Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

Историк: Доктрина советской оккупации противоречит международному праву

Автор: Сергей Рекеда

Историк: Доктрина советской оккупации противоречит международному праву

20.02.2014  // Фото: telemax-spb.livejournal.com

Вся государственность современных балтийских республик опирается лишь на одну идеологическую конструкцию - концепцию о «советской оккупации», с которой нынешние политики связывают все проблемы этих стран. Отрицание этой идеи, вполне возможно, скоро может стать в Латвии даже уголовным преступлением (рассмотрение подобных поправок к Уголовному кодексу в Сейме было лишь отложено на некоторое время). Однако на поверку данная концепция оказывается политизированной и изобилующей бесконечными внутренними противоречиями. О латвийском издании балтийской «оккупационной доктрины» портал RuBaltic.Ru поговорил с кандидатом исторических наук, директором Балтийского центра исторических и социально-политических исследований (Латвия) Виктором ГУЩИНЫМ:

- Г-н Гущин, в доктрине непрерывности правового континуитета Латвийской Республики с 1918-го по 1990 год основополагающим является тезис о 50-летней оккупации Латвии с 1940-го по 1990 год. Это целая идеологическая конструкция. Можно ли определить, как она формировалась?

- Это довольно интересный вопрос с исторической точки зрения. Сейчас почему-то стараются не вспоминать, что оценка перемен 1940 года в республиках Прибалтики как оккупации впервые получила распространение в период немецко-фашистской оккупации Латвии, Литвы и Эстонии.

По сути нынешний тезис о «советской оккупации» – плоть от плоти фашистской пропаганды времен Второй мировой войны.

Хотя 17 июня 1940 года Германия заявила, что деятельность Советского Союза в Прибалтике касается только СССР и республик Прибалтики, и у Германии нет никаких причин беспокоиться о происшедшем, после 22 июня 1941 года ситуация радикально изменилась.

Для того чтобы настроить местное население против СССР, тезис об оккупации Советским Союзом независимых Латвии, Литвы и Эстонии в 1940 году после нападения гитлеровской Германии на СССР стал в нацистской пропаганде одним из основных. В Латвии дата 17 июня 1940 года стала ежегодно упоминаться как дата начала советской оккупации. В мае 1942 года увидело свет пропагандистское издание «Baigais gads» («Страшный год»), в котором год Советской власти в Латвии преподносился как год страшного террора, направленного против латышей. Эту книгу к печати подготовила созданная по инициативе гестапо «Комиссия по расследованию зверств большевиков в Латвии».

- В состав этой Комиссии входили латыши?

- Да, латыши, которые занимали довольно высокие посты во время режима Ульманиса. Можем даже посмотреть конкретно. Председателем комиссии был Отто Зутис – при правительстве Ульманиса работал помощником прокурора Рижского окружного суда, во время гитлеровской оккупации являлся главным прокурором Рижского окружного суда.

Членом комиссии был также Эдуард Пукитис - бывший адмирал латвийской флотилии, в период 1926 - 1935 гг. являлся организатором и руководителем националистической организации «Vilnis» («Волна»). Еще один член Комиссии – Грузис Март – бывший капитан латвийской армии, который, правда, до начала Великой Отечественной войны работал санитаром в Рижской психиатрической больнице.

В распоряжении «Комиссии Зутиса» была команда в количестве 40 человек, которая занималась специальной «обработкой» трупов, всячески их уродуя, после чего члены Комиссии на этом основании составляли и подписывали фиктивные акты о «зверствах» большевиков.

«Комиссия Зутиса» работала под непосредственным руководством генерального комиссара генерального округа «Латвия» рейхскомиссариата «Остланд» Отто-Хинриха Дрекслера и начальника рижского гестапо оберштурмбанфюрера Рудольфа Ланге.

- И как же потом были использованы результаты работы этой Комиссии?

- Немецкая пропаганда активно использовала «материалы» данной Комиссии для проведения антисоветской кампании по всей Прибалтике. Организовывались торжественные похороны «жертв большевиков», проводились антисоветские митинги, был выпущен пропагандистский фильм «Красный туман», основные кадры которого были сделаны лабораторным путем, для чего на монтажном столе кинолаборатории из фотоснимков отдельных трупов фабриковались кадры «массовых могил жертв большевиков». Для этого же фильма в Рижской киностудии была сооружена бутафорская камера смертников якобы в тюрьме НКВД с надписями осужденных на стенах.

