Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Деградация вместо латышизации: русские школы в Латвии отомрут сами собой

Автор: Александр Носович

Деградация вместо латышизации: русские школы в Латвии отомрут сами собой

16.12.2014

Министр образования Латвии Марите Сейле заявила, что полный переход школьного образования в Латвии на латышский язык вряд ли удастся завершить в 2018 году. От идеи «реформы — 2018» латвийские власти, похоже, решили отказаться, но это не значит, что они решили отказаться от ликвидации русских школ. Просто при последовательном и сознательном сокращении расходов на образование и финансировании русских школ по остаточному принципу по сравнению с латышскими русские школы в Латвии в конце концов отомрут сами собой.

За последние пять лет Министерство образования закрыло в Латвии 98 школ. Сокращение образовательной сети началось в 2009 году, когда было реорганизовано 84 учебных заведения, а 57 - закрыто. В 2010 году ликвидировано 10 школ и 26 реорганизовано, в 2011 году закрыто 12 школ и 20 учебных заведений реорганизовано, в 2012 году ликвидировали и реогранизовали по 5 школ, в 2013 году закрылись две школы, а в 2014 – еще 4, и 13 школ были реорганизованы.

К 1 сентября 2014 года бывшая министр образования Ина Друвиете заявила, что процесс оптимизации образовательной сети в Латвии практически завершен, и больше школы закрываться не будут, потому что теперь их количество соответствует демографической ситуации. Сейчас в латвийских школах учится 209 212 детей — почти вдвое меньше, чем 10 лет назад.

Однако дело не только в падении рождаемости и общем сокращении численности населения. Ликвидация латышских и русских школ была явно непропорциональной: прикрываясь плохой демографией, Министерство образования и местные власти закрывали в первую очередь русские школы.

По официальным данным Министерства образования с 2000 по 2014 год количество русских школ в Латвии сократилось со 189 до 99 — почти вдвое. Тогда как число латышских школ снизилось с 727 в 2000 году до 634 в 2014-м — то есть на 15%.

Есть разница?

В Риге в 2009 году самоуправление одновременно закрыло 16 школ, в 11 из которых языком обучения был русский, и только в 4 — латышский. В результате сейчас в столице Латвии, где на 55% русскоязычных горожан приходится 45% латышского населения, на 70 латышских школ приходится приходится 57 русских и 12 двухпоточных русско-латышских школ, причем под сокращения подпадают последние две категории. В Латгальском районе (без учета крупных городов) на 91 латышскую школу приходится 12 русских и 20 двухпоточных русско-латышских. В Видземском, Курземском и Земгальском районах русских школ не осталось вовсе: у немногочисленных проживающих там русскоязычных семей практически нет шансов дать своим детям образование на родном языке.

Так что демографический кризис — да, эмиграция — да, но эти тенденции охватывают все общество: умирают и эмигрируют вместе с детьми как русские, так и латыши, однако в приоритетном порядке закрываются именно русские школы. Вероятно, латвийские власти еще много лет назад решили совместить приятное с полезным: 

сокращение количества школ из-за феноменального падения численности населения с принудительной ассимиляцией русскоязычного меньшинства, у которого под благовидным предлогом оптимизации образовательной сети можно вырвать из русского культурного пространства собственных детей.

При таком подходе к вопросу демонстративно-показательная ликвидация русскоязычного образования к 2018 году — ненужный шум, который может только помешать: привлечь внимание к теме, спровоцировать протестные выступления русского населения. В 2003-2004 годах это уже проходили — тогда латвийское руководство вынуждено пойти на компромисс перед грандиозными по местным меркам митингами и забастовками против перевода всех школ на латышский.

Те протесты, наряду с референдумом 2012 года о статусе русского языка в Латвии, показали, что русскоязычное меньшинство не ассимилируется, хоть ты режь его: русскоговорящие интегрируются, называют себя патриотами Латвии, голосуют на выборах за самых умеренных, на все согласных, но все равно от русского языка не отказываются и латышами себя не считают. Поэтому нельзя их консолидировать и мобилизовать на борьбу — а ведь проект «реформы-2018» именно к этому и должен был привести.

Но ведь есть давняя политическая и вообще житейская мудрость: для того, чтобы сварить лягушку, нужно не резко бросать ее в кипяток, а аккуратно опустить в холодную воду и постепенно нагревать её до состояния кипения — так лягушка будет смирно сидеть в воде и адаптироваться к новой температуре, пока не свалится. Бесконечные попытки ультраправых сразу и навсегда запретить все русские школы — это то самое бросание лягушки в кипяток: они уже провоцировали и массовые выступления против «реформы-2004», политически консолидировавшие русскую общину, и референдум 2012 года, продемонстрировавший полный провал политики ассимиляции. Предпринимались такие попытки то ли от небольшого ума инициаторов-националистов, то ли ради предвыборной конъюнктуры (впрочем, одно другого не исключает).

То ли дело - отказаться от каких бы то ни было открытых попыток покуситься на русские школы и создать им все условия для того, чтобы они умерли самостоятельно.

В этом месяце Латвийский профсоюз работников образования и науки организовал пикет у здания Сейма, протестуя против введения новой системы оплаты труда без увеличения финансирования. Правительство между тем сделало вид, что не давало перед выборами обещания повышать учителям зарплаты. Средняя зарплата школьного учителя в Латвии составляет около 600 евро — это притом, что минимальная продовольственная корзина для стандартной латвийской семьи оценивается в 320 евро. В школах работают в основном пенсионеры, молодые люди не приходят, а учителя-мужчины — это и вовсе «вымирающий вид».

И нет никаких признаков, что ситуация изменится, потому что латвийское государство стойко игнорирует проблемы школьного образования в принципе. И не потому, что у него совсем нет денег. Денег мало, но на поощрение других бюджетников хватает: на недавнем заседании комиссии по национальной безопасности рассматривались проекты бюджетов органов госбезопасности — Полиции безопасности, Бюро по защите Конституции и Службы военной разведки и безопасности. В будущем году бюджет всех этих органов будет увеличен на 16-30%. На новые политические инициативы в латвийском бюджете на 2015 год предусмотрено 161,447 млн евро, на другие дополнительные меры - 18,606 млн евро, что в целом составляет 180,053 млн евро. А несчастным школьным учителям в очередной раз после выборов «зажали» повышение зарплат...

При такой государственной политике латвийские школы будут всё больше и больше деградировать. Только одна небольшая поправка: деградировать будут латышские школы, а русские просто отомрут.

Понятно ведь, что в условиях дефицита расходов на образования школы с негосударственном языком обучения будут финансироваться по самому минимальному минимуму и при первом же благовидном предлоге — закрываться.

И это уже не от отсутствия интереса государства к образованию, а как раз наоборот — от целеустремленной и приоритетной национальной политики, направленной на ассимиляцию русскоязычного меньшинства. Хотя бы его самого младшего поколения. И эта политика в долгосрочной перспективе может оказаться успешной, если только архитекторы «латышской Латвии» перед выборами или в период очередного обострения не затеют еще одну школьную реформу или референдум о полном запрете преподавания на русском языке — одним словом, если не кинут лягушку сразу в кипяток.     

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.