Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Андрис Шне: «Главное, что комиссия историков – это диалог»

Автор: Максим Мегем

Андрис Шне: «Главное, что комиссия историков – это диалог»

13.08.2013

Российско-латвийская комиссия историков, несмотря на еще непродолжительное время работы, довольно часто критикуется за низкую эффективность, тем не менее, по мнению декана факультета истории и философии Латвийского университета Андриса ШНЕ, от проекта пока еще рано ждать конкретных результатов. Один из ведущих латвийских историков рассказал порталу RuBaltic.Ru о специфике латвийской исторической науки и о том, почему важна работа данной двусторонней комиссии:

- Господин Шне, что собой представляет современная латышская историческая наука?

- На сегодняшний день латышская историческая наука представляет собой множество различных ветвей и отраслей исторического знания, которые мы стараемся исследовать, и одновременно с этим популяризировать.

Конечно, есть сильные диспропорции между темами исследований и даже направлениями, потому что некоторые направления намного лучше представлены историками, публикациями, конференциями, молодыми докторскими работами и т.д. В то же самое время ряд других направлений, скажем так, «еле-еле дышит».

Надо отметить, что профессиональных историков в Латвии очень мало. И это одна из существенных проблем современной исторической науки в нашей стране, от которой довольно много требует общество.

Из-за этой малочисленности когорты историков мы не можем в полной мере удовлетворить все желания общества.

Что касается тематики исследований, то развитие в последнее время получили археологические и доисторические научные изыскания, в которые интегрируются современные технические достижения и современные подходы к изучению проблем. Другое русло, которое также активно развивается – это история XX в., особенно начало государственности после Первой мировой войны, 1920-1930-е гг., Вторая мировая война, послевоенная ситуация. В рамках данной тематики за последние годы опубликовано много работ и, что немаловажно, в оборот вошло много источников.

Данный период был в центре внимания комиссии историков Латвии, которая была учреждена при президенте Латвии еще в 1990-е гг. Стоит отметить, что эти исследования затрагивают темы, которые влияют на формирование идентичности и исторической памяти населения Латвийской Республике, т.е. то, как наше общество смотрит на прошлое.

В период латвийской независимости после Первой мировой войны краеугольным камнем идентичности были события XIII в., прежде всего, борьба с крестоносцами, которая тогда получила популярное обозначение «освободительной войны» и т.д. Сейчас краеугольный момент исторического прошлого – это 20-30-е гг., события 1940-х гг., Вторая мировая война и Латвия в послевоенные годы. Конечно же, данные тематики не до конца осмыслены. Наверное, потому что эта эпоха еще слишком жива в памяти.

В этом отношении для того, чтобы правильно расставить акценты, также важен доступ к архивным материалам. В связи с этим очень хорошо, что доступ к материалам получили представители российско-латвийской комиссии историков.

И еще одно направление, в котором нам надо работать – это популяризация истории и диалог с обществом, так как история это гуманитарная и общественная наука. И чтобы сделать популярным очерк, надо сделать уйму академических статей.

- Какие темы преимущественно выбирают латвийские докторанты для своих защит?

- Очень радует, что число докторантов и число защищённых докторских диссертаций значительно возросло. Темы очень разные. Но, прежде всего, много работ, посвященных XX в. По истории средневековья, Ливонского ордена или Нового времени в последние годы защищено несколько работ.

В основном диссертации защищаются по социальной и политической истории, в меньшей степени по истории культуры. Имеются исследования в центре внимания, которых этнологические стереотипы, меньшинства, связанные с Латвией или живущие в соседних странах. Сейчас, например, разрабатывается интересная диссертация о тех латышских крестьянах, которые переселились в Башкортостан в середине XIX в. и организовали там обширные колонии.

- Как в Латвии воспринимают работу российско-латвийской двусторонней комиссии историков? Встречи проходят довольно редко. Не является ли эта работа, на Ваш взгляд, пустой формальностью?

- Об этой комиссии, как и других подобных научных комиссиях, в Латвии знают мало. В газетах или новостных порталах обычно можно встретить формальную информацию. Например, два латышских историка поехали работать в российские архивы. Два абзаца, и все. На этом вся информация о работе комиссии заканчивается.

Конечно, еще рано говорить о результатах работы комиссии. Может быть, по этой причине восприятие работы комиссии нейтральное: есть комиссия, ну и пусть она работает. И кстати, не было такого, чтобы кто-то сказал – нам такая комиссия не нужна. Когда появится результат, который можно будет «пощупать», «потрогать» и прочитать, если опубликуется книга или обширное исследование, тогда можно будет сказать, насколько плодотворно работала комиссия и нужна ли она была вообще.

Историками Латвии обсуждался вопрос о том, что нужно посмотреть подальше в прошлое, а не концентрировать свое внимание исключительно на проблемах XX в. Необходимо совместно изучать и XIX, и XVIII вв., и Средневековье, когда были интенсивные ливонско-русские связи, важные для обеих сторон.

Но пока что комиссия ограничилась XX в., и это не мешает нам развивать сотрудничество с российскими коллегами, касаясь разработки других временных периодов. Например, в прошлом году мы с российскими историками провели конференцию, посвященную походам Наполеона I через Балтику.

Самое главное, что комиссия – это диалог, т.е. все уже поняли, что надо сесть за один стол и начать разговаривать. Это мы уже сделали. И сейчас надо начать обсуждать проблемы, т.е. «болезненные точки» - 1940 гг, Вторая мировая война, Латышский легион, советский период и т. д. Эти проблемы нельзя просто откладывать в сторону из-за того, что у нас разное мнение.

Комиссия, по моему мнению, делает полезное дело. И благодаря двусторонней комиссии, латышские историки получили доступ к архивным материалам, что также немаловажно.

- Назовите основные центры, специализирующиеся на изучении и преподавании истории в Латвии?

- У нас имеется Институт истории Латвии, который функционирует при Латвийском университете. Раньше он был частью Академии наук Латвии. Этот Институт - центр научных исследований. Предполагается, что Латвийский университет станет научным университетом, где особое внимание уделено новейшим открытиям и исследованиям.

Историко-философский факультет делает Латвийский университет одним из трех вузов, которые преподают историю. У нас имеется и бакалавриат, и магистратура. Также историю можно изучать в Даугавпилсском университете и Резекненской высшей школе, где можно получить только бакалавра.

У нас есть система латвийских национальных архивов и, конечно же, важную роль играют музеи. Здесь, прежде всего, надо сказать о Национальном музее истории Латвии, который имеет самую обширную археологическую, этнографическую, историческую и нумизматическую коллекции. Музей истории Риги и мореходства, который по своим масштабам не только самый старший в Балтике, но и самый крупный. Также много краеведческих музеев.

- Престижно ли в Латвии быть историком?

- Если быть откровенным, то не слишком престижно. Это относится не только к специальности история.

Такая тенденция характерна для большинства гуманитарных дисциплин, которые сейчас переживают, в каком-то роде, кризис своей идентичности. Эти направления в наши дни испытывают недостаток внимания, потому что в настоящее время такие отрасли науки как история или филология могут себе позволить только богатые государства, которые уже все заработали и им делать нечего.

Историк или представитель другого гуманитарного направления в наши дни не слишком популярен. Многие из тех, кто окончил университет, работают не по специальности. И в принципе число гуманитариев сейчас слишком мало и ограничено. Я в этом отношении пессимистический оптимист, и надеюсь, что будущее покажет, что наши отрасли также необходимы как точные науки. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.