Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Психолог: запрет символики СССР – страх популярности нормального времени

Автор: Александр Носович

Психолог: запрет символики СССР – страх популярности нормального времени

12.04.2013  // Фото: http://www.christmasheaven.ru/

Сейм Латвии в первом чтении одобрил полный запрет на использование символики СССР и Латвийской ССР, демонстрация которой пока разрешается в рамках памятных мероприятий, например, 9 мая. Законодательные поправки будут рассмотрены в срочном порядке и, возможно, вступят в силу уже в этом году до Дня Победы. Психологические аспекты исторической памяти стран Балтии, их страх перед Россией и запрет советской символики в интервью порталу RuBALTIC.Ru объяснила президент Российского общества политических психологов, заведующая кафедрой социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор философских наук Елена ШЕСТОПАЛ:

- Елена Борисовна, в странах Балтии очень большое значение уделяется политике исторической памяти, неотъемлемой частью которой является придание титульной нации каждой из стран статуса жертвы, которая страдала от борьбы между собой больших европейских наций. Чем это можно объяснить? Это комплекс жертвы или мания преследования?

- Комплекс жертвы здесь ни при чем, поскольку это то, что объясняет реальные настроения, реальные ощущения людей. Мне кажется, что здесь искусственная привязка общепсихологических терминов к политическому процессу.

Здесь можно говорить о том, что во всех небольших государствах власти боятся того, что связывает историческую память жителей с включением их стран в большие имперские структуры, каким был Советский союз.

Жизнь в большой стране отличается от жизни в маленькой, как со знаком плюс, так и со знаком минус. Плюсом является то, что в Советском союзе был выше уровень безопасности, социальной защищенности. Всем же понятно, что сейчас балтийские страны тоже зависимы, как они были зависимы в советское время. Только зависимы по-другому, это другая зависимость, и власти этих стран служат европейским структурам, как их предшественники служили советским, боясь при этом негативных сравнений населения.

А страх перед Россией – это фантомный страх, они же все члены ЕС и НАТО, никакой опасности современная Россия для них не представляет.

Можно здесь использовать понятие фантомной боли как метафоры, которая может быть использована для объяснения того, почему Советский союз или нынешняя Россия для них опасны. В реальности Россия для них никакой опасности не представляет, так что это страхи, которые подпитывают сами себя.

- Для новых независимых государств важнейшим вопросом с момента провозглашения независимости является вопрос обретения национальной политической идентичности. Какие психологические феномены способствуют конструированию этой идентичности?

- Само понятие идентичности – это термин социальной психологии: люди ощущают себя частями некого коллективного целого, социальной общности. Вопрос того, каким они видят это целое, с каким целым связывают свое социальное самочувствие – это вопрос очень сложный. Наряду с национальной (национально-государственной), этнической или религиозной идентичностью есть еще, например, европейская идентичность, которая для прибалтов очень важна, потому что они ведь с самого начала шли в Европу, пытаясь уйти от реалий «развитого социализма».

Другое дело, что прибалты уже сейчас испытывают определенное разочарование, хотя европейцы и вливают в них достаточно большие средства.

Но времена для европейской экономики сейчас достаточно сложные, поэтому мне представляется, что европейская идентичность не очень-то их уже удовлетворяет.

В свою очередь национальная идентичность в случае стран Балтии связана скорее с этническими процессами, с этническим чувством, чем с политическими. Говорить о том, что эти страны к настоящему времени построили свою политическую (в значении национально-государственную) идентичность еще рано: это процесс, который требует не одного десятилетия. Но они стоят на этом пути, и я надеюсь, что со временем они эту идентичность обретут.

- В ряде стран Восточной Европы в последние несколько лет были приняты законы, запрещающие советскую символику. Сейчас в Сейме Латвии в срочном порядке рассматривается предложение полностью запретить символику СССР и Латвийской ССР. Чем объясняются эти решения, с точки зрения политической психологии?

- Политическая психология здесь ни при чем, это чисто политические акции, которые можно прокомментировать с позиций общих психологических законов. Авторы запретительных законов прекрасно понимают, что сама по себе символика – это сильное средство воздействие на сознание людей.

Если учесть, что дела в Восточной Европе и в экономическом, и в политическом плане идут сложно, то понятно, что ностальгические чувства людей по социалистическим временам укрепляется этой символикой, что не может не раздражать политиков от правых партий.

Природа воздействия символов на сознание человека не зависит от типа символа: политический он или какой-то другой. Символ – это концентрация смыслов, в политической сфере это символы, связанные с определенными политическими системами, партиями или режимами. В данном случае советские символы напрямую связывают существующую реальность с прошлым, которое многие люди ощущают как «лучшее время» по сравнению со своим нынешним состоянием.

- То есть со стороны властей запрет символики связан со страхом ностальгических настроений?

- Со стороны властей этот запрет связан со страхом того, что ностальгические настроения сильно дискредитируют настоящее, а ностальгия одинакова во всех постсоциалистических странах. Это ностальгия не столько по режиму, социалистическому строю, сколько по тем «нормальным временам», как их люди ощущают, когда был порядок и чувство безопасности, которые сейчас они потеряли.

Это ностальгия не по социализму как таковому, а по «нормальной жизни», к которой люди привыкли за советский период, которую они определяют для себя как нормальную и которой им очень не хватает. Советская символика – это концентрированное выражение той утерянной «нормальной жизни».

Конечно, никто всерьез не может даже представить возврат к советскому прошлому, и я думаю, что постсоветские режимы просто боятся сравнения с прошлым не в свою пользу. Сама советская символика не связана, как правило, у большинства людей с социалистической идеологией или желанием восстановить советскую власть: они испытывают тоску по своей молодости, по временам, когда они были полны оптимизма.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.