Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Агешин: В Латвии нужно признать наличие разной исторической памяти

Автор: Сергей Рекеда

 Агешин: В Латвии нужно признать наличие разной исторической памяти

18.03.2013  // Фото: www.bygeo.ru; www.de.123rf.com; www.jr.lv

Даже потеряв статус официального дня памяти, 16 марта остается датой, которая раскалывает латвийское общество. В условиях протекающей избирательной кампании споры об исторической памяти и идентичности приобретают особенно острые формы. Так, в газете Neatkarīga лидер Национального объединения Райвис Дзинтарс позволил себе высказать следующее мнение: «9 мая ежегодно напоминает нам, что мы все еще под угрозой, что угроза русификации существует, что здесь все еще живет огромное количество русских, которые в первый же удобный момент забудут все, в чем клялись с трибуны и на натурализационных экзаменах, и предадут Латвийское государство». О «войнах памяти» в Латвии и попытках противодействовать искажению истории в угоду политической конъюнктуре ruBALTIC.ru рассказал заместитель председателя фракции Центра согласия Валерий АГЕШИН:

- Г-н Агешин, Вы обратились к генеральному прокурору Эрику Калнмейерсу с просьбой дать оценку заявлению Райвиса Дзинтарса о том, что «9 мая ежегодно напоминает нам, что мы все еще под угрозой…». Что подтолкнуло Вас к этому решению?

Прочитав высказывания г-на Дзинтарса в газете Neatkarīga в конце минувшего месяца, я решил обратиться в генеральную прокуратуру с целью выяснить, не являются ли слова, сказанные руководителем этого национал-радикального объединения, чем-то, что разжигает национальную рознь. На мой взгляд, тезисы о том, что в Латвии по-прежнему живет много врагов Латвии, которые при первом же удобном случае готовы отказаться от всех своих клятв и торжественных обещаний на верность Латвии, мягко говоря, идут вразрез не только с нормами этики, но и со статьей 78 Уголовного кодекса Латвийской республики, которая говорит о разжигании национальной розни. Дело в том, что, говоря об этих людях, господин Дзинтарс имел в виду конкретную группу людей, достаточно большую, это сотни тысяч человек, которые в Латвии празднуют праздник 9 мая. И мне кажется, поиски вот таких внутренних врагов направлены на разжигание национальной розни. Я получил ответ от Генеральной прокуратуры на эту тему, в котором сказано, что это мое заявление направлено для дальнейшего рассмотрения и работы с ним в Полиции безопасности Латвии. И я очень надеюсь, что на этот раз справедливость восторжествует, и люди, которые пытаются сеять вражду в Латвии между представителями различных этнических групп, понесут заслуженное наказание.

- Как Вы считаете, может ли быть политизировано решение по Вашему вопросу?

Я надеюсь, что этого не произойдет. Надеюсь, что Полиция безопасности стоит на страже всех жителей Латвии вне зависимости от их социального положения, их религиозных взглядов или политических убеждений.

- Имеются ли в Латвии уже прецеденты того, когда латышских националистов судили за разжигание межнациональной розни?

Вы знаете, достаточно часто люди, которые позволяют себе высказывать что-либо подобное, уходят от ответственности, правда, здесь речь идет о тех персонажах, которые позволяют себе высказывания в анонимном порядке в интернете. На этот раз данный человек позволил себе высказывание в общественном СМИ, в газете. И я думаю, что Полиция безопасности имеет все возможности прояснить ситуацию в отношении этого конкретного господина, который, по-моему, мягко говоря, стал уже заговариваться.

- Какое, на Ваш взгляд, место должны занимать в Латвии дни 16 марта и 9 мая?

Что касается дня 16 марта, то этот день, несомненно, вносит раскол в латвийское общество, и если кто-то хочет в этот день поминать павших боевых товарищей, то для этого есть возможность осуществлять соответствующие мероприятия на кладбище, на памятных мемориалах, в местах захоронения воинов и так далее, потому что в латвийском календаре существует уже день, когда не только павшие, а героизм любых латвийских солдат вспоминается различными мероприятиями, и люди уважительно к этому дню относятся. Это день - 11 ноября, день Лачплесиса.

И поэтому такое искусственное педалирование дня 16 марта, когда две дивизии латышского легиона СС, 15 дивизия и 19 дивизия, сошлись вместе, причем за пределами Латвии, на территории России для борьбы с Красной Армией, с советской армией, мне кажется, просто неуместно, и вносит раскол в латвийское общество.

Что касается дня 9 мая, то в разных странах Европы и мира 8 мая и 9 мая являются общепризнанными Днями Победы, днями разгрома немецко-фашистской Германии, и, мне кажется, весь цивилизованный мир эти дни празднует и не собирается что-либо корректировать в исторических аспектах вокруг этих двух дат.

- Еще появилась информация, что депутат Центра согласия Ирина Цветкова обратилась с письмом к председателю комиссии Сейма по сплочению общества Латковскису с требованием созвать внеочередное заседание комиссии для оценки заявлений Дзинтарса о 9 мая. Хотелось бы узнать, какой реакции хочет добиться Центр согласия от комиссии, если учитывать, что Латковскис и Дзинтарс - члены одной партии? Придерживается ли Латковскис менее радикальных взглядов по сравнению с Дзинтарсом?

События последних дней показали, что взгляды господина Латковскиса ничем не отличаются от взглядов господина Дзинтарса. И, как мы знаем, он проявил малодушие и вообще отказался от руководства данной комиссией, то есть написал заявление о том, что он руководить данной комиссией больше не будет.

