Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Как в Эстонии создают «врагов» и разжигают фобии?

Автор: Сергей Рекеда

Как в Эстонии создают «врагов» и разжигают фобии?

18.02.2013

О специфике работы русскоязычных СМИ в Эстонии собеседник ruBALTIC.ru – издатель и главный редактор газеты «Комсомольская правда» - Балтия» Игорь ТЕТЕРИН.

Страшилки для электората

- Совсем недавно в эстонской прессе появилась публикация о том, что издаваемая Вами газета «Комсомольская правда» - Балтия» связана с российской внешней разведкой. Выходит, ваш редакционный коллектив - это вроде как сборище «шпионов» и «вредителей». Почему Вам предъявляют такие обвинения?

- Знаете, если бы мы обращали внимание на все нелепые обвинения и политические ярлыки, которые на «Комсомольскую правду» в последние годы навешивали в балтийских странах, то, наверное, просто не могли бы работать. Но на обвинение, которое Вы обратили внимание, мы все-таки отозвались, порекомендовав эстонским искателям «шпионов» и «вредителей» демонстрировать приступы политической паранойи в специализированных лечебных заведениях, а не на страницах СМИ. Ибо так оно для всех будет лучше.

Но если говорить серьезно, то причины подобных обвинений вполне понятны – дело тут вовсе не в нас, а в состоянии современного эстонского общества. Чтобы держать его в напряжении, в страхе, надо постоянно будоражить сознание обывателей темой внутренних и внешних врагов. Тогда электорат будет голосовать за националистов. Реальной же фактуры для пропагандистского озвучивания этой темы, увы, практически нет. Вот и выдумывают всевозможные страшилки. Причем выдумывают их банально, без креативной фантазии. Мол, наш народ простой, и на такую несусветицу клюнет.

- А как относятся в «большой» «Комсомолке» - в руководстве газеты в Москве – к политическим обвинениям в ваш адрес?

- Относятся как к нелепости, а вернее как к некому забавному провинциальному анекдоту. Хочу напомнить, что «Комсомольская правда» - это крупнейшая мировая русскоязычная газета. Она издается не только в России, но и во многих зарубежных странах – в США, Германии, Израиле, Великобритании Испании и т.д. При этом нигде, кроме как в балтийских государствах, на нее не пытаются навесить ярлыки «врагов», «вредителей», а тем более «шпионов». В западных странах с устоявшейся демократией, с общим уважительным отношением к прессе, это был бы нонсенс. А в маленькой Эстонии подобная хамовитость считается едва ли ни нормой политического этикета.

Кстати, нелишне будет упомянуть, что мы выпускаем свою газету вовсе не для Эстонии, а для довольно большого балтийского региона. Печатная версия «Комсомолки» кроме Эстонии распространяется в Латвии и Финляндии. Электронная версия (сайт kompravda.eu) делается для читателей всех стран Балтии и Скандинавии. В общей сложности наша аудитория составляет более 150 тысяч человек. Мы хорошо знаем запросы своих читателей. Поэтому можем уделить эстонской тематике не более 5-7 процентов материалов каждого номера. Если будем давать больше, это вызовет раздражение читателей в Литве, Швеции или Норвегии. Им эстонская тематика не особенно интересна.

- Как Вы полагаете, Вам в Эстонии в очередной раз «погрозили пальцем», либо далее может последовать прессинг со стороны специальных служб?

- Прессинг со стороны спецслужб мы испытываем уже давно. Прежде всего прессинг психологический. Ведь если вас из года в год эстонская Полиция безопасности (КАПО) в своих ежегодных отчетах относит к числу «врагов» государства, это неизбежно создает сложности в работе. В том числе сложности экономического характера.

Например, нас периодически обвиняют, что через «Комсомольскую правду» - Балтия» мы ведем некую враждебную «кремлевскую пропаганду». Одновременно запущена легенда, будто мы имеем мощную финансовую поддержку со стороны России. В реальности же ситуация такова, что мы не только ни от кого не получаем финансовую помощь, наоборот – издавая газету на условиях франшизы, оплачиваем своим московским партнерам (большой, как вы сказали, «Комсомолке») соответствующие роялти. В условиях затянувшегося финансового кризиса, а тем более при враждебном отношении властей, обеспечить самоокупаемость русскоязычной газеты очень трудно. Наверное, вы знаете, что Эстонии в последние годы обанкротились и вынуждены были закрыться несколько популярных русских газет. Не скрою, мы тоже испытываем финансовые трудности. Возможно, местные спецслужбы надеются, что, в конечном счете, мы тоже окажемся в числе банкротов и уйдем с рынка СМИ.

