Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Как маргинализируют русскую общину Латвии через школьное образование?

Автор: Андрей Солопенко

Как маргинализируют русскую общину Латвии через школьное образование?

16.04.2015  // Фото: http://www.ves.lv/

Первая русская школа на территории Латвии – Екатерининское уездное училище — была открыта в Риге 7 февраля 1789 года. Школы с русским языком обучения существовали как при Первой республике, так и во времена авторитарного режима Карлиса Ульманиса, а также при фашистской оккупации. Существуют русские школы в Латвии и сейчас. Однако после распада СССР их количество неуклонно сокращается, и через 15-20 лет они могут остаться лишь в крупных городах, со значительным удельным весом русского населения.

В 1991-1992 учебном году в Латвии работало 986 школ с 338 210 школьниками. Из них было 585 латышских, 219 русских, 178 двухпоточных и 4 только появившихся школы других национальных меньшинств, в которых на тот момент обучалось 208 учеников. Интересно, что в следующем 1992-1993 году количество русских школ даже выросло до 223, однако потом лишь неуклонно снижалось. Уже в 2000 году русских школ в Латвии насчитывается только 178, в 2010 году – 103, а на данный момент осталось лишь 99 школ. То есть за 15 лет было закрыто 79 русских школ, а с начала обретения Латвией независимости – 120, или 54,7%. В то же время количество латышских школ, на данный момент составляющее 641, до 2003 года планомерно росло, и лишь в 2009 году резко снизилось (в 2008 году в Латвии насчитывалось 724 латышских школы, а через год лишь 648).

За 15 лет количество латышских школ сократилось на 83, что, казалось бы. примерно сопоставимо с числом школ на русском языке, однако удельный вес ликвидированных школ составляет лишь 11,4%.

По данным Центрального бюро статистики, количество школьников, обучающихся на латышском языке, в 1991-1992 учебном году составило 176 612 человек или 53,2%. До начала XXI века количество латышских школьников увеличивалось. Данное увеличение связано с демографической политикой, проводимой в Советском Союзе, способствовавшей повышению рождаемости латышского населения, а уменьшение числа школьников, обусловлено сменой политического строя и экономической политикой страны. На рубеже веков в школу начинают идти дети, родившиеся в независимой Латвии. В то же время количество школьников, учащихся на русском языке, снижалось каждый год. На 2013-2014 учебный год удельный вес русских школьников составлял лишь 28,5% или 54 419 человек, и это связано с прогрессирующим уменьшением численности русскоязычных детей.

Латвия в период 1991-2015 гг. это одна из стран-лидеров по сокращению количества населения — на 25,5%. Однако, если число латышей за этот период уменьшилось лишь на 12%, то количество нелатышей сократилось почти наполовину. Национальные меньшинства убывают значительно быстрее, чем коренная нация. Главными факторами сокращения количества жителей являются эмиграция, а также значительно большее превышение смертности над рождаемостью по сравнению с латышами. Известный латвийский правозащитник Владимир Бузаев:

«В 2012 году эти показатели на 1000 человек у латышей составляли 10,95 и 12,82 с разницей в 1,87, тогда как у нелатышей — 8,07 и 16,74 с разницей в 8,67. Соответственно, рождаемость у нелатышей на 26% ниже, смертность — на 31% выше, а скорость естественной убыли почти впятеро выше, чем у “государствообразующей” нации».

Казалось бы, напрашивается логичный вывод, что данная разница в демографических показателях способствует более активному сокращению количества русских школ по сравнению с латышскими. Однако если проанализировать динамику средней заполняемости латышских и русских школ, то сразу становится видна ошибочность этого вывода. По словам Владимира Бузаева, «русские школы закрывали с такой интенсивностью, что средняя численность учеников в русской школе стала даже расти, в то время как в латышской школе такого явления не наблюдается. Наиболее интенсивно русские школы стали ликвидироваться в период кризиса, когда были отменены минимальные нормы заполняемости классов, и вопрос ликвидации школ был полностью передан из ведения правительства в ведение самоуправлений. Самоуправления особенно отличились в сельской местности, и школьное образование на языках меньшинств стало практически недоступным за пределами крупных городов во всех регионах, за исключением Латгалии».

Действительно, из оставшихся 99 русских школ, 58 находится в Риге, 8 в Даугавпилсе, 4 в Резекне, Лиепае и Юрмале, 3 в Елгаве, 2 в Вентспилсе и 1 в Екабпилсе — крупных городах со значительным удельным весом русскоязычных жителей. Кроме того, 11 школ находится в небольших городах и сёлах Латгалии, а четыре в городах Рижского региона, где русские также ещё составляют значительную часть населения. На остальной же территории Латвии, в Курземе, Видземе и Земгале, в таких небольших городах как Седа, Калнциемс или Айзкраукле, а также многих других, в которых проживают русскоязычные, русских школ нет вообще. Для открытия класса с обучением на русском языке необходимо наличие определённого минимального числа учеников, которое может различаться в разных самоуправлениях. Никаких исключений не предусмотрено и если указанные критерии не соблюдаются, то школы можно спокойно ликвидировать. Вследствие этого значительной части родителей ничего не остаётся, как направить своих детей учиться в те учебные заведения, где преподавание ведётся на государственном языке, в силу того, что русских школ в их местах проживания нет.

Данная тенденция ведёт к тому, что сокращение русских школ на определённых территориях грозит полной ассимиляцией русских на них, либо к отъезду русских в те регионы страны, где их ещё много, а это характерно созданием ещё большего территориального размежевания между русскими и титульной нацией.

Закрытие русских школ, а также постепенный перевод всего школьного образования на латышский язык задуман правящим истеблишментом с одной целью — низвести русскую общину до маргинального состояния и дать преимущество титульной нации в получении высшего образования. Если по данным переписей населения 1989 и 2000 года доля русских имеющих высшее образование была выше, чем среди латышей, то перепись населения 2011 года показала противоположную картину. У латышей доля людей с высшим образованием составляет 24%, а у русских — 23%. Конечно, разница в 1% является небольшой, однако не стоит забывать, что среди русских Латвии повышенный удельный вес лиц старшего возраста, получивших качественное советское высшее образование. В то же время, если посмотреть на жителей трудоспособного возраста от 25 до 44 лет, то разница становится очевидной. Среди русских в этой возрастной группе высшее образование имеет 27%, тогда как у латышей — 35% и с каждым годом, ввиду сокращения русских школ, эта разница будет возрастать, что в конечном счете приведёт к маргинализации значительной части русской молодёжи Латвии и опасности насильственной эскалации этнического конфликта. Понимают ли эту угрозу латышские политики? 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.