Культура Культура

Сейм Латвии принял преамбулу к гражданской войне

Источник изображения: http://www.jf.lu.lv/
  4508 0  

Сейм Латвии в окончательном чтении принял преамбулу к Сатверсме – Конституции Латвии, в которой на высшем законодательном уровне установлено, что латвийское государство существует для латышского народа. Преамбула к Конституции юридически закрепляет существование этнократии как общественно-политического строя постсоветской Латвии, а её принятие накануне выборов является одной из провокаций русскоязычной общины, которые в сумме способны привести к социальному взрыву в стране.

«Латвия, провозглашённая 18 ноября 1918 года, была создана за счёт объединения латышских исторических земель на основании непреклонной государственной воли латышской нации и её неотъемлемого права на самоопределение, чтобы гарантировать существование и вековое развитие латышской нации, её языка и культуры, обеспечить свободу и поддержать благосостояние каждого человека и всего народа».

Именно так начинается преамбула к Конституции Латвии, которую принял в четверг 19 июня латвийский Сейм. Нужно отдать должное – это очень честный документ. Фактически он прямо и открыто объявляет несостоятельными все дискуссии последних 23 лет о гражданстве и патриотизме – о том, что значит быть гражданином Латвии, патриотом этой страны и человеком, лояльным проекту независимого латвийского государства. Согласно преамбуле к Сатверсме это всё не главное: для латвийского государства первичны не патриотизм и не гражданство, и даже не лояльность, а национальная принадлежность.

Главное в Латвии – быть латышом. Латышская нация первична, всё прочее – вторично. Так сказано в Конституции.

«В этой истории я могу начертить прямые параллели с Законом о гражданстве Третьего Рейха и с расовыми законами Нюрнберга. И всё-таки надеюсь, что найдутся здравомыслящие люди, которые будут оспаривать эту преамбулу в Конституционном суде, затем в Страсбурге и других европейских судах. Потому что иначе получается, что юридически в Латвии есть только латыши, для которых и создана эта страна, а всем прочим, кто в ней живет, государство ничего не должно», - комментирует RuBaltic.Ru принятие преамбулы к Конституции латвийский политолог Эйнарс Граудиньш.

Кроме того, преамбула к Конституции законодательно устанавливает один, «единственно верный» взгляд на главные вопросы постсоветской Латвии. «Латышская Латвия», теория трёх оккупаций, единственный государственный язык – в соответствии с преамбулой это теперь основы конституционного строя, за их нарушение грозит преследование согласно уголовному законодательству. «Народ Латвии не признавал оккупационные режимы, сопротивлялся им и на основании непрерывности государства 4 мая 1990 года восстановил государственную независимость, вернув свою свободу. Он чтит своих борцов за свободу, поминает жертв чужой власти, осуждает преступления коммунистического и нацистского тоталитарных режимов…Латышский язык как единственный государственный язык, свобода, честность, справедливость, солидарность, равноправие, семья, труд и верность Латвии — это основа сплочённого общества», - говорится в преамбуле к Сатверсме.

Исходя из этого текста, в Латвии становятся антиконституционными разговоры о каком-либо официальном статусе русского языка, споры о Второй мировой войне и советском периоде, о том, какими путями могла бы развиваться Латвия после провозглашения независимости. Переход от разговоров к политическому действию (например, инициирование референдума) и вовсе запрещён и может рассматриваться как антигосударственная деятельность, подлежащая уголовному преследованию.

Помимо национальной идеологии преамбула оправдывает и законодательно закрепляет также праволиберальный социально-экономический курс, проводившийся правительствами страны все 23 года её «второй независимости». «Каждый заботится о себе, своих близких и общем благе общества, ответственно относится к другим людям, следующим поколениям, окружающей среде и природе», - сказано в документе. «В преамбуле фигурирует фраза о том, что обязанность каждого жителя — заботиться о себе. Этот тезис крайне двусмыслен и даёт широкое поле для интерпретаций. Не является ли эта фраза попыткой правящего большинства снять с себя ответственность за то, что треть населения живёт в бедности, за то, что государство не обеспечивает сейчас тем, кто объективно не может о себе позаботиться, приемлемый уровень социального обеспечения?» - комментирует эти слова заместитель председателя фракции «Центр Согласия» в Сейме Латвии Валерий Агешин.

Но главная особенность этого документа в том, что он в очередной раз и, похоже, уже окончательно, закрепляет раскол латвийского общества на латышей и русских. Вместо примирения и объединяющей повестки дня (ремонта дорог, противодействия коррупции, стимулирования рождаемости, борьбы с преступностью – при желании можно найти бесконечно много общих тем, которые объединяют латышей и русских на том простом основании, что они живут в одной стране) предлагается поляризация населения Латвии по принципу «свой/чужой» - «русский/латыш». При таком «мудром» государственном подходе прямым следствием этой этнической поляризации может стать противостояние по принципу «стенка на стенку». Род на род, племя на племя, двор на двор.

«Если на законодательном уровне, на основании Основного закона страны в фактически многонациональной - веками многонациональной - стране юридически определяется, что эта страна создана только для латышей, то я считаю, что это первый шаг к гражданской войне», - считает политолог Эйнарс Граудиньш.

Похоже, лишь для того, чтобы сгладить международный резонанс от принятия такого документа, в преамбуле упоминаются нацменьшинства. «Латвия, как демократическое, правовое, социально ответственное и национальное государство, основано на уважении и свободе человека, признаёт и защищает основные права человека и уважает национальные меньшинства», - говорится в тексте. Но едва ли кого-либо внутри страны это введёт в заблуждение: в том же предложении говорится, что Латвия – национальное государство, а из всего, что сказано в документе про богоподобных латышей, прямо следует, что имеется в виду не гражданская, а этническая нация. Из того же документа следует, что если латвийское государство на 24-м году и начнёт вдруг быть социально ответственным, то тоже только для латышей, ведь именно они - смысл его существования.

Такой текст, как тот, что утвердили депутаты латвийского Сейма – это прямая провокация русскоязычного населения, тем более очевидная, что делается она за несколько месяцев до выборов.

Правящая элита Латвии, похоже, окончательно переборола свой страх перед «русским бунтом», который охватил её после Крыма и Восточной Украины в марте-апреле. Принятие националистической преамбулы к Конституции можно было бы считать первым шагом к гражданской войне, если бы таких шагов не было сделано уже несколько. Было анонсировано закрытие всех русских школ к 2018 году, принят закон, запрещающий оспаривать «преступления советского и нацистского оккупационных режимов». Теперь следует ждать нажатия на следующие болевые точки – предложений снести Памятник Освободителям или запретить ПБК и русскоязычную прессу. А также откровенно русофобской риторики баллотирующихся в Сейм политиков с требованиями к «оккупантам» убираться в «свою Россию».

Принятое дополнение к Конституции в этом смысле действительно является преамбулой – преамбулой к кампании масштабного государственного провоцирования русскоязычной общины Латвии, к взрыву протестной активности.   

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up