Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Военспецы независимой Литвы: Вильнюсская партшкола как кузница кадров

Автор: Сергей Рекеда

Военспецы независимой Литвы: Вильнюсская партшкола как кузница кадров

07.02.2014

Даля Грибаускайте снова в президентской гонке. И снова оправдывается из-за своего коммунистического прошлого. Хотя можно было бы обратить его даже в собственное преимущество.

«Объявив о том, что буду добиваться поста президента, я удостоилась не только поддержки, но и связанных с моей биографией вопросов», - с этой фразы в Facebook началась для Дали Грибаускайте ее избирательная кампания-2014. И в сто первый раз: не привлекалась, не участвовала, состояла, но вовремя осознала и ушла вести свою «маленькую войну». Педагогические достижения доктора Грибаускайте в Высшей партийной школе по-прежнему заставляют литовцев задаваться вопросом: «Даля Поликарповна, как же так?». Президент независимой Литвы теперь терпеливо поясняет, что отказалась от своего личного коллаборационизма – работы в ВПШ – уже в июне 1990 г.: «11 марта 1990-го распоряжением правительства Высшая партийная школа была передана в ведение Вильнюсского педагогического института. Однако уже 25 марта, после того как в её помещениях разместились русские воинские подразделения, я ушла в отпуск и принялась искать работу. А в июне 1990-го я окончательно уволилась из этого учреждения, и уже в августе стала трудиться в Институте экономики при Министерстве экономики».

Перспективное по меркам того времени место. Такое действительно стоило искать, как минимум, два месяца. А дальнейшая карьера «красного экономиста» в независимой Литве пошла уверенно вверх, будто бы наглядно демонстрируя преимущества советского образования и науки.

После 1991 г. доктор Грибаускайте становится директором Европейского департамента Министерства международных экономических связей. Затем переходит на службу в Министерство иностранных дел, работает в посольстве Литвы в США, то есть на территории главного политического партнера Вильнюса. На рубеже 1990-2000-х гг. возвращается в Литву и занимает высокие должности в правительстве, пока, наконец, в 2001 г. сама не становится министром финансов в кабмине Бразаускаса. Но и это не предел. Опыт и знания Дали Грибаускайте оказались востребованы на европейском уровне, где она снова работает по специальности, полученной еще в советские годы – с 2004 г. до начала своего президентства в 2009 г. занимает пост Комиссара Еврокомиссии по бюджету и финансовому планированию. И это все с коммунистическим образованием, которого глава Литвы теперь так стыдится… Но почему?

Ведь если взглянуть на биографию постсоветской литовской элиты становится ясно, что подобный карьерный взлет Д.Грибаускайте произошел не вопреки, а благодаря ее партийной работе.

Вильнюсская высшая партийная школа оказалась кузницей кадров независимой Литвы. Страной на протяжении последних 23 лет руководили преимущественно выходцы именно из ВПШ, составляя хребет ее управленческой элиты. И нет смысла обвинять доктора Грибаускайте в том, будто она - единственная, кто "запятнал" себя связями с Компартией, и ей не стоит оправдываться. Ведь на самом деле она - лишь одна из очень и очень многих. Кто же еще среди постсоветской литовской элиты вышел из этой "партийной" шинели?

Список оказывается довольно обширным. Также как и Даля Грибаускайте, преподавал в ВВПШ, например, ее соперник на президентских выборах 2004 г. Чеславс Юршенас – председатель Сейма в 1993-1998 гг., вице-спикер парламента в 2008-2012 гг. Очевидно, очень полезен для независимой Литвы оказался опыт работы в партшколе Зенонаса Вайгаускаса, который бессменно возглавляет Центризбирком страны с 1996 г. Из «красной профессуры» вышло также много литовских министров и других высоких чиновников: министр культуры 1990 – 1994 гг. Дайнюс Тринкунас, министр финансов в первом правительстве независимой Литвы (1991 г.), вице-мэр Вильнюса 1995-1997 гг. Ромуальдас Сикорскис, замминистра экономики 2001-2009 гг. Аницетас Игнотас и др. Есть среди педагогов вильнюсской партшколы и сигнатар Акта независимости – Якубас Минкявичюс.

Длинный список можно составить из преподавателей Вильнюсской партшколы, которые остались в науке после 1991 г. и состоялись как успешные ученые: к примеру, профессор, замдекана факультета социальных наук Литовского эдукологического университета Витаутас Лукошавичюс, доктор экономики, профессор того же университета Юозас Богданавичюс, завкафедрой государственного и муниципального управления университета М.Ромериса в Вильнюсе Эдуардас Янчаускас, профессор Литовской военной академии Антанас Макштутис, завкафедрой финансового инжиниринга Вильнюсского технического университета Александрас Руткаускас и многие другие. Все эти современные литовские ученые «поднялись» на дрожжах ВВПШ.

Немало успешных литовцев и среди выпускников партшколы, даже в рядах главных борцов со всем советским: например, консерватор Бронисловас Римкус (состоял в СО-ХДЛ с 2004 по 2011 г.) – тоже птенец гнезда ВВПШ. А в 1982 г. данное учебное заведение закончил небезызвестный Гедиминас Киркилас - бывший премьер-министр (2006-2008 гг.), министр обороны и нынешний вице-спикер Сейма от СДПЛ. А выпускник ВВПШ 1987 г. Викторас Мунтянас еще несколько лет назад был одним из весьма популярных лидеров Партии труда и возглавлял Сейм Литвы. К слову, раз он выпускник 1987 г., значит, преподавателем у него была Даля Поликарповна... Но приходит ли в голову Г.Киркиласу или В.Мунтянасу каяться и оправдываться за свое образование? Нет, ведь это было бы, как минимум, странно.

Все эти люди выполняли важную функцию в эпоху перемен – преемственность знаний и практических навыков государственного управления.

В историю Советской России, например, подобные люди вошли под названием «военспецы». После социалистической революции 1917 г. те, кто был никем, а стал всем, привлекали в ряды Красной Армии своих классовых врагов – белых офицеров, которые уже обладали необходимым опытом ведения боевых действий и военного командования. Доля военспецов в командном составе РККА поначалу достигала даже трех четвертей. Сложно теперь сказать, удалось бы большевикам выстроить боеспособную армию и победить в Гражданской войне, если бы не эти белые специалисты.

Та же роль, по сути, была отведена в постсоветской Литве высококлассным кадрам, получившим образование в СССР. Правда, после окончания Гражданской войны, особенно в 1930-е гг., многим военспецам аукнулось их прошлое. Успешность в царское время ставила их в статус неблагонадежных, сделала жертвой нового режима. Судьба «литовских военспецов», как видно, гораздо менее трагична. Но доктор Грибаускайте, раскручивая спираль антисоветизма, напротив, сама делает себя заложницей собственной же идеологии. Хотя и это понятно: при всех достоинствах советского образования – судьба белого офицерства в марксистско-ленинской трактовке истории всегда оставалась темным пятном.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.