На протяжении четырех лет о советской оккупации Латвии и о преступлениях большевиков в 1940 году постоянно писали пронацистские газеты «Tēvija» («Отечество»), «Nacionālā Zemgale», «Zemgale», журналы «Darbs un zeme», «Ostland» и другие. Во второй половине 1941 года в Латвии выходили 43 легальные, подконтрольные нацистам, газеты. В 1942 году их количество превысило 50 единиц.

В результате этой пропагандистской обработки многие латыши и спустя 70 лет продолжают верить в то, что год Советской власти в Латвии был для латышской нации по своим последствиям намного более ужасным, чем четыре года гитлеровской оккупации, и в результате поддерживают тезис о полувековой оккупации Латвии Советским Союзом.

- Как концепция «советской оккупации» влияла на отношения СССР с другими странами после 1945 г.?

- В годы Холодной войны «прибалтийский вопрос» рассматривался странами Запада как один из важнейших инструментов для борьбы с СССР, и соответствующих заявлений о недемократическом характере перемен 1940 года в Прибалтике было сделано немало.

Однако, несмотря на то, что «прибалтийский вопрос» вплоть до развала СССР оставался для советского руководства серьезным раздражителем, страны Запада в своей политике по отношению к СССР никогда не исходили из того факта, что Латвийская, Эстонская и Литовская республики якобы продолжают де-юре существовать.

Нет ни одного договора, который страны Запада подписали с СССР, где действие этого договора не распространялось бы на республики Прибалтики по той причине, что они якобы продолжают сохранять статус субъектов международного права как довоенные независимые государства.

Что же касается того факта, что отдельные зарубежные дипломатические представительства Латвийской Республики продолжили свою работу и после перемен 1940 года (правда, в гораздо меньшем объеме), то это относится главным образом к тем достаточно редким случаям, когда в период Холодной войны их деятельность использовалась Западом для ведения борьбы с СССР. Говоря иначе, в основе этой ситуации лежали сугубо политические, а вовсе не правовые причины.

Конкретные же факты говорят о следующем: сразу после перемен 1940 года США и Великбритания заморозили все банковские счета дипломатических представительств бывшей Латвийской Республики, что сделало невозможным продолжение их деятельности.

12 августа 1940 года почетный Генеральный консул Латвии в Копенгагене Йорген Ольсен передал архив посольства Латвии представителям СССР. В это же время дипломатические представительства стран Балтии также были закрыты во Франции, а их архивы переданы СССР. 1 января 1941 года правительство Швеции объявило, что больше не рассматривает бывшего латвийского посла Я.Фелдманиса как представителя Латвии.

В сентябре 1940 года бывший посол Латвии в Великобритании К.Зариньш направил в МИД Великобритании письмо с просьбой поддержать создание правительства Латвии в изгнании, но ему в этом было отказано. С аналогичной просьбой в это же время выступил и бывший посол Латвии в США А.Билманис, но ему также было отказано. И этот список примеров можно продолжать еще долго.

- То есть после 1940 г. за рубежом, по сути, не осталось государственных структур или их представителей, которые признавались легитимными выразителями интересов «оккупированных» стран Балтии?

- В этом контексте крайне важным является вопрос о правомочности зарубежных латвийских дипломатов после перемен 1940 года выступать от имени народа Латвии.

До 1940 года Латвия имела за рубежом 16 посольств. Латвийские послы были аккредитованы в 25 странах. Кроме того, работали 194 консула. После перемен 1940 года абсолютное большинство латвийских дипломатов образование ЛССР не признало и осталось на Западе. Многие из них в годы Холодной войны выступали активными сторонниками концепции «оккупации» и доктрины «непрерывности». Однако при этом важно иметь в виду, что они представляли органы власти, которые не были избраны демократическим путем, а сформировались после государственного переворота 15 мая 1934 года и, соответственно, не могли выражать и не выражали волю народа Латвии. Иными словами, стремление бывших назначенцев авторитарного режима Карлиса Ульманиса выступать от имени народа Латвии не имеет правового обоснования, поскольку противоречит статье 1 Конституции Латвии, которая гласит, что «Латвия является независимой демократической республикой».

