Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Нужно быть очень убежденным, чтобы сейчас остаться в Латвии»

«Нужно быть очень убежденным, чтобы сейчас остаться в Латвии»

01.07.2015

Первый материал в рамках нашего нового спецпроекта «Жизнь замечательного эмигранта» вызвал большой интерес и широко разошелся по интернету. Читатели спорили, прав ли герой статьи, критикующий родную Латвию из-за рубежа, а кто-то, прочитав, вешал ярлык — «заказуха». Между тем история Олексия, эмигрировавшего в Британию, далеко не единична, сегодня — очередная история человека, покинувшего Латвию ради лучшей жизни.

Денис, 30 лет, доктор астрономии (профиль — вычислительная астрофизика «Computational Astrophysics»). В 2003 году уехал из Латвии в Россию, в 2011 году перебрался в Германию, где через 4 года защитил докторскую диссертацию. В настоящий момент оценивает возможности работы в Германии или возвращения в Ригу.

РИГА-ПИТЕР

Идея уехать возникла сама собой. Я понимал, что после школы хочу изучать физику, и хочу изучать в хорошем месте. Говорили, что в России прекрасное образование, в частности, тому пример — наши родители. По олимпиадам я проходил без конкурса в латвийские ВУЗы, я даже подал документы и был принят. Одновременно с этим я подал документы на стипендиальную программу в Питер. Получилось, что когда я выиграл стипендию, у меня был выбор. И я выбрал Питер, потому что многие говорили, что заниматься наукой в России лучше, чем в Латвии. Решающим фактором тогда стало общественное мнение, мнение друзей и знакомых, это, наверное, 80% моего выбора. Остальные 20% — это возможность обучаться на русском языке. Сейчас мне кажется, что нельзя говорить «лучше»/«хуже» про образование вообще в той или иной стране. Нужно смотреть более детально: какие университеты, какие программы.

Латвийский университет хоть и не входит в топ-100 лучших ВУЗов мира, но имеет свои преимущества: программы обмена с Европой более развиты, нежели в России. А обмен студентами очень важен, этим не стоит пренебрегать, потому что коммуникация в науке, мировой опыт — это хорошая возможность роста, личного и профессионального. Меня не разочаровало российское образование, но если бы вернуться в прошлое, то магистратуру я предпочел бы где-нибудь в Европе. Аспирантура в России меня не интересовала: наука там, на мой взгляд, оплачивается значительно хуже, чем в Европе.

Окончив магистратуру в России, я перебрался в Германию. В России наука не только малооплачиваема, но еще и не считается престижной занятостью. Германия же предлагает конкурентоспособную заработную плату, вдобавок находится в центре Европы. Латвию я не рассматривал, потому что, во-первых, к тому моменту много путешествовал, и вариант оставаться дома не был заманчивым. Я выбирал более котируемый университет и подходящую для себя программу. Так как я занимаюсь астрофизикой, в Германии для меня значительно больше возможностей, нежели в Латвии.

Если бы существовал равноценный ВУЗ с равноценной программой в Латвии, я бы все равно выбрал другую страну.

С одной стороны, потому что существует общественное мнение, что якобы за границей все лучше, с другой — это и путешествие, и новый жизненный опыт.

PRO ET CONTRO

Плюсы жизни за рубежом — это расширение горизонта, мировосприятия. Это возможность попробовать себя в другом месте. На мой взгляд, очень важно в определенный момент жизни «узнать», что существуют другие культуры и познакомиться с ними.

Минус, в первую очередь, бытовой: надо оформлять множество документов, а это стресс. В таких решениях всегда важна мотивация, тогда это стресс, на который ты идешь осознанно. Минус в том, что ты отрываешься от той жизни, которой ты привык жить: от друзей, знакомых, близких. В каком-то возрасте тебе все равно, а в каком-то уже думаешь, что пора бы и осесть. Когда переезжаешь, многое приходится начинать заново.

«СЕГОДНЯ ПОПУЛЯРНО ПОКИДАТЬ СТРАНУ»

Получив докторскую степень в Германии, я поработал в Англии. И сейчас думаю, что, может, я в Риге «не добыл» и не дожил. Сегодня очень популярно покидать страну. Возможно, на это есть причины, но все же все находятся под давлением этого мнения. А ведь существует много факторв «за», чтобы остаться в Латвии. У меня достаточно вариантов различной работы, мой рынок — англоязычный сектор в Европе. И в Риге тоже есть большие международные компании, в которые можно попасть. Почему бы и не Рига? Когда я приезжал сюда на протяжении последних десяти лет, всюду говорилось, что здесь «что-то не то», что «здесь нечего делать». Конечно, был кризис. Но многие просто живут с идеей «хорошо там, где нас нет».

