Образование и наука Образование и наука

Некоторые равнее: советские избранные в постсоветской Литве

9 Декабря 2013
remove_red_eye  3433 0  

История Вайдотаса Винцкунаса, которому литовские власти отказали в государственной пенсии почетного донора на том основании, что это звание он получил в советское время – это гротескная карикатура литовской советофобии на саму себя. Завершающий штрих к этой карикатуре: отказывая в материальной поддержке и элементарном уважении к почетным донорам, себя литовская элита в обиду не дает - в стране эффективно работает процедура нострификации (подтверждения) советских дипломов о высшем образовании и ученых степеней.

Пожилой житель Гуостогалиса (Пакруойский район) Вайдотас Винцкунас 42 раза в своей жизни безвозмездно сдавал кровь. В 1987 году ему было присвоено звание почетного донора. Сейчас в свои 64 года Винцкунас тяжело болен – он уже перенес несколько операций и еще через несколько ему предстоит пройти.

Однако литовское государство своему гражданину, буквально спасавшему людям жизнь, не просто не помогает – оно его добивает морально и физически. Как иначе может сказаться на самочувствии старого больного человека тот факт, что звание почетного донора, присвоенное в советское время, независимой Литвой не признается?

Следовательно, Вайдотас Винцкунас из Гуостогалиса не имеет права на государственную пенсию для почетных доноров – больного человека, 30 лет своей жизни отдававшего людям кровь, государство в старости не хочет поддержать материально. Более того оно подрывает еще и его душевное здоровье, потому что при попытках выяснить у представителей власти, почему та отказывает ему в признании и уважении, пожилой литовец сталкивается с хамством и грубостью чиновников.

«В одном месте меня даже не слушали, сказали, что никакая поддержка донорам не положена. Другой собеседник выслушал. Но как только я сказал, что мне 64 года, тон изменился. Мне сказали, что донорам «тех времен» не положена государственная пенсия, – говорит Вайдотас Винцкунас. – Я помогал людям в Литве почти тридцать лет. А когда я заболел, мне Литва поможет?».

Казус Винцкунаса – это не частный случай, это не про «человека забыли». Отмена государственных пенсий донорам «тех времен» это самое гротескное проявление литовской десоветизации – уродливая карикатура официальной советофобии на саму себя.

Признание человека зависит, оказывается, не от реальных заслуг, не от того, что он спасал человеческие жизни, а от того, признала ли его заслуги советская власть. Если признала, то у литовской власти включается механизм «назло бабушке отморожу уши» - а мы тогда не признаём!

Впрочем, эта карикатура была бы неполной без одного завершающего штриха, который вроде и диссонирует с остальной картиной, но с другой стороны прекрасно дополняет общую композицию. Дело в том, что, объявив непримиримую войну наследию «советской оккупации», литовская так называемая элита предусмотрительно вывела из-под удара себя.

В первую очередь это относится к институту нострификации – признания советских дипломов о высшем образовании и ученых степеней соответствующими нынешним европейским.

Все литовские власть предержащие получили «лучшее в мире» советское образование – бесплатное, доступное для всех, да еще и с «национальными квотами», на которые могли рассчитывать будущие литовские лидеры. После провозглашения независимости эти лидеры, следуя своей антисоветской риторике, первым делом должны были бы выкинуть свои «корочки» с запрещенной символикой на обложке. Не признавать советские дипломы и ученые звания. И уж во всяком случае, отказаться от наличия у себя высшего образования – ведь советское образование в гуманитарной и экономической своей части уж точно не соответствовало западным стандартам. С этим никто и не спорит даже в России, а уж в Литве с этим спорить – подсудное дело.

Тем не менее, преподаватель политэкономии в Вильнюсской Высшей школе КПСС товарищ Грибаускайте Д.П. запросто превратилась из советского кандидата экономических наук в европейского доктора социальных наук. Кандидатская степень, полученная Далей Грибаускайте в Москве в Академии общественных наук при ЦК КПСС, в независимой Литве была нострифицирована как докторская.

Это лишь один (возможно, самый яркий) из бесчисленных примеров признания своих советских достижений людьми, которые всю свою публичную карьеру в последние четверть века строили на рассказах об «ужасах оккупации».

При этом в соответствии с европейскими нормами, профессиональная квалификация не признается в Евросоюзе автоматически – для признания академических дипломов о высшем и послевузовском образовании необходимо пройти процедуру установления соответствия европейским образовательным стандартам. В случае ученой степени должна быть подтверждена научная ценность диссертационной работы. «В соответствии с тем, что решение о признании (квалификации высшего образования – прим. RuBaltic.Ru) основывается на знаниях и умениях, подтвержденных квалификацией высшего образования, каждая Сторона обязана признать квалификацию высшего образования, выданную другой Стороной, если только нет возможности доказать наличие существенной разницы между квалификацией, для которой испрашивается признание, и соответствующей квалификацией испрашивающей Стороны», - говорится в Конвенции о признании квалификации высшего образования в Европейской Регионе (1997).

Если диссертация Дали Грибаускайте была нострифицирована, то выходит, что и Европа признала научную ценность советской работы, и сама будущий президент Литвы признала все, что в ней написано. Подписалась под своими словами.

Например, под такими: «Пропаганда буржуазного руководства проводила клеветническую работу по отношению к практике коллективизации в стране». Или: «Получение необоснованно высоких доходов у части населения порождает рыночную психологию, стяжательские настроения». И, конечно же: «Классовые враги пытались остановить социалистические преобразования в республике жестким террором, угрозами, шантажом, уничтожением советского и партийного актива, организаторов колхозного движения…Буржуазия как класс была полностью уничтожена, в деревне создавались социалистические производственные отношения».

Под каким углом не смотри на историю с европейской нострификацией этой научной работы, получается конфуз.

С одной стороны, вызывает удивление, что была подтверждена степень доктора экономики у человека, который пишет о «стяжательских настроениях» и в негативном ключе высказывается о рыночной психологии. Может, Евросоюз и вправду движется к социализму, если там признают работу, в которой рыночная психология населения клеймится как «стяжательство»? Скоро, видимо, в Оксфорде начнут изучать политэкономию, в Белгравии - «грабить награбленное», а в Брюсселе давать пятилетку в четыре года!

А с другой стороны, следует простой и наивный вопрос.

Если тогда тов. Грибаускайте с таким энтузиазмом писала о победе в Литве колхозного строя, об уничтожении буржуазии как класса и вообще о том, как стало хорошо в Литовской ССР после окончательной победы советского строя, то почему же она сейчас выступает против этого советского строя, признав каждое слово своего исследования?

И это вопрос не только к действующему президенту Литвы, но и ко многим литовским обличителям «темных лет оккупации», у которых из кармана пиджака выглядывает краешек диплома с серпом и молотом. Даже самому отцу литовской демократии, патриарху и идеологу современной Литвы Витаутасу Ландсбергису не избежать этого вопроса. Что-то г-н Ландсбергис никогда не отрекался брезгливо от своих громких советских регалий – заслуженный деятель искусств Литовской ССР, лауреат Государственной премии Литовской ССР, кандидат искусствоведения. Ну, правильно, такие достижения! Это же не кровь больным людям сдавать…    

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up