В любом случае их «прессинг» и навешивание на нас ярлыков приводит к тому, что мы не можем претендовать на получение заказов от местных рекламных агентств. Для нас недоступны гранты эстонских и европейских фондов. Местный бизнес, в том числе так называемый «русский», панически боится нас поддерживать даже на основе взаимных услуг, ведь тогда власти будут недовольны не только нами, но и ими. Такая вот патовая ситуация…

Что за фасадом демократии?

- Эстония, как и другие страны Балтии, традиционно относит себя к государствам победившей демократии. Чем же тогда можно объяснить столь резкую реакцию на статьи журналистов – например, на недавнюю публикацию «Эстонская болезнь» в «Русском репортере»?

- Давайте называть вещи своими именами. Эстония – это этнократическое государство. А если точнее – государство националистическое. 

Загляните в Конституцию Эстонии, там уже в преамбуле вы прочтете, что главная задача государства - «обеспечить сохранность эстонской нации и культуры на века». Бьюсь об заклад, подобных юридических пассажей вы не найдете в конституциях ни одной из стран с развитой демократией. Там главная задача государства формулируется совсем иначе – обеспечить принцип всеобщего равенства, свободного развития личности, безусловного соблюдения прав человека вне зависимости от цвета кожи, национальности, политических или религиозных убеждений личности и т.д.

Конечно, у эстонского государства есть свой демократический фасад. Имеются даже определенные достижения – например, отлично организованный доступ через интернет во многие госструктуры, что позволяет людям получать информацию и справки, минуя чиновников. Но если говорить не о фасаде, а о внутренней архитектуре государства, то здесь предстает уже совсем другая картина. Эстония чем-то напоминает некоторые африканские страны, где с помощью инструментов демократии доминирующее племя захватило власть и не хочет подпускать к ее кормилам представителей других племен и народностей. Национальная и политическая дискриминация при этом, как вы понимаете, просто неизбежна.

Общая конструкция эстонской государственности имеет весьма причудливый характер. Некоторые ее элементы вполне могли бы быть выставленными в кунсткамере политических аномалий, если бы где-то такая существовала. Например, здесь существует два сорта гражданства: первый сорт – для правоприемственных граждан, второй – для натурализовавшихся. Огромное количество «неграждан» - около ста тысяч человек, или 15 процентов населения. Причем среди неграждан много людей, которые в Эстонии родились и живут здесь всю жизнь, но государством до сих пор отвержены. На эстонское гражданство не могут претендовать даже родившиеся здесь дети, если их родители не владеют эстонским паспортом. Да и обладание эстонским паспортом не становится для русских «пропуском» в круг избранных, в национальную номенклатурную элиту. Существуют негласные кадровые фильтры, которые не дают возможности представителям нетитульных национальностей занимать ответственные посты в правительстве, в государственных структурах и т.д.

Разумеется, подобное положение вещей приходится как-то оправдывать. Для этого используется изощренная демагогия: ограничение в правах большой группы жителей страны объясняют неким особым историческим путем развития Эстонии, многовековыми национальными обидами, депортациями-оккупациями и т.д. Особая ставка сделана на политическую полицию, которая должна охранять устои государства, никому не позволяя сомневаться в справедливости существующего режима. Наконец, это примитивная и агрессивная пропаганда, когда ярлыки «врагов» и «вредителей» приклеивается всем, кто пытается разобраться в реально существующем в Эстонии порядке.

Надеюсь, после сказанного вам будет понятно, почему весьма глубокая аналитическая статья журнала «Русский репортер» о демографических, мировоззренческих и межнациональных проблемах современной Эстонии вызвала здесь столь же бурную реакцию, словно от взрыва бомбы.

- Вы стояли у истоков создания весьма популярного в Эстонии дискуссионного клуба «Импрессум». Как к нему относятся эстонские политики, посещают ли организуемые мероприятия?

- Мы создавали клуб «Импрессум» 4 года тому назад как открытую информационную и дискуссионную площадку. Предполагали, что сможем в нем организовать диалог представителей интеллектуальных элит Эстонии и России. При возможности без политиков, ибо у политиков есть свои, дипломатические каналы общения. Мы же делали ставку на народную дипломатию.

Клуб «Импрессум» очень быстро набрал популярность. На его мероприятия приходили и русские, и эстонцы. Были среди них журналисты, преподаватели вузов, студенты, бизнесмены. В залах, где проходят встречи «Импрессума», как правило, не бывает ни одного свободного места. Количество участников подчас зашкаливает - на некоторые встречи приходило 400-500 человек.

