Культура Культура

Историк: между нацизмом и коммунизмом не может быть знака равенства

28 Ноября 2013
remove_red_eye  2012 0  

В Литве объявлена выплата символических компенсаций евреям, пострадавшим от нацистов и от советской власти во время Второй мировой войны. Эта мера исходит из общего положения о равенстве нацистского и советского строя как преступных, античеловеческих режимов. О допустимости и исторической адекватности приравнивания коммунизма к нацизму рассуждает руководитель Федерального архивного агентства России, доктор исторических наук Андрей АРТИЗОВ (из выступления на российско-польском форуме СМИ в Калининграде):

- В практике функционирования тоталитарных государств, конечно, можно найти немало общих черт, связанных с неограниченной, монопольной властью одной партии. Но даже теоретически нацистская теория расовой исключительности немецкого народа, его абсолютного превосходства над другими «человеками» - это совсем не то, что проповедует коммунистическая идеология.

Последняя, как известно, исходит из тезиса о неравенстве классов и призывает к интернациональной солидарности трудящихся в борьбе со всеми богатыми, эксплуататорами и проч. Советский Союз никогда не делил нации на нации первого сорта и нации низшего сорта. И уж тем более не ставил вопрос о физическом уничтожении отдельных народов.

Представители еврейского народа, вынесшие на своих плечах весь ужас Холокоста, это, кстати, хорошо понимают. Среди репрессированных сталинским режимом больше всего оказалось русских, украинцев, белорусов – именно эти, самые многочисленные народы Советского Союза, сильнее всех пострадали от советской власти.

Составной частью внешнеполитической доктрины нацистов была, как известно, ликвидация национальных государств. Мы же не будем считать режим Виши Французской республикой? А также безудержный грабеж хозяйственных, природных и людских ресурсов захваченных стран.

Система же отношений коммунистической Москвы и ее союзников по социалистическому лагерю была совершенно другой. Она не вписывается в рамки классической концепции оккупации, когда захватчики устанавливают оккупационный режим и беззастенчиво эксплуатируют покоренный народ.

Неслучайно многие представители старшего поколения моей страны до сих пор спрашивают: а не напрасно ли Советский Союз обращал столь большие ресурсы на поддержку своих друзей и союзников? И оправданно ли была экономическая помощь нашим партнерам?

Недавно вышедшее в свет совместное российско-венгерское издание документов о советско-венгерских экономических отношениях с 1948 по 1978 годы хорошо иллюстрирует эту поддержку.

В этой связи необходимо честно признать, что создание и сохранение военно-политических союзов всегда является затратным делом для их инициаторов и вдохновителей. Советский Союз многое давал своим социалистическим друзьям, хотя и сам получал от сотрудничества с ними определенную выгоду.

От политики Москвы по отношениям с социалистическими партнерами не сильно отличались и контакты союзного центра с советскими республиками в границах самого СССР.

Отношения союзного центра с национальными окраинами ни в коей мере не вписываются в модель колониальной империи. В самом деле: в СССР последовательно взращивались национальные элиты, национальные языки были официальными языками республик, поощрялось развитие национальной культуры, проводилось насаждение национальных кадров на ключевые посты в школах, предприятиях, госаппарате – все это зачастую в ущерб русским кадрам.

Советская эпоха оставила в наследство многим бывшим народам советской империи чувство национальной идентичности, равно как и саму национальную идентичность многих новых наций. И сегодня эти факты замалчиваются во многих молодых государствах, образовавшихся на обломках бывшего СССР.

Спрашивается, что же здесь общего с нацизмом и теорией исключительности одной нации?

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up