Образование и наука Образование и наука

Без царя в голове: наука не вписывается в приоритеты стран Балтии

27 Февраля 2014
remove_red_eye  2579 0  

Министерство образования и науки Латвии в начале года предложило ликвидировать 22 научных института и структурных подразделения вузов. Это очередной пример сокращения научной сферы в странах Балтии: наука не является приоритетом государственной политики балтийских республик, поэтому со временем ее там становится все меньше.

В советский период прибалтийские республики были институционально интегрированы в общесоюзную систему, в том числе в сфере научной деятельности. В Литве, Латвии и Эстонии, также как в других республиках Советского Союза, были республиканские академии наук, которые не только представляли собой клубы академиков, но и имели научно-исследовательские структуры. Распад СССР, помимо прочего, повлек за собой разрушение научной сферы. В результате академические структуры, научно-исследовательские институты Прибалтики, работавшие в контакте с аналогичными структурами других республик в рамках большой Академии наук Советского Союза, по многим направлениям просто исчезли.

«После распада СССР произошел определенный провал в сфере науки, который очень медленно ликвидируется», - заявил в комментарии RuBaltic.Ru ректор Таллинского Института экономики и управления ECOMEN, доктор экономики Ханон Барабанер.

Основная причина плачевного положения дел в научной сфере: наука не является приоритетом государственной политики балтийских государств. Принятая в этих странах за основу неолиберальная модель государственного управления предполагает, что наука может развиваться без государственной поддержки, а инвестировать в её развитие должен частный бизнес.

«Когда-то один из наших министров заявил: “Наука – это не дело государства, это дело заинтересованных бизнес-структур. Если есть заинтересованные бизнес-структуры, то они будут финансировать науку. А государство должно финансировать только исследования, связанные с обороноспособностью и тому подобное”», - рассказывает Ханон Барабанер. Эта цитата идеально иллюстрирует подход к государственной научной политике в Эстонии и других странах Балтии – чем меньше государственной научной политики, тем лучше.

«Финансировать академическую науку довольно дорого. В масштабах небольших государств финансирование фундаментальных, теоретических исследований – это очень сложно, если вообще возможно. Поэтому все академические структуры в странах Балтии переживают кризис», - прокомментировал RuBaltic.Ru ситуацию с прибалтийской наукой профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, руководитель магистерской программы «Исследования балтийских и северных стран» Николай Межевич.

С другой стороны, когда Литва, Латвия и Эстония были частью советского интеграционного проекта, фундаментальная академическая и вузовская наука в них была. Следовало бы ожидать, что она в них возродится, когда балтийские страны стали частью европейского научного проекта.

Однако евроинтеграция Прибалтики в академической сфере произошла по совершенно другому принципу. Интегрировались именно индивидуальные ученые, в том числе путем эмиграции в Европу (или в Соединенные Штаты), а не научно-исследовательские структуры.

К примеру, еще в 2013 г. глава Латвийской академии наук Ояр Спаритис предупреждал, что многие местные ученые в 2014 году останутся без работы. А причины просты – из-за неэффективности министерства образования они останутся без европейского финансирования. При этом сама Латвийская республика, по словам того же Спаритса, не слишком щедра по отношению к науке – по этой статье из бюджета выделяется ежегодно лишь 16 млн латов (около 23 млн евро).

«Достаточно большое количество специалистов уехали, преимущественно на Запад и в Соединенные Штаты. И этот процесс продолжается», - рассказывает о наиболее популярных путях выхода из сложившейся в Прибалтике ситуации Ханон Барабанер.

При этом нельзя сказать, что ситуация в научной сфере одинакова во всех странах Балтии: стимулирование научной деятельности переложено на бизнес, а предпринимательский климат в Литве, Латвии и Эстонии несколько отличается. «Дабы быть объективным, нужно отметить, что условия для того, чтобы открыть малое или среднее инновационное предприятие, в Эстонской республике лучше, чем в Литве и Латвии, и, что греха таить, лучше, чем в России» - говорит Николай Межевич. Отдельные крупные концерны имеют свои научно-исследовательские центры, где разрабатываются новые технологии, где возможны даже успешные стартапы – тот же небезызвестный Skype.

Но это примеры частных, отдельных побед, не меняющих общую печальную ситуацию в науке. Академическая наука – это никак не малое предприятие; в ней срабатывают инвестиции, которые были заложены 10-20 лет назад. «А если в 1994 году ничего не было заложено, то что, спрашивается, будет срабатывать сейчас?» - делает вывод Николай Межевич.

К этому следует добавить еще отсутствие «свежей крови» - притока молодых научных кадров. «Очень важный момент: нет притока молодежи, которая хочет и готова заниматься научными исследованиями. Пропала мотивация, что связано, во-первых, с неопределенностью финансового обеспечения и научного работника, и научного исследования, во-вторых, с устарелостью научного оборудования, отсутствием современных лабораторий и так далее», - отмечает Ханон Барабанер.

Получается, неуклонное сокращение научной сферы идет в одном ряду со старением и депопуляцией населения, ветхостью и изношенностью инфраструктуры. И это при том, что совсем рядом успешно развиваются научные центры Польши или Финляндии, где недавно была произведена масштабная реформа, объединившая вузовскую, академическую науку и бизнес, заинтересованный в высоких технологиях. Изменения начинают приносить плоды уже сейчас, но разве возможны подобные реформы в странах Балтии, где наука просто вычеркнута из списка государственных приоритетов?

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up