Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Красно-чёрная Украина: где корни «современной бандеры»? Ч.2

Автор: Елизавета Болдова

Красно-чёрная Украина: где корни «современной бандеры»? Ч.2

09.04.2014

По всему юго-востоку Украины продолжаются митинги противников режима, установившегося в Киеве и базирующегося на националистической идеологии. Что же это за идеология? Где исторические корни современного украинского национализма, из-за которого страна распадается на части? Об этом портал RuBaltic.Ru побеседовал с исследователем украинского национализма, историком Алексеем БАКАНОВЫМ. Предлагаем Вашему вниманию вторую часть беседы (начало):

- Каким образом выстраивались отношения бандеровцев с нацистской Германией после 1941 г.?

- В самом начале войны отношения между украинскими националистами и немцами можно охарактеризовать как партнёрские. Однако после провозглашения бандеровцами возобновления украинской государственности 30 июня 1941 г. во Львове и учреждения украинского правительства во главе с ближайшим сподвижником С. Бандеры Я. Стецько (что было для немцев полной неожиданностью и никак не входило в их планы) отношения стали постепенно ухудшаться. Большинство членов правительства Я. Стецько были арестованы. Арестован был и сам С. Бандера.

Однако широких слоев оуновских активистов немецкий террор тогда ещё не коснулся. Преследования начались позже: осенью 1941 г. было издано распоряжение немецкой полиции безопасности о борьбе с бандеровцами. Примерно тогда же немцы начали активные действия против нелояльных мельниковцев. Часть из них была расстреляна зимой 1942 г. в Бабьем Яре. Несмотря на репрессии, бандеровцы активных действий против немцев пока не предпринимали, ограничиваясь антинемецкой пропагандой. Вооружённые антинемецкие действия начались значительно позже, в конце зимы – начале весны 1943 г. после создания Украинской повстанческой армии. Антинемецкие действия УПА осуществлялись практически только на территории Волыни (в Галичине на тот момент УПА ещё не было) и носили локальный характер. После нескольких успешных боёв в некоторых сельских районах Волыни повстанцами были разбиты стоявшие здесь небольшие немецкие гарнизоны и учреждены «повстанческие республики» (например, Колковская республика). Осенью 1943 г. с приближением советских войск районы повстанческих республик приобрели стратегическое значение для немцев и были очищены.

Примерно в это же время командантом УПА стал Р. Шухевич. Изменилась позиция руководства повстанцев относительно немецких сил.

Солдатам УПА запрещались боевые действия против немцев за исключением тех случаев, когда они атаковали первыми или существовала угроза жизни местному украинскому населению.

Однако небольшие стычки между немцами и повстанцами продолжались вплоть до освобождения Украины.

Говоря о немецко-украинских отношениях, хотелось бы заметить: часто в вину УПА публицисты ставят малое участие украинских повстанцев в борьбе против немцев. Тут необходимо подчеркнуть, что целью украинских националистов и УПА была не война против немцев и нанесение им максимально возможного урона, а создание независимой Украины.

- Что бандеровцы вкладывали в понятие «нация», если судить по документам? Как они представляли себе идеальную Украину?

- Несмотря на кажущуюся простоту, определить, что вкладывали бандеровцы в понятие «нация», сложно, поскольку у разных авторов, в разных националистических курсах это понятие варьировалось. В целом под нацией понималось сообщество украинцев «мёртвых, живых и неродившихся» от Сана до Дона, говорящих на украинском языке (или чьи предки говорили на украинском языке).

Несмотря на то, что в некоторых оуновских текстах подчёркивался субъективный фактор – ощущение украинцем своей принадлежности к украинской нации, понимание украинскими националистами нации было именно этническим, а не гражданским, политическим.

Ни евреи, ни поляки, ни русские, даже если они жили на украинских землях, к украинской нации в глазах украинских националистов не принадлежали.

- Каков был план действий бандеровцев в Советской Украине для создания этой «идеальной Украины»?

- В соответствии с инструкциями, изложенными в «Борьбе и деятельности ОУН во время войны», украинским националистам для завоевания влияния на Советской Украине следовало провозгласить украинское государство, стремиться занять в новых административных органах важнейшие административные посты, всячески пропагандировать свои идеи среди местного населения. Для осуществления всех этих целей бандеровцами были созданы три походные группы: северная, центральная и южная. Судьбы этих групп сложились по-разному. Северная походная группа была разбита немецкой полицией. В меньшей мере разгром затронул центральную походную группу. И только южной походной группе удалось создать сравнительно успешный подпольный центр в контролируемой румынами Одессе.

Знакомство с «Великой Украиной», как иногда называли украинские земли СССР, оказало ощутимое влияние на эволюцию организации. Расчёт на массовую поддержку местного населения не оправдался.

Отчасти это было вызвано подпольным характером деятельности ОУН, отчасти – неприятием местным украинским населением авторитарных идей ОУН, позиции украинских националистов по отношению к русскому народу.

Фактор Советской Украины сыграл важную роль в идеологической эволюции ОУН и отходе организации от профашистких идеологических позиций на III съезде ОУН-Б в августе 1943 г.

- Выступали ли они за восстановление Украины в ее этнографических границах? Если да, то какие границы это были в их понимании?

- Украинские националисты выступали за создание независимой Украины только в этнографических границах. Возможность создания независимой Украины на части украинских земель (например, передача части западно-украинских земель полякам в обмен на борьбу с Советским Союзом) ими не рассматривалась.

Украинскими этнографическими землями для украинских националистов были те земли, где украинцы составляли абсолютное или относительное большинство. В соответствии с работами украинских географов того времени, таковыми землями являлись земли от р. Сан на юго-востоке современной Польши до современной Кубани включительно. На севере украинские националисты, опираясь на этнографические данные, претендовали на часть белорусского Полесья, включая города Брест и Пинск. Конкретные представления о границах могли меняться, однако сам принцип «от Сана вплоть до Кавказа» оставался неизменным.

- Каково было отношение бандеровцев к русским? Отличалось ли оно от отношения к полякам, евреям и другим нацменьшинствам Украины?

- Отношение украинцев к русским было в целом похоже на отношение к полякам. В глазах украинских националистов, Польша и Россия (СССР) захватили украинские земли, польский и русский народы несли ответственность за оккупацию украинских земель. Отношение к русским, пожалуй, было несколько хуже, чем отношение к полякам. В адрес русских украинцы чаще подчёркивали, что их культура является низшей по сравнению с украинской, чаще утверждали свои культурные отличия от русских, чем это делалось в отношении поляков.

В треугольнике русские – евреи – поляки евреи занимали особую роль, так как не существовало еврейского государства, захватившего украинские земли. Поэтому евреев обвиняли не в том, что они оккупанты, а в том, что они помогают оккупантам. Еврейский вопрос не был для украинских националистов на первом плане.

- Как эти взгляды в отношении нацменьшинств реализовывались на территории Украины после 1941 г.?

- Одной из чёрных страниц ОУН было соучастие в волне еврейских погромов, прокатившихся на территории Западной Украины в начале войны при подстрекательстве, соучастии немцев, а иногда без какого-либо их участия. Участие местного населения в погромах облегчила преступная политика советских властей – расстрелы неэвакуированных заключенных в тюрьмах Галичины и Волыни (всего таким образом погибло несколько тысяч человек). В соответствии со сложившимся стереотипом жидо-коммунизма и распоряжениями командующего Украинской национально-революционной армией И.Климова-«Легенды», который ввёл за преступления против украинской государственности коллективную национальную ответственность, вина за случившееся была переложена на местных евреев. Стоит ли говорить, что большинством жертв стали евреи, никак не причастные к советским карательным органам.

Ещё более трагической страницей истории является этническая чистка поляков на Волыни и Галичине. Несмотря на то, что большинство на Волыни и в Галичине составляли украинцы, поляки рассматривали эти земли как свои и отказываться от них не хотели. Это обусловило безрезультатность всех украинско-польских переговоров во время войны.

Что послужило спусковым крючком к началу этнической чистки, доподлинно неизвестно, однако можно с уверенностью констатировать следующее: начавшаяся весной 1943 г. на Волыни (где летом 1943 г. она имела фактически характер геноцида), осенью 1943 г. антипольская политика УПА была распространена и на Галичину, где, однако, встретилась с более сильным вооружённым отпором и продолжалась до 1946 г.

Украинско-польские отношения 1940-ых гг. нельзя сводить только к так называемой «Волынской резне» 1943 г.: ареал противостояния был значительно больше и включал, фактически, все украинские земли Второй Речи Посполитой от Лемковины и Холмщины до Галичины. При этом антиукраинские акции поляков на Холмщине по своему характеру мало отличались от аналогичных действий украинских повстанцев на Волыни.

Впоследствии после окончания Второй мировой войны члены УПА и АК-ВиН, имея общего нового врага – коммунистическую Польшу, некоторое время сотрудничали на низовом уровне и даже проводили совместные операции. Однако к этому времени жертвами украинско-польского противостояния, по некоторым оценкам, стало более 50 тысяч поляков и более 20 тысяч украинцев.

Что касается отношения украинских националистов к русским во время войны, то здесь ситуация, к счастью, сложилась иначе. Число русских, проживавших на Западной Украине перед войной, было невелико и опасности для будущего украинского государства они не представляли. Территорию Советской Украины, где проживало много русских, украинские националисты не контролировали, к тому же здесь антирусская политика не могла найти поддержки среди местного украинского населения. Поэтому в агитации УПА антирусский пафос был во многом заменён антисоветским и антисталинским пафосом освободительной борьбы. Тем не менее, известны отдельные случаи убийств русских именно за их национальную принадлежность.  

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.