Образование и наука Образование и наука

Жарихин: мой запрет на въезд в Эстонию стал маленькой местью за Кохвера

remove_red_eye  2260 0  

В Эстонию не пустили очередного российского эксперта. На этот раз запрет коснулся замдиректора Института стран СНГ Владимира ЖАРИХИНА, который должен был выступить в Таллине в рамках медиаклуба «Импрессум» с темой «Европейский и Евразийский союзы: партнеры или соперники?». Российский политолог рассказал порталу RuBaltiс.Ru об инциденте на эстонской границе и своих взглядах на будущее Европейского и Евразийского союзов:

- Владимир Леонидович, расскажите об инциденте, который произошел с Вами на эстонской границе. Были ли ранее какие-либо предпосылки для запрета на Ваш въезд в Эстонию? Предполагали ли Вы, что поездка обернётся таким образом?

- Ничто не предвещало запрета. Коллеги пригласили меня в международный медиаклуб «Импрессум», куда часто приезжают известные личности. Вот и меня, видимо, причислили к таковым. В этом клубе проходит так называемый «допрос» экспертов, проводятся интенсивные дискуссии по ряду актуальных общественно-политических проблем. Однако моя тема, учитывая нынешнюю мировую обстановку, была вполне «травоядной» – «Европейский и Евразийский союзы: конкуренция или сотрудничество?». Что может быть безобиднее?

К тому же я занимаюсь исследованиями стран СНГ, а Эстония туда, как известно, не входит. Поэтому каких-либо «плохих слов» в адрес Эстонии я в общем-то никогда не произносил. Таким образом, эта ситуация с запретом была для меня как минимум странной.

Сначала пограничники, следуя чисто классической процедуре, взяли мой паспорт на проверку, а вот потом куда-то его понесли. Затем позвали в отдельную комнату, где стали говорить о том, что у них есть какие-то сомнения на мой счёт и нужно провести «дополнительный досмотр». Можете представить, как мало вещей было у меня с собой, учитывая, что в Эстонию я ехал всего лишь на 3 дня. То есть они просто тянули время, а позже принесли распоряжение МВД, где говорилось о моём запрете на пересечение эстонской границы. И, что примечательно, этот документ был датирован 17 сентября. Анонс о встрече в «Импрессуме» был размещён в интернете и, получается, увидев его, МВД уже заранее приняло решение запретить мне въезд в Эстонию.

- Сейчас в Прибалтике активно вводятся жёсткие ограничения на въезд, которые в последнее время всё чаще стали распространяться и на политологов. Как Вы думаете, какую угрозу конкретно в Вашем визите могли усмотреть в Эстонии?

- На все вопросы «В чём дело?», «Какова причина?» и т.д. эстонские пограничники отвечали: «Мы люди маленькие, видите, сколько звёздочек у нас на погонах? Нам сказали - мы делаем». 

Самое смешное в этой истории то, что в тот же день (18 сентября) из посольства Эстонии мне пришло приглашение на банкет в достаточно узкой компании по случаю отъезда заместителя посла на родину. 

Парадокс какой-то: в МИДе Эстонии меня считают дорогим гостем, а в МВД Эстонии - нежелательным элементом.

Я думаю, что это была просто личная месть МВДшников за недавний арест эстонского шпиона в Псковской области, так сказать «своего человека». Скорее всего, в эти дни я был единственной заметной фигурой из России, которую имело смысл не пускать, чтобы тем самым выразить своё возмущение арестом их шпиона на нашей территории.

Эстонские коллеги говорят, что в одном самолёте со мной летел Илларионов (российский оппозиционный политик, сторонник жестких ограничительных мер западных стран в отношении России, бывший советник президента Российской Федерации, в настоящее время президент НКО "Институт экономического анализа" - прим. RuBaltic.Ru). Думаю, если бы МВДшники не пустили Андрея Николаевича, то их бы неправильно поняли в США.

- Этот запрет носит «одноразовый» характер или речь идёт о внесении Вашей фамилии в список персон нон-грата?

- Понятия не имею. Я хочу написать письмо послу Эстонии (раз он меня так уважает, что приглашает на «частные посиделки»), чтобы он разъяснил, по какой причине и на какое время они меня не впустили.

- Ваша встреча с таллинской аудиторией всё-таки состоялась в формате видеоконференции. Какова была реакция эстонских коллег на произошедшее? Поднималась ли тема запрета на Ваш въезд в их страну?

- Дискуссионные вопросы были достаточно острыми, но они не касались этой темы. Я сразу сказал коллегам, что, если мы сейчас начнём её обсуждать, то это будет значить, что люди из МВД добились своей цели. Поэтому мы начали нашу беседу с заявленной темы «Европейский и Евразийский союзы: конкуренция или сотрудничество?» и придерживались только этой темы. Несмотря на инцидент на границе, проблема эстонской демократии нами не затрагивалась. В противном случае, это означало бы действовать зеркально по отношению к представителям Эстонии.

