Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Вторник
28 Февраля 2017

Серая зона: Европа девальвирует ценность Победы во Второй мировой войне

Автор: Александр Носович

Серая зона: Европа девальвирует ценность Победы во Второй мировой войне

15.05.2014

Инцидент с «Поездом Памяти», с которого литовские пограничники заставили снять символы Победы, угрожая не пропустить советских ветеранов через свою территорию, - это не из ряда вон выходящее явление и не чисто литовская история. Спустя 69 лет после капитуляции гитлеровской Германии ни одна европейская страна не поздравила Россию с годовщиной победы над нацизмом; 8 мая из Дня Победы превращается в день памяти и скорби и принципиально отделяется от российского праздника 9 мая. Главная причина такого подхода состоит в том, что побеждённые по понятным причинам не хотят праздновать победу в войне, которую они проиграли.

Вторая мировая война стала исключительным в человеческой истории случаем реальной борьбы Добра со Злом. Конечно, добро не было идеальным, но и в мифологии добро редко бывает идеальным. У хороших персонажей из античных мифов, голливудских фильмов или комиксов про супергероев никогда не обходится без недостатков, порою очень больших. Однако в реальной истории с трудом можно подобрать ещё один такой случай, чтобы на другой стороне было Абсолютное Зло. Чистое, беспримесное, как в мифах или голливудских комиксах.

Гитлеровский нацизм был таким злом.

Третий Рейх – это уникальный в мировой истории случай, когда чудовищная политическая практика была воплощением в жизнь чудовищной же теории. Гитлеризм никогда не оправдывал своих преступлений благими целями, он провозглашал себя Злом официально, визуально и на идейном уровне.

Извращённо понятая ницшеанская философия с культом силы и жестокости, евгеника, деление на избранных и расово неполноценных, которых надо убивать, социал-дарвинизм, языческие обряды и черная форма СС с черепом и костями – это всё составляющие абстрактного зла как идеологии. Следствием этой идеологии было конкретное зло: лагеря смерти, газовые камеры, мебель из человеческой кожи и медицинские опыты над заключёнными.

Поэтому Вторая мировая для человечества остаётся, прежде всего, войной идеологий, а не государств и национальных интересов, а победа в ней – победой Добра над Злом. Однако ценность этой Победы всё более девальвируется со временем даже в тех странах, которые война задела в первую очередь. Можно было бы не мудрствуя объяснить это тем, что военные поколения уходят в прошлое. Для новых поколений WWII – это не оккупация и бомбардировки, это в лучшем случае параграф из учебника истории, а в худшем - локация в компьютерной игре.

Но почему тогда помимо объективного социального процесса в этой истории проступают черты сознательной официальной политики?

Вместо Дня Победы 8 мая предлагается праздновать не понятный ни уму, ни сердцу день Европы, а штатные идеологи путём софистических рассуждений выводят из элементарной разницы в часовых поясах какие-то экзистенциальные различия между этой датой и российским 9 мая. В странах Балтии госслужащим под страхом увольнения запрещают участвовать в мероприятиях в честь Дня Победы, а раздача георгиевских ленточек приравнивается к разведывательно-подрывной деятельности. На Украине вместо всех традиционных символов Победы – гвоздик, вечного огня и прочего - придумали красно-чёрные маки, объясняя, что перенимают английскую традицию использовать красный мак как символ павших на войне.

Не оттого ли это происходит, что в Европе не было как таковых победителей во Второй мировой войне – там были в лучшем случае освобождённые, а в худшем соучастники, подельники и просто побеждённые.

Из трёх стран антигитлеровской коалиции Америка находится на другом материке, Советский Союз при Сталине совершенно точно не был частью Европы, а Великобритания всегда чётко отделяла себя от континента, как и на континенте всегда чётко отделяли от себя Великобританию. Континентальная же Европа не внесла никакого весомого вклада в победу над фашизмом: действовавшее там Движение Сопротивления сыграло свою роль только в оздоровлении собственных стран и спасении чести своих наций. Генерал де Голль спас честь французской нации, а Армия Крайова – польской, вот только саму Францию Гитлер оккупировал за 44 дня, а Польшу за месяц. Что уж говорить об официальных союзниках Гитлера, странах оси: Италии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Югославии - а также о странах, оккупированных вермахтом без малейшего сопротивления, где затем возникали коллаборационистские пронацистские режимы. Например, о Литве, Латвии и Эстонии.