Казалось бы, полезное, нужное дело затеяли. Но каково же было наше удивление, когда буквально через полгода после старта этого общественно значимого проекта последовал злобный окрик со стороны стоящих у власти политиков. Для этого был использован ежегодный отчет местной Полиции безопасности (КАПО). А в нем клуб «Импрессум» официально обвинили – только не падайте - в организации «информационной войны» против Эстонии. Ни больше, ни меньше!

- А вы не задумывались, в чем причина того, что деятельность клуба «Импрессум» вызывает столь острое недовольство эстонских властей? В прошлом году, например, на заседание клуба не пустили российского эксперта Игоря Коротченко, которому аннулировали визу…

- Причина очень проста. Нынешним властям не нужен диалог русских и эстонцев, для них он опасен, даже вреден. Общеизвестно, национализм и шовинизм являются самыми простыми способами манипулирования обществом. Конечно, это очень грязные, циничные политические методы. В цивилизованной Европе они осуждены повсеместно. Но в Эстонии используются, что называется, без зазрения совести. При этом запад смотрит на все это сквозь пальцы, видимо, предполагая: рано или поздно Эстония переболеет детской болезнью национализма, повзрослеет, дорастет до норм европейского гражданского общества.

Но давайте вернемся к клубу «Импрессум». Поначалу мы тоже не понимали – почему он вызывает столь острую, почти паническую реакцию властей. А потом сообразили, что это посыл вовсе не нам, а эстонской части общества. Власти решили демонизировать клуб «Импрессум», чтобы как можно меньше эстонцев приходили на его мероприятия. 

Политическая парадигма нынешних правящих элит заключается в том, чтобы исключить конструктивный диалог эстонцев и русских. Они должны конфликтовать, подозревать друг друга в национализме и шовинизме, прикрывшись анонимными никами, обмениваться взаимными оскорблениями на различных интернет-форумах. Словом, раздуваются фобии, чтобы манипулировать обществом по известной формуле: разделяй и властвуй.

Что касается позорной «депортации» из Эстонии эксперта Игоря Коротченко, то тут, как мне кажется, решающую роль сыграло еще одно сопутствующее обстоятельство. Дело в том, что собравшись в Таллин, Коротченко кроме выступления в клубе «Импрессум» планировал встретиться также со своим старым знакомым, депутатом эстонского парламента и главой парламентской комиссии по иностранным делам Марко Михкельсоном. Но в Эстонии спецслужбы бесцеремонно вмешиваются даже в жизнь парламентариев. Предполагаю, они посчитали, что Марко Михкельсон слишком многое себе позволил. В результате аннулировали прямо в таллинском аэропорту московскому гостю визу.

Кстати, встреча в клубе «Импрессум» с Игорем Коротченко у нас все-таки состоялась – она прошла в формате видеоконференции. Причем прошла весьма успешно. А вот Марко Михкельсон оказался в крайне неловкой ситуации. Несмотря на принесенные Игорю Коротченко личные извинения, он так и не смог показать гостю современную Эстонию. Эстония перед Коротченко предстала в образе грубого и бесцеремонного полицейского государства.

Жизнь по законам и понятиям

- Рассматривали ли Вы возможность подачи судебных исков хотя бы на самые нелепые обвинения, которые против вас выдвигают в Эстонии?

- Конечно, рассматривали. Но всякий раз приходили к выводу, что это будет борьба с ветряными мельницами. Прежде всего, следует учитывать, что каждый такой процесс будет длиться несколько лет. Кроме потери времени и нервов он потребует серьезных материальных затрат. Наконец, даже если судебное решение будет принято в нашу пользу, то со столь туманными оговорками, что трудно будет понять – кто оказался прав, а кто виноват.

Вот сейчас в Эстонии судятся с Полицией безопасности два депутата парламента – Яна Тоом и Михаил Стальнухин, а также вице-мэр Таллина Михаил Кылварт. Все трое в прошлом году тоже были обвинены политической полицией в «антигосударственной деятельности» - попытках сохранить русский язык обучения в нескольких русских гимназиях, которые власти насильственно намерены эстонизировать. Причем сохранить законно, используя существующие юридические нормы и механизмы. Пока никаких результатов в судах они не достигли, но будут продолжать отстаивать там свои честь и достоинство. Они могут себе это позволить - судебные издержки процессов обещала покрыть Центристская партия, членами которой являются все три политика.

