Культура Культура

Литва не рискнет заблокировать транзит в Калининград

remove_red_eye  4708 0  

Угрозы «блокады Калининграда» со стороны Вильнюса во время обострения российско-литовских отношений становятся «доброй традицией». О том, насколько реалистичны эти угрозы и насколько Калининградская область зависима от сопредельных государств, порталу RuBaltic.Ru рассказал российский политолог и социолог, кандидат социологических наук, доцент кафедры политики, социальных технологий и массовых коммуникаций БФУ им. И. Канта Михаил БЕРЕНДЕЕВ:

- Михаил Владимирович, как Вы думаете, есть ли какие-либо риски для Калининграда от напряженности отношений между ЕС и Россией, если учитывать географические особенности расположения Калининградской области?

- Разговор вокруг Калининграда в ЕС всегда носил крайне политический контекст. Но сколько помню, дальше заявлений отдельных политических деятелей, процессы ни шли. География Калининграда такова, что он всегда будет звучать на пике обострения отношений, но при этом риски которые может испытать на себе область очень минимальны. Политических рисков, пожалуй, нет вообще, что же касается экономики, то регион напрочь привязан финансовыми нитями к Москве, а не к Брюсселю, и, следовательно, экономических рычагов его ослабления крайне мало. Если кто-то думает, что в Калининграде можно раскачать лодку протестных настроений, то всех можно успокоить, что такой лодки сейчас нет и раскачивать по большему счёту нечего.

- В Литве, например, снова озвучиваются идеи блокады Калининграда. В середине августа об этом заявлял консерватор Старкявичюс как об ответной мере на российское сельскохозяйственное эмбарго. Как Вы это оцениваете?

- Литва, как и другие страны Балтии, очень обеспокоена санкциями в отношении производства сельхозпродуктов, которые ввела Россия в ответ на действия ЕС. По большему счёту эти страны получили болезненный удар, компенсировать который финансовыми вливаниями ЕС не очень спешит, да и по большему счёту не собирается. Но отношения России и Литвы не сводятся только к «молоку и мясу», это только часть рынка. Литва, прежде всего, страна-транзитёр и это место в её экономике куда более важно и для самой ЕС, и для Литвы.

Россия на сегодняшний день ведущий внешнеэкономический партнёр Литвы, почти 35% объёма импорта Литвы приходится на Россию. Другого такого партнёра рядом нет, да и рынка сбыта тоже. Литовский бизнес очень долго и тщательно прорубал себе окно в России, так что предложения консервативной части литовских элит вряд ли обрадуют бизнес круги.

Идея блокады Калининграда также не нова, как только возникает какая-то «торговая война», не первая за историю независимости Литвы, некоторые политики запускают в лексикон слово «блокада».

К тому же Калининград – регион для России стратегический, прежде всего, в военной сфере. Любая самая слабая попытка его блокады может привести к очень неприятным последствиям и ответным действиям. Что касается разговоров, то литовские политики вольны заявлять самые резкие вещи, у нас тоже Путин политиков и лидеров партий часто за рукав одёргивает, заявляя, что их слова к официальной Москве не имеют никакого отношения.

- Разве транзит в Калининград через Литву не гарантирован специальным соглашением с ЕС?

- В современной ситуации любое соглашение стоит дешевле бумаги, на котором оно написано. Хотя ЕС заинтересован в благоприятной транзитной ситуации, поскольку любое ограничение транзита со стороны Литвы может ударить по энергетике ЕС. Так вообще можно к Рождеству остаться с пустой трубой. Но у ЕС не слишком много рычагов давления на Литву, скорее нужно эти рычаги искать вблизи овального кабинета.

- Старкявичюс предлагает согласовать эти меры с Польшей. Как Вы думаете, может ли откликнуться Варшава на такие предложения?

- Варшава хоть и обижена на Россию и градус антироссийских настроений там достаточно высок, все же основной конкурент Литвы на сельскохозяйственном рынке. Польскую продукцию вряд ли ждут на едином европейском рынке. Французы не заменят свои сыры польскими, а итальянцы не оденутся в польское платье. В общем то, куда всё сбывать вопрос ключевой. После введения санкций как с той, так и с другой стороны, поток путешествующих в Польшу калининградцев только вырос. Очереди на границах стали не субботней, а почти будничной нормой.

Для экономики северных воеводств это просто спасение, поэтому не думаю, что Польша будет перекрывать себе столь выгодный канал. Да и малое приграничное движение не для того придумывалось, чтобы взять и в одночасье все обрушить.

Скорее всего, все закончится каким-нибудь совместным заявлением на уровне глав правительств.

- Насколько вообще Калининградская область зависит от поставок сельскохозяйственной продукции из Польши и Литвы?

- Пока ещё зависит, и во многом это экономическая привычка. Но голодать Калининградцы вряд ли будут. Во-первых, рынок местных производителей постоянно растёт, в сельскохозяйственный оборот водятся новые земли, а рынок мясомолочной промышленности Калининграда способен за 4-5 лет вырасти до объёма полного импортозамещения.

Есть Беларусь, для которой регион в ситуации торговых войн с Литвой и Польшей – просто золотая жила для сбыта продукции. Я что-то не обнаружил на полках магазинов Калининграда какого-то дефицита. Да и к тому же если при том изобилии, которые есть сейчас, процентов 20 товара куда-то растворится и одновременно заместится другими товарами, это вряд ли кто-нибудь заметит.

- Какие ответные меры может предпринять Россия в ответ на блокаду Калининграда?

- Думаю, что у Литвы все же дальше заявлений отдельных политиков дело не пойдёт и ответных мер предпринимать будет не нужно. А если Россия вдруг начнёт выдвигать идеи об энергетической блокаде Литвы? Или исключит её из списка страны транзитёров энергоресурсов? Тут зайти можно слишком далеко. Хотя литовские политики и бизнес круги все же рано или поздно переведут диалоги в более конструктивное русло в борьбе за российские рынки сбыта, поняв, что в ЕС тоже ведётся внутренняя борьба за выживание. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up