Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Виталий Третьяков о запрете ПБК: «В этом есть нечто средневековое»

Автор: Сергей Рекеда

Виталий Третьяков о запрете ПБК: «В этом есть нечто средневековое»

09.10.2013  // Фото: rus.ruvr.ru

В Литве приостановлено вещание русскоязычного Первого Балтийского канала (ПБК). Эти меры были приняты в связи с вышедшей в эфир передачей «Человек и закон», в которой был представлен взгляд на события у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года, который расходится с юридически закрепленной в Литве трактовкой этих событий. В ответ на эти действия ПБК распространил официальное обращение, в котором в частности сообщается: «Первый Балтийский канал и журналисты его новостных служб не участвовали в создании авторской программы Алексея Пиманова. Более того, в соответствии с традиционно существующей практикой в отношении данной программы, ПБК получил упомянутую программу от Первого канала России почти перед ее выходом в эфир. Таким образом, возможности ее предварительного отсмотра не было. Хотим отметить, что, как и в любой другой аналогичной ситуации в масс-медиа, в данном случае за высказанные в авторской программ мнения ответственность прежде всего несут авторы передачи и лица, высказавшие данные мнения… Несмотря на фундаментальную роль свободы слова в существовании любой демократической страны и на то, что вызвавшая широкий общественный отклик позиция оценки исторических событий была оглашена в авторской программе, ПБК признает, что права на свободу слова не абсолютны и могут быть ограничены. Но в демократической стране только суд, углубленно рассматривая обстоятельства конкретного дела, может принять решение, как оценить те или другие высказывания сторон и ограничить данные права. ПБК не может взять на себя функции судебных инстанций… ПБК готов предоставить свою информационную платформу локальной новостной передачи "Литовские новости" представителям литовской общественности для оглашения их позиции по данному проблемному вопросу. Одновременно ПБК со своей стороны информирует, что обратится в суд против лиц, которые без предварительного решения соответствующих инстанций призывают лишить канал лицензии вещания и т.п., таким образом, нанося ущерб репутации канала». Портал RuBaltic.Ru побеседовал о сложившейся вокруг ПБК ситуации с известным российским политологом, деканом Высшей школы телевидения МГУ им. М.В.Ломоносова, создателем «Независимой газеты», членом президиума Совета по внешней и оборонной политике Виталием ТРЕТЬЯКОВЫМ:

- Виталий Товиевич, вчера в Литве было приостановлено вещание Первого балтийского канала. Как Вы оцениваете этот шаг со стороны Вильнюса?

- Насколько мне известно по публикациям сетевых СМИ, конкретный повод – показ Первым Балтийский каналом сюжета, события которого касаются 13 января 1991 года. Известна версия, что, по крайней мере, некоторые выстрелы, ставшие смертельными для мирных жителей Вильнюса, прозвучали совсем не с той стороны, с которой принято по канонам литовской истории, чтобы они звучали. Т.е. не стороны советских солдат, а со стороны близлежащих домов. Все это очень похоже на правду.

Однако, считаю абсурдом, что люди и страны, призывающие других к свободе слова, мысли, научных изысканий, и еще и учат тому, как нужно всем этим заниматься, вводят юридически закрепленные нормы трактовки, а иногда и просто упоминания, тех или иных исторических фактов.

Превратить историю из науки в объект субъектных разбирательств с вынесением субъектного вердикта не историка, а юриста, о том, что было и не было в Литве, и о чем можно упоминать вслух, не под подушку ночью в кровати, а о чем нельзя – просто дискредитация знаний, просвещения, науки, которая последние 500 лет особенно пестовалась именно в европейских странах, а не где-нибудь в Антарктиде.

- То есть история из науки превратилась в некий политический инструмент?

- По разным причинам Европа, так называемая, цивилизованная и свободомыслящая пошла на юридическое закрепление истории: геноцид армян, Холокост. В отдельных странах, к примеру, в Литве, также встречаются свои исторические казусы, которые предписано декларировать вслух лишь так, как решил суд, а не так, как считаешь ты – свободный человек. Как известно, многие факты, вписанные в историю, ставятся под сомнение самими же историками, по-разному трактуются.

