве, модерн носит северный окрас, сформировавшись под влиянием архитекторов из Финляндии и Российской империи (Санкт-Петербурга). От рижских архитекторов эстонским модерном были заимствованы элементы, присущие немецкому провинциальному стилю, – это вариации на тему фахверка, фронтонов и двуцветной окраски. Однако, в отличие от Вильнюса, в Таллине архитекторам доверяли постройку общественных сооружений в стиле позднего модерна.

Эстония, Таллин, ул. Пярну, 5.Архитекторы из Санкт-Петербурга А. Ф. Бубырь и Н. В. Васильев в 1910 г. построили здание Немецкого театра. Сегодня это Эстонский драматический театр. Эстония, Таллин, ул. Пярну, 5.

В Таллине сложно пройти мимо монументальной Национальной оперы. Здание похоже на многие подобные сооружения поствоенного СССР. Нарочитые колонны и жёлтая штукатурка фасада говорят о лучших традициях сталинского неоклассицизма. Однако всё это реконструкция, причиной которой была бомбардировка Таллина и пожар 1944 г. А в 1913 г. в стиле позднего модерна был построен театр «Эстония», асимметричная форма которого по сегодняшний день ломает все представления о классике.

Эстония, Таллин, бульвар Эстония, 4.

А.Лидгрен и В.Ленн, театр «Эстония», 1910–1913 гг. Сегодня Национальная опера. 
Эстония, Таллин, бульвар Эстония, 4. 

Помимо общественных зданий, выделяющихся своими размерами и монументальностью, стиль модерн проявился в частных работах. На прогулочной улице Пикк архитектором Жаком Розенбаумом были спроектированы два доходных дома. Один своей романтичной сказочностью и пышным декором напоминает дворец принцессы, а второй, прозванный «домом с драконами», отсылает к средневековым замкам. 

 Ж. Розенбаум. Доходные дома, 1908–1909 гг. Эстония, Таллин, ул. Пикк, 18, ул. Пикк, 23–25. Здания расположены друг напротив друга.

 Жак Розенбаум. Доходные дома, 1908–1909 гг. Здания расположены друг напротив друга. Ж.Розенбаум – фигура крайне противоречивая. Выходец из семьи богатых балтийских буржуа с еврейскими корнями, он умудрился вступить в 1932 г. в нацистскую партию и вплоть до 1942 г. состоял на службе вермахта,  а точнее в люфтваффе, строя аэродромы и проектируя концлагеря. Эстония, Таллин, ул. Пикк, 18, ул. Пикк, 23–25.

Во второй декаде XX в. заметно угасание интереса деятелей искусства к модерну. С началом Первой мировой войны вопрос об архитектуре и строительстве мало кого интересовал. А в межвоенное время сменился вектор развития искусства, архитекторами уже не приветствовалась излишняя декоративность. Обилие лепнины сменила чистая форма конструктивизма, ручной труд – концепция массового производства баухауз, а место увядающей пышности занял изысканный ар-деко. Но за относительно короткий промежуток времени мастера модерна в различных видах искусства создали произведения, которые сегодня считаются визитными карточками городов и целых стран.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.