Надежд на торжество правосудия у нас нет еще и потому, что в современной Эстонии кроме норм права, существуют негласные понятия, которых придерживаются здешние политические элиты. Как результат, суды за последнее десятилетие очень сильно потеряли в своей независимости. Даже председатель Госсуда Эстонии Мярт Раск недавно призвал положить конец вмешательству чиновников в систему правосудия. Сделал, правда, он это незадолго до ухода в отставку, публично заявив, что «сегодня работа судей напрямую зависит от политики правящих партий».

- Сталкиваетесь ли Вы и Ваши коллеги-журналисты с ограничениями со стороны властей при осуществлении профессиональной деятельности?

- Конечно, сталкивались, причем многократно. Например, аннулирование въездной визы и депортация в Россию Игоря Коротченко – разве это не ограничение. Он ведь журналист, причем очень авторитетный. Мою коллегу, обозревателя «Комсомольской правды» Галину Сапожникову, с которой мы совместно создали клуб «Импрессум», неоднократно подвергали унизительным досмотрам на границе - с дотошным рытьем в чемодане, с перлюстрацией бумаг и блокнотов – все это было зафиксировано многочисленными протоколами. Журналистам Юрию Снегиреву из газеты «Известия» и Олегу Шаповалову из еженедельника «Собеседник» эстонские власти без всякого объяснения отказали в выдаче виз. Поясняя при этом, что истинные причины отказа те не смогут узнать никогда и ни при каких обстоятельствах.

Даже некоторым журналистам из соседней Латвии эстонские власти запрещают пересекать границу, хотя обе страны находятся в шенгенском пространстве и на их территории действует общее европейское законодательство, касающееся свободы распространения информации. Не посчитайте меня занудой, но хочу сослаться на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Там право журналистов на осуществление профессиональной деятельности трактуется так: «Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ».

- Как Вы считаете, насколько свободно в Эстонии чувствует себя журналистское сообщество – не только русскоязычные СМИ, но все в целом?

- Ровно настолько, насколько это позволяют владельцы СМИ. Уровень свободы выражения мнений журналистов определяется редакционной политикой издания. А редакционная политика – тем, насколько зависимо издание от властей или от корпоративных интересов его владельцев.

- Какой бы Вы дали прогноз: что эстонское общество ждет дальше?

- Я все-таки надеюсь, что Эстония будет меняться. За время, что у власти находится нынешняя коалиция ультра-либералов и националистов, страна погрузилась в пучину экономических проблем, массового обнищания населения и этакого, я бы сказал, некого внутреннего надрыва.

Численность постоянных жителей страны из года в год уменьшается, тысячи людей покидают Эстонию, отправляясь в иммиграцию. При этом причиной бегства из родных пенат многие из них в последнее время стали называть не столько экономические причины, как психологические. Один мой знакомый эстонец, который уже года три как проживает в Финляндии, говорит: «В Эстонии жить стало неприятно. Люди друг с другом вечно что-то делят, кому-то завидуют, полны злобы. Газеты читать невозможно – сплошная грызня. А в Финляндии народ живет спокойно, доброжелательно, уважительно друг к другу - мне это больше по душе!».

Что ж, нынешняя государственная доктрина, в основе которой лежит принцип национальной дискриминации, наглядно показала свою несостоятельность. Она не принесла радости никому, разве что кучке прожженных и циничных политиков, засидевшихся во власти. Если внимательно приглядеться к демографическим показателям, наглядно видно - эстонской нации подобная политика не дала даже элементарного роста численности населения.

Эстонии нужна новая, объединяющая всех ее жителей идея. В обществе началось брожение. Люди выходят на улицы, протестуют против цинизма и равнодушия к своим насущным проблемам властей. Как водится, недовольных пытаются «образумить», в том числе подкидывая страшилки насчет внешних и внутренних врагов. Но, тем не менее, рейтинг доверия к правящим партиям уже достиг самого низкого уровня за все время, что они находятся у власти.

Даже в госструктурах начинают поговаривать о смене политической парадигмы. Например, канцлер права Индрек Тедер еще пару лет тому назад, выступая с докладом в парламенте, заявил, что страна слишком зациклена на национальном подходе к государственному управлению. «Эстония может стать домом для большего числа соотечественников, если будет принимать искренне и всерьез идеи равенства всех жителей, которые являются основой правового государства», - сказал тогда он.

Как знать, может быть именно эта идея конституционного, а не национального патриотизма станет через какое-то время в Эстонии объединяющей? Но не будем спешить с прогнозами. Поживем – увидим, кто окажется в парламенте и правительстве после следующих выборов.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.