Это означает, что народ Латвии 15 мая 1934 года был лишен права на самоуправление, или, другими словами, права на осуществление государственной власти согласно конституционным положениям. Тем не менее, бывшие представители недемократического режима К.Ульманиса теперь наделяются правом выступать от имени народа Латвии, поскольку вовсе не народ Латвии, а именно эти представители выступали с требованием признать факт «оккупации» и непрерывность правового существования ЛР.

Не вызывает сомнения, что по этой же причине исключается из историко-правового обоснования доктрины «непрерывности» и анализ внутриполитических причин перемен 1940 года в Латвии. Но такой подход противоречит статье 2 Конституции ЛР, гласящей, что суверенная власть государства Латвии принадлежит народу Латвии. Говоря иначе, фактически отказывается народу Латвии (как единственному носителю суверенной власти в стране) самостоятельно решать судьбу своего государства.

Между тем, именно внутриполитические причины, а не внешнее давление, определили характер и общую направленность перемен летом 1940 года в Латвии.

Уже неоднократно говорилось о том, что на давление со стороны СССР народы и правительства стран Прибалтики и Финляндии реагировали почему-то совершенно по-разному. Если Финляндия с оружием в руках отстояла свою независимость, то в Латвии ввод дополнительного контингента частей Красной Армии осуществлялся с согласия и при поддержке президента и правительства и при одобрении со стороны значительной части населения.

- Каким образом уже в 1990-е гг. идеологическая конструкция о «советской оккупации» с юридической точки зрения помогла при оформлении независимости постсоветской Латвии?

- Концепция оккупации выступила в роли историко-идеологической основы независимости Латвии во время отделения страны от СССР в 1990 г. Однако с юридической точки зрения здесь существует большое количество противоречий.

В 2007 г. по запросу депутатов Сейма Конституционный суд вынес решение относительно соответствия документов, на основе которых юридически закреплена нынешняя российско-латвийская граница, третьей статье Конституции Латвии и Декларации Верховного Совета ЛатССР «О восстановлении независимости Латвийской Республики» от 4 мая 1990 года.

В этом своем решении Конституционный суд Латвии признал, что «Верховный совет Латвийской ССР был избран на частично свободных выборах. Он выражал политическую волю не только граждан Латвийской Республики, но и других жителей Латвийской ССР. Верховный совет как орган государственной власти Латвийской ССР формально был противоправно образованным органом Латвийской ССР и не мог принимать нормативные акты, имеющие обязательный характер для Латвийской Республики». Этот вывод КС полностью отвечает доктрине «непрерывности», которая не позволяет признавать Латвийскую ССР законной и легитимной, а также указывает на то, что страна в 1940 - 1990 гг. была оккупирована и, соответственно, не была свободна в принятии решений конституционного характера.

Но что же мы находим наряду с этим в решении Конституционного суда? КС также признал, что «выборы Верховного совета были голосованием за независимость Латвии, на которых, несмотря на недостатки избирательной системы, сторонники независимости Латвии одержали убедительную победу. Учитывая цели избирательной платформы Народного Фронта Латвии и то, что процессы Третьего пробуждения ясно показали волю большинства населения Латвии жить в свободном и независимом государстве, депутаты Верховного совета на выборах были уполномочены принять решение о восстановлении независимости Латвийского государства».

Налицо двойные стандарты. КС в своем заключении признает законность и легитимность Латвийской ССР вопреки концепции «оккупации» и доктрине непрерывности, что позволяет говорить о том, что КС ставит под сомнение собственные выводы об оккупации Латвии в 1940 г. и о международно-признанной государственной непрерывности Латвийской Республики с 1918 г. по 1990 г.

- В информационном пространстве довольно распространено мнение, что западные страны никогда не признавали законность включения стран Балтии в состав СССР, а теперь на Западе якобы повсеместно признают период 1940-1990 гг. в истории этих республик как «советскую оккупацию». Так ли это на самом деле?