ВОПРОСЫ ИДЕНТИЧНОСТИ

Эмигрантом я себя никогда не ощущал, хотя у других, как я знаю, это ощущение было. В Германии, в университете, была интернациональная обстановка. В Хайдельберге проживают студенты со всего мира, это очень открытый город. Вообще слово «эмигрант» в постсоветском дискурсе обладает каким-то негативным оттенком. Хотя по сути это неплохо.

Если все же уточнять мою национальную принадлежность, я называл бы себя балтийцем. Это не принадлежность к Балтийским странам, а принадлежность к русским латвийцам.

Я чувствую разницу между русскими в России и собой, и, конечно, я не латыш. Так что либо я балтиец, либо дитя Советского Союза.

Латвия для меня сейчас — это скорее просто место, где я вырос. Место, куда я приезжаю периодически к друзьям и родственникам, где отдыхаю. Я космополит по убеждениям. Больше трети моей жизни прошла в разъездах. Какие-то ностальгические моменты, конечно, есть — ведь все детство мое прошло в Риге, но сейчас я не могу назвать Ригу своим домом. «Чувство дома» я скорее обрел в Германии, ведь в Риге я жил с родителями, в России в общежитии, а в Германии уже жил в своей квартире.

ЛАТВИЯ КАК МЕСТО ДЛЯ ЖИЗНИ

Общественно-политической ситуацией в Латвии не сильно интересуюсь, меня это в целом не особо занимает. Я не хожу на выборы: я не настолько осведомлен в политике, чтобы мотивированно отдать свой голос. Будучи космополитом, я стараюсь распространять идеи равенства и ответственности, саморазвития и поиска причин «неладной жизни» внутри человека, а не в социальном устройстве.

Наблюдая жизнь в Латвии и в других странах, могу отметить, что в Латвии люди в большей степени живут в стрессе, слышится больше жалоб, люди в большей степени, нежели в Европе, озабочены практическими вопросами: где заработать, что поесть.

Хотя в целом, мне кажется, здесь не так плохо, как говорят. Есть внутренний дискомфорт, который заставляет людей уезжать, менять место жительства. Конечно, это связано с финансами. Но везде есть разделение, где ты будешь получать больше, где меньше. Где ты можешь строить карьеру, где не можешь. Если бы у человека не было привычки оглядываться на других, то, возможно, и многих проблем, включая политические, не было бы, в частности, люди бы меньше мигрировали.

С другой стороны, люди часто бывает необъективными, сравнивая «лучшую жизнь там», ведь они забывают, какие трудности уже преодолели и преодолевают, а если и помнят, то не всегда признаются другим. А человек, которой остался «тут», будет убежден, будто бы у «другого» все хорошо. Вот уехал и рад жизни, не думая о том, что его проблемы могут лежать в другой плоскости: та же самая адаптация, самоидентификация. Это всего лишь другой круг проблем, но это не значит, что их нет.

Рассматривая сейчас Латвию как место для жизни, я испытываю опасения, у меня есть некоторые предубеждения. Например, что я не в центре Европы, а это значит, значительно труднее путешествовать. Климат здесь, на мой взгляд, хуже, чем в центральной Европе. Латышский язык тоже, отчасти, проблема. Я свободно владею двумя языками, а латышский со временем забылся. Чтобы быть еще более конкурентоспособным, а также чувствовать себя более комфортно в Риге, придется возвращаться к забытому. Проблема небольшая, но должна быть дополнительная мотивация, чтобы её преодолевать.

Также возможны опасения, что я попаду под влияние стереотипов своего окружения, что буду постоянно отвечать на вопросы «почему ты не остался в Германии» не только другим, а с какого-то времени — и себе. Что касается политической обстановки, то многое в разных странах не вызывает восхищения. Нужно быть хорошо мотивированным, чтобы не поддаваться этому воздействию и продолжать жить в том или ином месте. Нужно быть очень убежденным, чтобы сейчас остаться в Латвии. У меня такой убежденности нет, но ее нет и в отношении других стран, поэтому я рассматриваю различные варианты.

P.S. Пока материал готовился к печати, наш герой определился с местом жительства. В тот момент, когда в Латвии широко отмечали национальный праздник Лиго, Денис успешно прошел собеседование на работу в области Data Science - Business Intelligence - Risk modeling (машинное обучение в оценке финансовых рисков) в Берлине. «Компания достаточно молодая, хорошо структурированная, возможен достаточно быстрый рост, — рассказывает Денис. – Кроме того, четко расписано повышение зарплаты со временем. Много молодых умных сотрудников, хороший соцпакет. Берлин для меня — интернациональный город, полный возможностей, но в то же время не живущий по немецким стандартам».


...Больше историй из жизни замечательных эмигрантов!

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.