Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Понедельник
05 Декабря 2016

Латвийские ученые расшифровали «культурный код» латыша

Автор: Андрей Солопенко

Латвийские ученые расшифровали «культурный код» латыша

12.12.2014  // Фото: kk.wikipedia.org

На этой неделе на факультете социальных наук Латвийского университета, прошла презентация исследования «Многообразные и изменчивые латвийские идентичности». На страницах книги известные латвийские социологи, политологи, экономисты и другие учёные задались целью рассмотреть многообразные проявления национальной идентичности, за точку отсчёта взяв нынешнюю ситуацию в странах Балтии. Исследование в итоге дает свой ответ на проблему взаимоотношений латышей и русских в Латвии.

Одна из самых актуальных проблем Латвии сегодня – проблема идентичности – рассматривается в этой книге во всех наиболее важных измерениях: политическом, историческом, экономическом. Затрагивается отдельно даже проблема идентичности в контексте СМИ. Но наиболее интересное исследование, изложенное в книге, связано с вопросами самоидентичности – как себя определяют латыши и русские? Ответ на этот вопрос авторы искали, анализируя глубинные интервью, проведённые в период 2010-2012 г., в которых респонденты рассказывали о своём детстве, родителях, получении образования, о работе и создании семьи, о включении в общественную жизнь и чувстве этнической и национальной принадлежности.

По мнению авторов, латышская национальная идентичность основывается на государственности, выделении уникальности латышского языка и культуры и на гордости за свою страну.

Кроме этого, значимыми факторами в конструировании латышской идентичности являются принадлежность к сельской среде и противопоставление себя русским Латвии.

Скорее всего, именно в этом и кроется главная причина нынешнего экономического и политического тупика, в котором находится Латвия. Большинство латышей совершенно отказываются принимать тот факт, что кроме них в Латвии проживает ещё и значительное количество русских, которые хотят, чтобы и их предложения по обустройству государства тоже брались во внимание. Однако данная мысль обрубается на корню, притом совершенно бессознательно: говоря о работе русских в госструктурах, латышский респондент сначала был критически настроен по отношению к делению людей по национальности, но в итоге выразил своё недоверие русским.

Кроме этого, особую роль в чувстве национальной идентичности латыши отдают своему языку. Латышский язык для них - не просто средство общения, он напрямую связан с государственной принадлежностью, и нежелание переходить в общении на латышский язык они могут воспринимать как неуважение к стране. Однако проблема кроется не только в этом, она гораздо глубже. Находясь в среде, где большинство не говорит на государственном языке, латыши начинают чувствовать страх и неуверенность в том, что они являются большинством. Именно этим, скорее всего, и объясняется относительный успех Национального объединения среди латышских партий, в Риге и вокруг неё, т.е. в тех местах, где латышей и русских проживает примерно равное количество.

В то же время у русских Латвии в национальной идентичности на передний план выходят совсем другие аспекты. Конструируя свою идентичность, они указывают на отличия между русскими Латвии и России, а также на отличия между теми, кто уже несколько поколений живёт в Латвии и теми, кто приехал не так давно.

Однако русские Латвии также указали, что для них является ценностью как русская культура в России, так и русская культура Латвии. Это их двойственное понимание вполне объяснимо, ведь именно они находятся на перепутье между «большой Россией» с одной стороны, и латышами - с другой. Русские латвийцы взаимодействуют как с одними, так и с другими, и Латвия от этого могла бы только выиграть, если бы русские в этой стране были допущены во власть. Однако опасения латышей как раз основаны на этой двойственности. В их понимании не существует оттенков, есть либо «чёрное», либо «белое» – либо принятие латышской идентичности, либо русской, но следует признать, что в ближайшее время для русских Латвии это не произойдёт, так что нынешнее положение дел будет сохраняться ещё неопределённое время.

Также в конструировании идентичности для латвийских русских очень важным оказалось отношение к Латвии, связанное с репрессивной политикой в отношении языка и гражданства. Один из респондентов, мнение которого приводится в книге, говоря о своём статусе негражданина, заявил «Я до сих пор здесь никто», вспомнив известную фразу экс-депутата Сейма Висвалдиса Лациса, сказанную в интервью: «Вы не граждане второго сорта. Вы здесь – никто». Для русских Латвии первые годы независимости связаны с романтикой создания нового идеального для всех государства. Однако последующие события развеяли эту мечту.

Данная обида на государство сохраняется у многих, а натурализацию значительная часть неграждан рассматривает как признание правоты Латвии в лишении их гражданских прав, чего они принять не могут, поэтому и остаются негражданами.

В то же время в отношении латышского языка присутствует другая проблема. Латвийские русские не идентифицируют себя как национальное меньшинство и не стараются в полной мере использовать латышский язык, в чём и кроются причины большого конфликта. Латыши не идентифицируют себя с большинством из-за присутствия большой русской общины, тогда как русские не считают себя в Латвии национальным меньшинством по той же самой причине. Данное нежелание воспринимать реальность является «миной замедленного действия» в отношениях между двумя группами, что, в конечном счете, может привести в будущем к «социальному взрыву».

При анализе данных исследования ясно заметны отличия между латышами и русскими Латвии, и проблемы, кроющиеся за этим. Улучшение межнациональных отношений в стране наступит только тогда, когда каждая из сторон поймёт, что нужно идти на уступки: латышам необходимо признать, что у русских Латвии также есть право на своё видение развития страны, а русским надо прекратить способствовать увеличению страхов латышей и начать говорить c ними по-латышски. Когда каждая из сторон считает, что уступки –  это признак слабости, а компромисс – поражение, это –  тупик.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.