Нужно сказать, что вопросы были очень интересными и звучали они не только от русскоязычных граждан Эстонии, но и от самих эстонцев. Были вопросы, как жёсткого характера, так и вполне безобидные, например, не мешают ли ментальные различия сближению России и ЕС? Будем говорить прямо – России, а не ЕАС. Различия, конечно, есть, но вряд ли они больше, чем с нынешними гражданами Европы североафриканского и азиатского происхождения.

- Если говорить о «жёстких» вопросах, то касались ли они сегодняшней геополитической обстановки? Что о ней думает эстонское общество?

- Разумеется. Будем говорить, как есть – это была аудитория с вполне определенной позитивной направленностью по отношению к тому вопросу, который мы обсуждали. Иными словами явных противников Евразийского союза не было. Некоторые участники дискуссии спрашивали о том, как мы формируем ЕАС, с какими проблемами сталкиваемся, и о них я им тоже рассказал. Была и критика в сторону ЕС.

- Какие проблемы в нынешней модели формирования ЕС видите лично Вы?

- В связи со всей этой украинской историей, лично у меня ЕС вызвал глубокое разочарование. 

Я как человек с европоцентрическими взглядами разочаровался в самостоятельности ЕС, убедился в его зависимости от политики США. Это недопустимо для такого крупного в экономическом плане образования. 

Можно сказать, что самые худшие высказывания о «политическом карлике» подтвердились. И эта «карликовость» ЕС во многом является предпосылкой для возникновения таких ситуаций, которая сложилась в Украине.

В конце концов, американцы выполняли свою задачу. И, по крайней мере, не действовали себе во вред в отличие от ЕС. Психология поведения политических элит в маленьких странах-членах ЕС основывается на следовании за сильнейшим. Зачастую политика ЕС напоминает Португалию или Чехию, но отнюдь не Германию или Францию. И это, на мой взгляд, негативным образом сказывается на украинской ситуации, да и в принципе на отношениях Большой Европы (по линии Восток-Запад).

- Может дело всё же не в МВД Эстонии, а в «маленькой стране»-члене ЕС, которая просто не хотела, чтобы вышесказанное Вами прозвучало на её территории?

- Вы знаете, если бы дело было конкретно в моём выступлении в «Импрессуме», то эстонские службы безопасности постарались бы создать препятствия в самой организации этой встречи. Но так как они этого не сделали, то у меня создаётся впечатление, что это была такая лёгкая месть: «Вы взяли нашего эстонского шпиона, а мы вашего российского политолога». Вероятно, они хотели создать сложности именно для меня, а не для этого мероприятия.

- Стал ли этот запрет для Вас показателем европейской «демократии»?

-Для меня наибольшим показателем было однобокое освещение украинских событий. И как специалист по Украине я его хорошо прочувствовал. Хотя ситуация сейчас постепенно меняется, но очень медленно.

Что касается визовых вопросов, то есть ещё вот какая интересная вещь. Почему-то в Израиль, который находится в сложном военно-политическом положении, мы можем ездить без виз, да и в соседний Египет тоже, а вот в тихий, мирный ЕС – нет.

И ещё. ЕС довольно опрометчиво открыл свои юго-восточные границы, населил свои города людьми с далёким от христианства менталитетом и сейчас строит пограничные столбы с христианской Россией. 

Для меня это одно из проявлений какого-то «европейского безумия», в котором круто замешаны плохо скрываемые элементы расизма и русофобии.

- И всё же. Европейский и Евразийский союзы: партнёры или соперники? Сумеют ли их лидеры найти рецепт примирения враждующих сторон?

- ЕАС и ЕС являются потенциальными партнёрами, но в то же время и реальными соперниками. Проблема в том, что формирование единого пространства в Большой Европе или в Большой Евразии настолько для всех экономически и геополитически выгодно, что очень многие внешние игроки будут делать всё для того, чтобы этого пространства не было и, прежде всего, США.

Когда на территории, причем неразделенной океанами, складывается пространство, в котором сконцентрированы все ресурсы, то это даёт такую мощь и эффективность, что все остальные нынешние финансовые центры, просто блекнут на его фоне. Этого настолько не хотят допустить, что готовы создать посередине Европы «Сомали» под названием «Украина», чтобы рассорить ЕС и Россию. И им пока что это удаётся. Если у стран-членов ЕС не появится стремление к самостоятельности, то ничего не изменится. Нас будут и дальше ссорить, продолжая формировать антироссийское настроение по всей Европе.

Эст1.jpg

Эст2.jpg

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up