Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Онтология Латгалии: культурные предпосылки сепаратизма в Восточной Латвии

Автор: Лайма Каце

Онтология Латгалии: культурные предпосылки сепаратизма в Восточной Латвии

19.02.2016  // Фото: latvia.travel

Латгалию особым регионом Латвии делает не только экономическая специфика, рассмотренная в предыдущей статье данного цикла. Именно в этом регионе проживает национальное меньшинство республики, официальное признание которого может поставить под вопрос всю систему «латышской этнократии», выстроенную за последние 25 лет.

В Латгалии проживают не только латыши и русскоязычные. Коренным населением региона является особый этнос – латгальцы, которые испытывают, пожалуй, даже большую этническую дискриминацию со стороны латышей, чем русскоязычное население республики. Официальная Рига отказывает народу «озёрного края» в праве на воспроизводство и демонстрацию своей этнической и культурной идентичности.

В первой Латвийской республике латгальцы были уравнены в правах с латышами.

На латгальском языке издавались журналы и газеты, его преподавали в школах. Расцвет культуры Восточной Латвии закончился после государственного переворота премьера Карлиса Ульманиса в 1934 году. Латгальское образование стало переводиться на латышский язык; имена, фамилии, названия озёр и деревень переименовывались на латышский лад; полетели в огонь латгальские книги. Правящая столичная номенклатура потворствовала ассимиляции латгальцев и в советское время.

Нынешний этнократический режим официальной Риги продолжает отказывать коренным жителям Восточной Латвии в статусе отдельного этноса, понижая их до уровня этнической группы, а латгальский язык – до уровня диалекта латышского языка. Исследовательская деятельность по латгальской тематике не находит поддержки со стороны учёных Академии наук Латвии и Латвийского университета. Издаваемые книги, журналы, газеты на латгальском языке и про латгальцев пополняют сегодня исключительно библиотеки, находящиеся в самом крае, и не являются приоритетным направлением для Министерства культуры.

В 2010 году латгальский язык можно было изучать по выбору в семи государственных школах Восточной Латвии. Однако ежегодно эти занятия собирали не более 300–400 учеников. Администрацией учебных заведений изучение латгальского языка, мягко говоря, поддерживалось без особого рвения: это оставалось делом энтузиастов, представителей местной интеллигенции. Произведения латгальских литераторов, а также традиционная латгальская культура и вовсе не нашли себе места в школьных программах «озёрного края».

Латгалы неоднократно пытались добиться права учить детей на своём родном языке. Проводили пикеты, акции протеста. Но официальная Рига оставалась глуха к чаяниям своих соотечественников.

В конце 2009 года группа латгальских студентов даже обратилась в Министерство образования и науки и в Минюст с просьбой взять латгальский язык под защиту и присвоить ему статус регионального. Чиновники, в свойственной им манере, ответили активистам сухой отпиской.

В 2011 году интеллигенцией края была создана уникальная структура – «Латгальский сейм» (Latgolys Saeima). «Добиться расцвета Латгалии во всех сферах, защитить латгальский язык и сохранить истинную Латгалию с её культурными ценностями», – декларировала свои цели общественная организация.

Член правления «Латгальского сейма» Арвид Турлайс (из интервью газете «Вести сегодня»):

«Сегодня Латгалия, хотя и находится в составе Латвии, не обладает, тем не менее, равными с остальными регионами правами, в том числе и в использовании латгальского языка. […] Официальные структуры не признают национальность «латгалец», хотя исторически доказано, что мы существуем, имеем свой язык, который тоже игнорируется. Мы считаем, что эти проявления – настоящий этноцид по отношению к латгальцам, а потому будем продолжать борьбу за свои права».

Идею автономии края «Латгальский сейм», однако, рассматривает как достаточно опасную и не поддерживает. «Это слово (автономия – прим.RuBaltic.Ru) вызывает в обществе негативные ассоциации», – говорит представитель организации Юрис Вилюмс.

В 2011 году состоялась общереспубликанская перепись населения Латвии. По её результатам Центральное статистическое управление опубликовало показательные цифры – количество «постоянных жителей, ежедневно использующих дома диалект латышского языка – латгальский язык». Было отмечено (по фактическим данным ЦСУ от 6.06.2012, а не скорректированным после), что 165 тыс. человек используют латгальский язык в семье.

Понятно, что не все латгальцы ежедневно говорят на родном языке, и за годы ассимиляции часть из них в той или иной степени утратила навык общения на нём. По данным социологических замеров (The Latgalian language in education in Latvia. European Research Centre on Multilingualism and Language Learning), свободно или на достаточно высоком уровне родным языком владеют лишь 70% латгальцев. Если скорректировать данные переписи с их «языком домашнего общения» на коэффициент 0,7, видно, что реальная численность латгальцев в Латвии как минимум 236 тыс. человек.

Подобные цифры имеют огромное значение: структура населения Латвии с их учётом предстаёт совершенно в ином свете. Получается, что в стране проживает 49,3% латышей, 37,1% русских и русскоязычных, 12,6% латгальцев и 1% прочих этносов (А.Гапоненко. Почему латгальцев подсчитали неправильно?).

Рушится миф об абсолютном большинстве латышей. Рушится латышская этническая монополия.

Осознание этого факта даёт латгальцам новый импульс для преодоления застенчивости перед «титульным большинством» в борьбе за право быть самими собой. Помогает продолжать развивать свой язык и свою культуру вопреки ассимиляционной политике официальной Риги.

Столичные рулевые должны понять: чем дольше они затягивают переход от этнократии к демократическому устройству общества, тем сильнее будет желание народа «озёрного края» создать собственную национально-культурную автономию с соответствующими административными и экономическими правами. Так в будущем к каталонцам, баскам, уэльсцам, валлонцам, фламандцам могут примкнуть и латгальцы – отдельный самобытный этнос, населяющий Восточную Латвию.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.