Эта группа союзников и сателлитов Гитлера образует особую «серую зону» в истории Второй мировой войны: с ними постоянно возникает какая-то неясность, расплывчатость, недоговорённость. Они вечно плачутся и называют себя самыми большими жертвами войны, маленькими и слабыми народами. Говорят, что война не так однозначна, как кажется, что их граждане гибли по обе стороны баррикад и равно достойны уважения. Настаивают, что коммунизм как преступную идеологию надо приравнять к нацизму, Союз - такая же империя зла, как Рейх. Повторяют из года в год, что ни 8, ни 9 мая для них Днём Победы не является.

Последнее утверждение - абсолютная правда, с этим никто и не спорит. Вот только почему США и страны Западной Европы не прекратят это нытьё, заткнув своим восточно-европейским партнёрам рот элементарным аргументом: для вас это не День Победы просто потому, что в той войне вы не победили? Понятно, почему такого не могут сказать Германия, Италия или Испания. Но что же мешает США или Великобритании рассуждать о Второй мировой с позиций победителя?

Ответ заключается в том, что если подходить к победе в войне как к абсолютной ценности – уничтожению нацизма как античеловеческой идеологии - и рассматривать её историю объективно, то вклад союзников в дело истребления гитлеризма окажется явно несопоставим со вкладом народов Советского Союза. Второй фронт союзники открыли летом 44-го – то есть когда уже было ясно, что русские идут на Берлин и такими темпами выиграют войну безо всяких союзников. Могут ли маневры Эйзенхауэра в Северной Африке, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американцами и британская война на море сравниться по значимости со Сталинградской битвой, Курской дугой и взятием Берлина?

Относиться к истории Второй мировой объективно и воспринимать победу в ней как победу над абсолютным злом означает признать выдающуюся роль Советского Союза в новейшей истории, а значит и по-особенному относиться к его правопреемнице, России, для которой Победа безусловной ценностью как раз является.

Решиться на это западные страны из-за своих геополитических соображений не могут, поэтому «серая зона» стран «невинно пострадавших и от нацизма, и от сталинизма» чувствует себя так уверенно и вольготно, что расширяется, как газ в вакууме. Сейчас вот она поглощает Украину, где вместо георгиевской ленты, вечного огня и гвоздик завелись невесть откуда взявшиеся красно-черные маки, где люди вроде бывшего боксёра и политика Виталия Кличко рассуждают, что бандеровцы были такими же детьми Украины, а вместо 9 мая предлагается праздновать 8-е – день памяти и скорби.

И это - самое обидное, потому что Украина как раз в годы войны не была в «серой зоне». Белоруссия и Украина – две самые пострадавшие в Великой Отечественной войне советские республики. На Украине было и партизанское движение, и «молодая гвардия», и битва за Днепр, и «поющая эскадрилья». Киев и Одесса – города-герои. В Красной армии воевало более миллиона этнических украинцев. Украинский лётчик-истребитель Иван Кожедуб стал самым результативным асом антигитлеровской коалиции и трижды Героем Советского Союза. Акт о безоговорочной капитуляции Японии 2 сентября 1945 года от имени СССР подписал украинский генерал-лейтенант Кузьма Деревянко. Украинцами были маршалы СССР Григорий Кулик, Семен Тимошенко, Родион Малиновский, генерал армии Иван Черняховский и многие-многие другие.

Украинцы – это народ-победитель во Второй мировой войне: в составе Советского Союза этот народ показал чудеса доблести и героизма, оказался в числе тех, кто внёс решающий вклад в победу над фашизмом. И что, теперь новые киевские власти убедят свой народ променять такую историческую память на прозябание в «серой зоне» государств, обиженных на весь мир и де-факто проигравших? Или всё же здесь расползание серой зоны пораженцев Европы, девальвирующих ценности Великой Победы, должно закончиться?

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латышские воины не участвовали в карательных операциях, они сражались на фронте против войск СССР. Против армии той страны, которая уничтожила независимость Латвии, осуществляла репрессии против её граждан и позже грозила Латвии новой оккупацией.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо