Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

«Все проекты на Куршской косе нужно реализовывать под эгидой ЮНЕСКО»

Автор: Александр Носович

«Все проекты на Куршской косе нужно реализовывать под эгидой ЮНЕСКО»

21.04.2014  // Фото: http://strana.ru/

В Общественной палате Калининградской области прошли слушания на тему «О сохранении природных комплексов Национального парка “Куршская коса”». Среди прочего рассматривались планы Литвы начать строительство моста на Куршскую косу. Об итогах слушаний RuBaltic.Ru рассказал председатель Калининградской Общественной палаты Гарий ЧМЫХОВ:

- Гарий Дмитриевич, в каких аспектах вы рассматривали проект строительства Литвой моста на Куршскую косу?

- Только в экологическом. Вы же понимаете, что Куршскую косу нельзя разделить на российскую и литовскую – это единый уникальный природоохранный комплекс: я не знаю, есть ли в мире ещё такой, где были бы и дюны, и торфяники, и пресноводный залив, и море. Это очень хрупкая территория: очень долгое время понадобилось и довоенным учёным-немцам, и нашим учёным после войны для того, чтобы закрепить пески так, чтобы они не двигались. Потому что раньше бывало, что засыпало целые деревни на косе.

Что нас, прежде всего, волнует?

Мы считаем, что на косе должно быть регулируемое пребывание людей и регулируемое перемещение транспортных средств.

Мы очень часто говорим, например, что нас волнует популяция лосей: их каждый год сбивают машины. Еще больше то, что, по словам учёных, машины идут со скоростью больше 80 км. в час и от этого на косе очень много погибает птиц, беспозвоночных животных. Это приводит к непоправимому вреду для Куршской косы, потому что извне восстановление затруднено.

С нашей стороны тоже есть нерешённые вопросы. Со стороны Лесного, Рыбачьего, Морского находятся пляжи, на которых люди отдыхают, купаются, загорают, хотя де-юре на Куршской косе нет пляжей. Де-факто они есть, и когда стали наводить порядок в Зеленоградске, народ хлынул на косу. Если раньше там был регулируемый проезд, то сейчас он нерегулируемый: цена в 300 рублей посетителей не останавливает. Причём если вы проедете по этой территории, то увидите, что машины останавливаются везде, где угодно.

Мы считаем, что уже сейчас, особенно в жаркое, летнее время, посещаемость на Куршской косе близка к критической отметке. А строительство моста может вызвать значительное увеличение посещаемости.

- В связи с проектом строительства Литвой СПГ-терминала планируется углубление Клайпедского порта. Вы рассматривали этот вопрос в контексте экологии Куршской косы?

- Да, конечно, мы рассматривали, как эти планы скажутся на Калининградском заливе. Некоторые экологи говорят, что может произойти засоление залива, что это может изменить всю экосистему. Вопрос с терминалом обсуждался в Санкт-Петербурге – о результатах не могу вам ничего сказать, не знаю, к чему там пришли. Мы в этом вопросе не лезем в политику: возможно, для Литвы с экономической точки зрения выгодно строительство СПГ-терминала.

Но всё, что делается вблизи Куршской косы, во-первых, должно пройти апробацию в ЮНЕСКО, во-вторых, должно быть открыто, публично, должны международные профессиональные экологи рассмотреть, может ли это навредить Куршской косе.

- Вы в курсе, какое в Литве отношение к строительству моста?

- В самой Литве мнения очень разные: и по углублению залива, и по строительству моста. Представитель Литвы в ЮНЕСКО, например, высказался против строительства моста. Даже руководство национального парка с литовской стороны очень осторожно об этом проекте высказывается.

Поэтому мы не можем и не имеем права давать какую-то свою оценку, но нами принято решение обратиться в ЮНЕСКО с тем, чтобы все проекты, так или иначе затрагивающие Куршскую косу, находились под эгидой ЮНЕСКО, проходили публичное обсуждение с участием и России, и Литвы.

У нашего национального парка, кстати, очень хорошие отношения с литовским национальным парком – у них налажена совместная работа, обмен информацией. Так вот они отчёты в ЮНЕСКО делают совместно. Существует форма, по которой национальные парки согласовывают свои отчёты в ЮНЕСКО. Теперь и мы по вопросу моста будем обращаться в ЮНЕСКО через нашего представителя. Повторяю: Куршская коса – единый механизм, и любое вмешательство в её природу должно проходить международную экспертизу. Наше единое мнение было, что даже если строительство моста и другие проекты экономически выгодны, но наносят вред косе, то от них надо воздержаться. Даже международный пункт пропуска, который сначала воспринимался как благо, теперь вредит косе. Я бы его сделал не международным, а только для жителей косы, потому что летом уже бывают такие заторы, что для косы это становится опасно.

- Вы сводите решение проблемы к ограничению посещаемости. Но ведь у Куршской косы есть и просветительская, образовательная функция?

- В таких случаях там надо настолько следить за порядком, чтобы машины стояли только в положенных местах, чтобы ходили только по тропам, специально проложенным маршрутам, чтобы не было загрязнения лесов. Если помните, в свое время и с российской, и с литовской стороны на Куршской косе был даже запрещён сбор грибов. Там ведь есть уникальные растения. Я не эколог, но я хотел бы, чтобы Куршская коса сохранялась ещё очень долго, чтобы её увидели мои внуки и правнуки. Мы уже проводили совещания по Куршской косе, на которые приглашали и работников национального парка, и сотрудников ГИБДД, прокуратуры, просили их ужесточить порядок пребывания на косе. Потому что да, в принципе хорошо, что там сделан национальный парк и люди могут увидеть дюну Эфа, лебединое озеро, танцующий лес. Но все эти машины, костры, шашлыки – всего этого там не должно быть.

- Поддерживаете ли Вы по вопросам Куршской косы коммуникацию с вашими коллегами – общественниками из Литвы?

- Нет, у нас, к сожалению, нет таких связей. И представители литовской стороны на нас не выходили.

Я думаю, что после обращения к ЮНЕСКО мы будем инициировать совместное российско-литовское заседание по Куршской косе.

Главный стимул, главный девиз, который мы хотим предложить литовским партнёрам в отношении Куршской косы – не навреди. Это должно быть основой подхода и с нашей стороны, и с литовской.

- Если абстрагироваться от темы Куршской косы и посмотреть вообще на литовско-российские отношения: проявляют ли литовские коллеги-общественники инициативу по налаживанию сотрудничества с калининградцами, хотя бы по той же экологической общей проблематике?

- Нет, у нас этого нет. Может, это мы виноваты – я литовских коллег не виню, потому что мы тоже инициативу не очень-то проявляли. Вот, наверное, с Куршской косы эту инициативу и надо начинать налаживать. Что касается национального парка, то у него очень хорошие связи с литовской стороной. У нас, общественников, их пока не было. Значит, Куршская коса будет пробным шаром. Хороший пробный шар. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.