Лично мое субъективное мнение заключается в том, и оно никогда не менялось с момента создания такой комиссии, что это лишняя и ненужная структура, которую нужно распустить вообще, потому что мы в Латвии просто должны понимать одно: что у людей существует разная историческая память, и мы должны это принимать как факт, а не биться на баррикадах и друг другу что-то доказывать.

Я думаю, что эти исторические травмы будут излечены спустя многие десятилетия, но, во всяком случае, есть позитивный момент - очень здорово, что в Латвии дело не дошло до этнических конфликтов, прямых конфликтов на этнической почве, и до каких-то столкновений, это замечательно. И какая-то одна сеймовская комиссия не решит ничего. Я считаю, что она вообще не нужна, мы просто должны признать факт, что у людей в Латвии есть разная историческая память в отношении событий Второй мировой войны.

- Как Вы считаете, снижается ли сейчас или, наоборот, повышается в Латвии влияние националистов на политический процесс?

Так называемые национально мыслящие политики каждый год регулярно, намеренно и целенаправленно накануне 16 марта стараются обострить и повысить градус межнациональных отношений, и делают это они лишь по той причине, чтобы мобилизовать своих избирателей, привлечь побольше людей, имеющих право голоса, на свою сторону. Тем более что в этом году, как мы знаем, состоятся выборы в самоуправление, в муниципалитеты, и национально настроенные избиратели, национально мыслящие политики собираются «захватить» Ригу и отобрать власть у Центра согласия и у самого популярного мэра столицы всех времен Нила Ушакова.

- Способен ли Центр согласия сейчас вывести за рамки избирательной кампании в Риге этническую карту, которую разыгрывает и «Единство», и Национальное объединение?

Да, безусловно, нам это достаточно часто и успешно удавалось. И последние опросы общественного мнения регулярно показывают, что большинство жителей Латвии и абсолютное большинство жителей Риги доверяют Центру согласия в силу социальной политики Центра согласия, ориентированной на простого человека. Мы не скрываем и никогда не скрывали, что мы левоцентристская партия, что для нас первоочередными являются интересы людей труда, интересы малообеспеченных, пенсионеров, студентов, молодых семей, а также создание благоприятных условий для развития бизнеса.

Мы не являемся правой партией, мы никогда не играемся с национальными идеями и не бегаем со спичками возле цистерны с бензином, как это делают национал-радикалы. К сожалению, в Латвии нередко, когда в споре заканчиваются аргументы, начинают вспоминать национальность человека, это низость, но, к сожалению, это факт.

- Представители Центра согласия не раз заявляли, что своими оппонентами видят не только латышских, но и русских националистов. В Риге у Вашего объединения есть союзник - «Честь служить Риге». Рассматриваете ли Вы какие-то партии на национальном уровне как потенциальных союзников?

Вы знаете, перед выборами в парламент мы всегда заявляли, что мы готовы разговаривать с любой политической силой, которая преодолеет предусмотренный законом пятипроцентный барьер и попадет в парламент, потому что я глубоко убежден в том, что на первом месте у большинства жителей Латвии стоит социальная справедливость, достойные зарплаты, достойные социальные программы, понятные пособия, а не национал-радикальные идеи. Поэтому мы всегда заявляли, что мы готовы и открыты для переговоров со всеми политическими силами.

Другое дело, что многие другие политические партии сразу начинают рисовать какие-то мистические «красные линии» и пытаются, скажем так, изолировать Центр согласия от общественно-политической жизни, несмотря на то, что мы уже много лет самая популярная политическая сила в стране и имеем самую крупную фракцию в парламенте.

Мне кажется, что это недальновидная политика, и уже не за горами те времена, когда принятие важных решений без участия Центра согласия в Латвии будет просто невозможно.

- Как Вы считаете, удалось ли Партии реформ состояться как внеэтнической политической силе, о чем они заявляли при своем создании?

Безусловно, у Партии реформ есть очень интересные постулаты, установки, в частности, установка о том, что все - наши (как они выражаются), что нельзя делить людей по национальностям. Это замечательная установка, она просто прекрасна, я готов сам под ней подписаться, однако на деле ситуация выглядит совсем иначе. У Партии реформ был прекрасный шанс после внеочередных выборов в парламент в 2011 году создать коалицию с Центром согласия, однако они выбрали коалицию с правой партией «Единство» и с праворадикальной партией «Все для Латвии», так что лозунги, тезисы и постулаты - это одно, а практическое действие выглядит совсем иначе, к сожалению.

- Как Вы считаете, это решение выбрать правые партии было осознанным решением руководства партии или было сделано под давлением, как, допустим, сейчас в рамках избирательной кампании в Риге, когда Национальное объединение юридически заставляет другие партии отказаться от возможности коалиции с Центром согласия?

- Я думаю, что политики Партии реформ не нашли в себе сил переступить эту черту и начать совместную работу с Центром согласия.

Они смалодушничали, испугались, что не смогут объяснить своим собственным избирателям, почему они работают вместе с Центром согласия, силенок у них на это не хватило. Сегодняшний результат мы видим: рейтинги Партии реформ ниже плинтуса, их даже неприлично называть, колеблются в районе 2%. В итоге, я думаю, они проиграли, а в долгосрочной перспективе у этой партии перспективы, мягко говоря, не радужные.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.