- После 1991 года правящие элиты Литвы, Латвии и Эстонии решили (в числе других государств) на уровне ООН добиться официального заявления по вопросу признания факта оккупации Советским Союзом в 1940 году государств Балтии. Однако спустя три года было признано, что на уровне ООН невозможно не только решить эту проблему, но даже обсудить ее.

Свое объяснение этой ситуации в октябре 2001 года предложил экс-премьер и экс-глава МИД ЛР, депутат 7-го Сейма Валдис Биркавс. На дискуссии, посвященной десятилетию работы в Латвии Миссии ООН, В.Биркавс признался: «Мы поняли, что лучше не требовать в ООН признания факта оккупации. Дело в том, что среди членов ООН половина стран – сами бывшие оккупанты, а половина – бывшие оккупированные государства. И если будет голосование по вопросу Латвии, то скорее всего голоса разделятся поровну. Нейтральный же результат будет истолкован как отрицательный. Вот видите, скажут нам, ООН отказалась признать факт оккупации Латвии. Поэтому сегодня с таким вопросом нам выходить не стоит».

Таким образом, на уровне ООН факт оккупации Латвии Советским Союзом летом 1940 года не признан. Более того, власти Латвии и не планируют обращаться в ООН с просьбой признать факт этой самой оккупации.

Эта позиция правящей элиты Латвии может найти объяснение не только в словах В.Биркавса. Напомним, что в 1940 году вхождение прибалтийских государств в состав СССР не было признано США и Ватиканом. Но его de jure признали Швеция, Испания, Нидерланды, Австралия, Индия, Иран, Новая Зеландия, Финляндия, а de facto – Великобритания и ряд других стран.

Соответственно, часть государств после 1991 года признала правопреемство Латвийской Республики, провозглашенной 4 мая 1990 года, с существовавшим до 1940 года государством. Однако Россия, Китай, Куба, Швеция и ряд других государств признали независимую Латвийскую республику как новое государство.

Позиции международных организаций тоже были различными. Совет Европы признал правопреемство стран Балтии. Совет безопасности ООН плату за участие в ООН рассчитал пропорционально прежним взносам СССР в эту организацию. В Международную организацию труда Латвии также пришлось вступать заново.

При этом крайне важно в данном контексте соответствие оккупационной концепции Хельсинскому Заключительному акту СБСЕ 1975 г.

- Что Вы имеете в виду? Концепция «советской оккупации» противоречит и столь важному в международном праве документу?

- Судите сами. В Декларации о восстановлении государственной независимости ЛР от 4 мая 1990 г. провозглашалось восстановление де-факто Первой Латвийской Республики, образованной 18 ноября 1918 г. и продолжавшей якобы существовать де-юре с 1940 г. по 1990 г. Однако тезис о непрерывности правового существования Латвийской Республики с 1918 г. по 1990 г. в корне противоречит международному праву, сформировавшемуся после 1945 г., и в частности Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.

В Заключительном акте Совещания недвусмысленно прописан принцип нерушимости границ в послевоенной Европе. Исходя из текста Заключительного акта СБСЕ в Хельсинки, тезисы об оккупации и о непрерывности существования ЛР де-юре с 1918 г. по 1991 год не имеют обоснования с точки зрения международного права, так как 33 государства Европы, США и Канада в 1975 г. признали территориальную целостность СССР, или, иными словами, законный характер послевоенных границ СССР. С этим согласились и Святейший престол (Ватикан), и Португалия, которые в 1940 г. воздержались от признания перемен в Прибалтике, а также США.

Президент США Джеральд Форд, подписывая Заключительный акт Совещания в Хельсинки, заявил, что «Соединенные Штаты Америки с удовольствием подписываются под этим документом потому, что мы подписываемся под каждым из этих принципов», т.е. в 1975 г. США без всяких оговорок признавали территориальные границы государств в послевоенной Европе, включая границы СССР.

В свете сказанного нельзя не прийти к выводу, что сегодня нет никаких правовых оснований утверждать, что Латвийская Республика, провозглашенная 4 мая 1990 г., является тем же самым государством, что и Первая Латвийская Республика. На самом деле Республика 4 мая 1990 года - это Вторая Республика, которая является иным государственным образованием, нежели Первая Латвийская Республика, существовавшая до лета 1940 года. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.