И вообще, конфликт двух человек в булочной одни свидетели описывают как агрессию со стороны первого человека, другие – как со стороны другого, третьи видят в этом несчастный случай, а остальные вообще несут всякие глупости.

Но в ЕС, и в Литве, в первую очередь, наблюдается странная антинаучная тенденция – история трактуется судебными решениями, а не учеными.

Так что нужно признать – таковой абсурдный закон в Литве есть. Да, он антинаучный, но игнорировать его невозможно, как и любой закон. Если местный телеканал нарушил данный закон, то исходим из того, что местные власти дальше действуют согласно своим законам – ограничения, штрафы, аресты. Надеюсь, что расстрелы за более вольную, по мнению Вильнюса, трактовку определенных событий пока не предусмотрены, хотя, видимо, в перспективе будут и они.

Но в общем-то не Литва первая, кто к этому абсурду пришел.

Ее западноевропейские «старшие братья» сами это начали. Ограничение истории – это фактически цензура, ограничение свободы мысли, в том числе и научной.

Но, как известно, в современном мире такие ограничения неминуемо будут нарушаться - ведь всех людей не заставишь мыслить, говорить и действовать одним образом!

- Отключение телеканала за «неугодную» передачу, как Вы отметили, это цензура. Вы совсем недавно были в Литве, наверняка, общались с Вашими коллегами по цеху и смогли составить представление: демократия в Литве все больше становится декларацией, нежели реальностью?

- Я действительно там недавно был, общался с коллегами. Во время выступления обратил внимание на то, что в отличие от многих предшествующих аналогичных выступлений в Латвии и Эстонии, не было острых вопросов, касающихся взаимоотношений Прибалтики и СССР. Хотя, признаться, я ждал таковых: «Как Вы оцениваете события 40-ого года?», «Была ли оккупация?» и т.д. Возможно, так было потому, что собралась исключительно русская публика, с симпатией относящаяся к России.

Вообще же в Европе, за исключением разве что нескольких стран, по-прежнему сохраняется тенденция: о России либо плохо, либо – ничего. Если же кто-то пишет о России «хорошо», то резко возрастает шанс, что тебя не опубликуют или же твоя статья вызовет праведный гнев коллег.

«Нельзя в печатном виде говорить о России хороших слов. Такого закона нет, но эта норма поддерживается», - жалуются журналисты некоторых стран Восточной Европы. Думаю, что в Литве, Латвии и Эстонии также действует этот негласный антироссийский кодекс.

- Литва сейчас является, с одной стороны, президентом Европейского союза, а с другой претендует на роль примера евроинтеграции и демократизации для стран Восточного Партнерства. Но с Ваших слов получается, что эта страна не соответствует критериям свободы, о которой она говорит с высоких трибун?

- Это касается не только Литвы. Ведь традиционно там проживало меньше русских, чем в Эстонии и Латвии. И в этом смысле, после событий конца 80-ых – начала 90-ых годов, когда в том числе и с помощью московской интеллигенции эти республики получили независимость раньше других, титульная интеллигенция просто обманула своих братьев по соцклассу. В итоге, даже если взять, к примеру, национальный вопрос, то эта тройка (Литва, Латвия, Эстония) де факто не соответствует нормам демократии, которые декларируются из Брюсселя.

Но я к этому спокойно отношусь: я здравомыслящий человек и понимаю, что Брюссель не откажется от этого избирательного понимания демократии, поскольку значительная часть европейской политики, традиционно является антироссийской хотя бы на том основании, что Россия конкурент великих держав – Франции, Великобритании, Германии.

Даже в Германии, когда есть хорошие личные отношения между канцлером Меркель и Путиным, есть гигантский товарооборот и масса немецких бизнесменов выступает за самые тесные контакты с Россией, тем не менее, писать в СМИ о России или о Путине хорошо не принято. И если уж Германия с ее более устоявшимися демократическими институтами демонстрирует такую избирательную демократию, то, что уж говорить о «крохах»?

Поэтому, запретили канал в Литве - будут смотреть его подпольно те, кто сможет и захочет, в нынешних условиях это будет довольно легко. Просто есть в этом нечто средневековое – запретить определенный взгляд. Но в «свободной Европе», которая является эталоном демократии, это реальность.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.