Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Серая зона: Европа девальвирует ценность Победы во Второй мировой войне

Автор: Александр Носович

Серая зона: Европа девальвирует ценность Победы во Второй мировой войне

15.05.2014

Инцидент с «Поездом Памяти», с которого литовские пограничники заставили снять символы Победы, угрожая не пропустить советских ветеранов через свою территорию, - это не из ряда вон выходящее явление и не чисто литовская история. Спустя 69 лет после капитуляции гитлеровской Германии ни одна европейская страна не поздравила Россию с годовщиной победы над нацизмом; 8 мая из Дня Победы превращается в день памяти и скорби и принципиально отделяется от российского праздника 9 мая. Главная причина такого подхода состоит в том, что побеждённые по понятным причинам не хотят праздновать победу в войне, которую они проиграли.

Вторая мировая война стала исключительным в человеческой истории случаем реальной борьбы Добра со Злом. Конечно, добро не было идеальным, но и в мифологии добро редко бывает идеальным. У хороших персонажей из античных мифов, голливудских фильмов или комиксов про супергероев никогда не обходится без недостатков, порою очень больших. Однако в реальной истории с трудом можно подобрать ещё один такой случай, чтобы на другой стороне было Абсолютное Зло. Чистое, беспримесное, как в мифах или голливудских комиксах.

Гитлеровский нацизм был таким злом.

Третий Рейх – это уникальный в мировой истории случай, когда чудовищная политическая практика была воплощением в жизнь чудовищной же теории. Гитлеризм никогда не оправдывал своих преступлений благими целями, он провозглашал себя Злом официально, визуально и на идейном уровне.

Извращённо понятая ницшеанская философия с культом силы и жестокости, евгеника, деление на избранных и расово неполноценных, которых надо убивать, социал-дарвинизм, языческие обряды и черная форма СС с черепом и костями – это всё составляющие абстрактного зла как идеологии. Следствием этой идеологии было конкретное зло: лагеря смерти, газовые камеры, мебель из человеческой кожи и медицинские опыты над заключёнными.

Поэтому Вторая мировая для человечества остаётся, прежде всего, войной идеологий, а не государств и национальных интересов, а победа в ней – победой Добра над Злом. Однако ценность этой Победы всё более девальвируется со временем даже в тех странах, которые война задела в первую очередь. Можно было бы не мудрствуя объяснить это тем, что военные поколения уходят в прошлое. Для новых поколений WWII – это не оккупация и бомбардировки, это в лучшем случае параграф из учебника истории, а в худшем - локация в компьютерной игре.

Но почему тогда помимо объективного социального процесса в этой истории проступают черты сознательной официальной политики?

Вместо Дня Победы 8 мая предлагается праздновать не понятный ни уму, ни сердцу день Европы, а штатные идеологи путём софистических рассуждений выводят из элементарной разницы в часовых поясах какие-то экзистенциальные различия между этой датой и российским 9 мая. В странах Балтии госслужащим под страхом увольнения запрещают участвовать в мероприятиях в честь Дня Победы, а раздача георгиевских ленточек приравнивается к разведывательно-подрывной деятельности. На Украине вместо всех традиционных символов Победы – гвоздик, вечного огня и прочего - придумали красно-чёрные маки, объясняя, что перенимают английскую традицию использовать красный мак как символ павших на войне.

Не оттого ли это происходит, что в Европе не было как таковых победителей во Второй мировой войне – там были в лучшем случае освобождённые, а в худшем соучастники, подельники и просто побеждённые.

Из трёх стран антигитлеровской коалиции Америка находится на другом материке, Советский Союз при Сталине совершенно точно не был частью Европы, а Великобритания всегда чётко отделяла себя от континента, как и на континенте всегда чётко отделяли от себя Великобританию. Континентальная же Европа не внесла никакого весомого вклада в победу над фашизмом: действовавшее там Движение Сопротивления сыграло свою роль только в оздоровлении собственных стран и спасении чести своих наций. Генерал де Голль спас честь французской нации, а Армия Крайова – польской, вот только саму Францию Гитлер оккупировал за 44 дня, а Польшу за месяц. Что уж говорить об официальных союзниках Гитлера, странах оси: Италии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Югославии - а также о странах, оккупированных вермахтом без малейшего сопротивления, где затем возникали коллаборационистские пронацистские режимы. Например, о Литве, Латвии и Эстонии.

Эта группа союзников и сателлитов Гитлера образует особую «серую зону» в истории Второй мировой войны: с ними постоянно возникает какая-то неясность, расплывчатость, недоговорённость. Они вечно плачутся и называют себя самыми большими жертвами войны, маленькими и слабыми народами. Говорят, что война не так однозначна, как кажется, что их граждане гибли по обе стороны баррикад и равно достойны уважения. Настаивают, что коммунизм как преступную идеологию надо приравнять к нацизму, Союз - такая же империя зла, как Рейх. Повторяют из года в год, что ни 8, ни 9 мая для них Днём Победы не является.

Последнее утверждение - абсолютная правда, с этим никто и не спорит. Вот только почему США и страны Западной Европы не прекратят это нытьё, заткнув своим восточно-европейским партнёрам рот элементарным аргументом: для вас это не День Победы просто потому, что в той войне вы не победили? Понятно, почему такого не могут сказать Германия, Италия или Испания. Но что же мешает США или Великобритании рассуждать о Второй мировой с позиций победителя?

Ответ заключается в том, что если подходить к победе в войне как к абсолютной ценности – уничтожению нацизма как античеловеческой идеологии - и рассматривать её историю объективно, то вклад союзников в дело истребления гитлеризма окажется явно несопоставим со вкладом народов Советского Союза. Второй фронт союзники открыли летом 44-го – то есть когда уже было ясно, что русские идут на Берлин и такими темпами выиграют войну безо всяких союзников. Могут ли маневры Эйзенхауэра в Северной Африке, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американцами и британская война на море сравниться по значимости со Сталинградской битвой, Курской дугой и взятием Берлина?

Относиться к истории Второй мировой объективно и воспринимать победу в ней как победу над абсолютным злом означает признать выдающуюся роль Советского Союза в новейшей истории, а значит и по-особенному относиться к его правопреемнице, России, для которой Победа безусловной ценностью как раз является.

Решиться на это западные страны из-за своих геополитических соображений не могут, поэтому «серая зона» стран «невинно пострадавших и от нацизма, и от сталинизма» чувствует себя так уверенно и вольготно, что расширяется, как газ в вакууме. Сейчас вот она поглощает Украину, где вместо георгиевской ленты, вечного огня и гвоздик завелись невесть откуда взявшиеся красно-черные маки, где люди вроде бывшего боксёра и политика Виталия Кличко рассуждают, что бандеровцы были такими же детьми Украины, а вместо 9 мая предлагается праздновать 8-е – день памяти и скорби.

И это - самое обидное, потому что Украина как раз в годы войны не была в «серой зоне». Белоруссия и Украина – две самые пострадавшие в Великой Отечественной войне советские республики. На Украине было и партизанское движение, и «молодая гвардия», и битва за Днепр, и «поющая эскадрилья». Киев и Одесса – города-герои. В Красной армии воевало более миллиона этнических украинцев. Украинский лётчик-истребитель Иван Кожедуб стал самым результативным асом антигитлеровской коалиции и трижды Героем Советского Союза. Акт о безоговорочной капитуляции Японии 2 сентября 1945 года от имени СССР подписал украинский генерал-лейтенант Кузьма Деревянко. Украинцами были маршалы СССР Григорий Кулик, Семен Тимошенко, Родион Малиновский, генерал армии Иван Черняховский и многие-многие другие.

Украинцы – это народ-победитель во Второй мировой войне: в составе Советского Союза этот народ показал чудеса доблести и героизма, оказался в числе тех, кто внёс решающий вклад в победу над фашизмом. И что, теперь новые киевские власти убедят свой народ променять такую историческую память на прозябание в «серой зоне» государств, обиженных на весь мир и де-факто проигравших? Или всё же здесь расползание серой зоны пораженцев Европы, девальвирующих ценности Великой Победы, должно закончиться?

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!