Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Адам Ротфельд: польско-российские отношения встали на нормальные рельсы

Автор: Александр Носович

Адам Ротфельд: польско-российские отношения встали на нормальные рельсы

18.11.2013  // Фото: http://www.40-jahre-ostpolitik.de

В Балтийском федеральном университете имени Канта (Калининград) 15-16 ноября состоялся Второй российско-польский форум СМИ. В рамках форума прошло заседание российско-польской группы по сложным вопросам, созданной для диалога по наиболее болезненным вопросам в отношениях двух стран. Об истории создания группы по сложным вопросам и польско-российских отношениях в интервью порталу RuBaltic.ru рассказал сопредседатель группы с польской стороны, председатель Совета Центра польско-российского диалога и согласия, министр иностранных дел Польши (2005 год) Адам Даниель РОТФЕЛЬД:

- Г-н Ротфельд, как Вы оцениваете нынешнее состояние польско-российских отношений?

- Академик Торкунов сказал сегодня, что польско-российские отношения ассиметричны, потому что отношения с Польшей в России занимают десятую часть того внимания, которое придают отношениям с Россией в Польше. Я Вам скажу, что он немножко преувеличивает – в Польше все меньше интересуются Россией, как и в России Польшей. Я считаю это очень положительным явлением – это означает, что польско-российские отношения встали на более-менее нормальные рельсы.

Есть, конечно, люди и в России, и в Польше, которые пытаются усилить актуальность польско-российских отношений за счет придания им негативного характера, но мне кажется, что процесс нормализации уже продвинулся настолько далеко, что эти попытки оказываются не такими эффективными, как можно было ожидать.

Вы понимаете, что я говорю о имевших место 11 ноября беспорядках у российского посольства в Варшаве.

- На нынешнем форуме много говорилось о переходе российско-польских отношений на прагматическую основу в последние несколько лет. Если на выборах 2015 года победят правые из «Права и справедливости» есть ли опасность отката назад, к приоритету политики исторической памяти и т.п.?

- Это не ко мне вопрос, а к политикам. В частности, из «Права и справедливости». Они борются за власть, выбирают лозунги и программы для избирателя – в интервью с ними этот вопрос будет уместнее, чем со мной, потому что я смотрю на эти вещи издали и у меня совсем другое представление.

Я могу сказать, что все без исключения крупные партии в Польше: и «Гражданская Платформа», и левые – Союз демократических левых сил - и Крестьянская партия, и «Право и справедливость» в вопросе отношений с Россией имеют различия в тактическом подходе, а не в вопросах стратегических. То, что говорил сегодня на этом форуме евродепутат от Польши Павел Коваль (а он был в «Праве и справедливости») - то же говорит и делает «Гражданская платформа».

Лично я считаю, что не имеет большого значения, кто выиграет, а кто проиграет в 2015 году.

Россия и Польша обречены на диалог, пусть он будет не особо дружелюбным и даже прохладным, но рано или поздно отношения между странами должны прийти в норму.

Теперь я Вам скажу более важную вещь касательно Вашего вопроса.

Внешняя политика во всех странах (в том числе в России и Польше) теряет на глазах свое значение. Главным элементом является внутренняя политика. Отношения между странами являются функцией того, что происходит внутри страны.

С этой точки важнее то, что будет происходить в общественной жизни Польши и России, чем то, какие лозунги будут выдвигаться в вопросах внешней политики.

- Историческая повестка в российско-польских отношениях, очевидно, играет негативную роль. Может, следует вообще отказаться от обсуждения болезненных исторических тем в процессе налаживания двусторонних отношений?

- Наша группа по сложным вопросам была создана именно для того, чтобы психологически трудные, болезненные вопросы общего прошлого убрать из текущей повестки дня, касающейся настоящего и будущего.

Политики не могут и не должны заниматься историческими вопросами – это психологически совершенно другой тип личности, неприемлемый для решения таких вопросов.

Поэтому наша группа была создана из профессиональных историков, социологов и юристов двух стран. Они сумели открыть путь для нормального разговора. Даже при том, что сложные вопросы не решаются за несколько заседаний коллективным усилием, нам удалось больше, чем я когда-либо мечтал. За пять лет работы мы продвинулись дальше, чем кто-либо предполагал.

- Кто предложил создать польско-российскую группу по сложным вопросам?

- Группа по сложным вопросам впервые была создана в 2002 году, когда был первый визит президента Путина в Польшу. Тогдашняя группа была создана из крупных чиновников: заместителей руководителей ведомств: внутренних дел, иностранных дел, юстиции, культуры. Она не работала. А в декабре 2007 года, прямо перед Рождеством Христовым был разговор Лаврова с Сикорским (министров иностранных дел России и Польши – прим. RuBaltic.ru) о том, что надо принципиально поменять состав группы. Родослав Сикорский тогда позвонил мне и предложил подумать, соглашусь ли я ее возглавить.

Когда я узнал, что с российской стороны группу будет возглавлять академик Торкунов, мы с ним встретились и добились полной свободы действий в том, чтобы подобрать в группу тех людей, которых мы считаем нужными. Такой подход оказался не очень эффектным, но очень эффективным.

- Можно ли позитивный опыт вашей группы использовать как модель в двусторонних отношениях между другими странами, у которых накопились схожие проблемы?

- Я не очень верю в построение моделей. Чтобы во всех случаях работала общая модель должны быть абсолютно одинаковые обстоятельства, абсолютно одинаковый исторический бэкграунд. Но между Россией и Японией, Россией и Финляндией, Россией и Литвой, Польшей и Литвой совершенно разные отношения, основывающиеся на совершенно разном историческом опыте, несравнимые с отношениями между Польшей и Россией. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.