Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Русскоязычные Латвии не хотят возвращаться из-за языковой политики страны

Автор: Андрей Солопенко

Русскоязычные Латвии не хотят возвращаться из-за языковой политики страны

03.08.2016  // Фото: http://baltijalv.lv/

С момента возобновления независимости количество жителей Латвии уменьшилось примерно на четверть, преимущественно из-за эмиграции населения. При этом среди латвийских эмигрантов лишь 45% являются латышами. Большинство уехавших из Латвии – русскоязычные, не планирующие возвращаться обратно.

Такого мнения придерживаются многие как латвийские, так и зарубежные учёные. Так, например, известный латвийский исследователь миграционных процессов Михаил Хазан на основании проведённых исследований пришёл к выводу, что именно в русскоязычной среде больше выражено желание уехать из страны, а среди русскоязычных эмигрантов меньше присутствует желание вернуться назад, чем у латышей. Однако если этнолингвистический состав эмигрантов у большинства учёных споров не вызывает, то по поводу причин, побуждающих русскоязычных к отъезду, их мнения разнятся.

Так, например, Артём Ивлев, ассоциированный профессор Бристольского университета, на основании репрезентативного количественного исследования сделал вывод, что желание русскоязычных эмигрировать из страны связано преимущественно с дискриминирующей их языковой и гражданственной политикой. В свою очередь доктор социологии София Аптекарь, работающая в Массачусетском университете Бостона, после проведения глубоких интервью с русскоязычными из Латвии и Эстонии, проживающими в Ирландии, утверждает, что главным фактором при принятии решения об отъезде для русскоязычных латвийцев всё же являются экономические и социальные причины.

Поэтому, чтобы выяснить, как чувствуют себя русскоязычные латвийцы, уехавшие из Латвии в более богатые страны Европы, латвийские учёные за прошедшие два года провели и опубликовали несколько похожих исследований. Так, например, социологи Эвия Кляве и Ивета Юркане-Хобейн сделали 30 глубоких интервью с русскоязычными, проживающими в Великобритании и Швеции. Говоря о причинах, побудивших русскоязычных к отъезду, исследователи отметили: «Хоть латвийская языковая, меньшинственная и гражданственная политика оценивалась среди респондентов по-разному (от скорее поддерживающей, нейтральной, до явно отрицательной), ни один не признал, что из Латвии они уехали именно потому, что чувствовали себя в Латвии чужими из-за своей этнической или лингвистической принадлежности». Причинами же отъезда назывались экономические обстоятельства, дух приключений или следование за спутниками жизни, которые уже уехали из Латвии.

В свою очередь, это нисколько не означает, что проводимая Латвией языковая политика не являлась для русскоязычных эмигрантов важной.

По словам учёных, «бóльшая часть интервьюируемых на повседневном уровне негативное или дискриминационное отношение к себе, как к инородцам, в Латвии не испытывала. Однако в то же время многие респонденты могли вспомнить отдельные случаи, когда к ним или к их родителям, которые чаще всего на латышском языке не говорили или говорили плохо, было отрицательное отношение именно потому, что они вообще или в конкретной ситуации не говорили по-латышски, или потому, что они не были латышами». Ясно, что данный фактор служил дополнительным аргументом, влияющим на нежелание этих людей возвращаться обратно в Латвию, так как в новой стране проживания такого отношения к ним не наблюдалось.

Вообще многие респонденты увидели, что латвийское общество является разделённым по этнической принадлежности и родному языку лишь после того, как покинули Латвию. Живя в Латвии, они с этой ситуацией смирились, а уехав, поняли, что к этническим меньшинствам можно относиться и толерантнее. Тем самым русскоязычные латвийские эмигранты на новом месте чувствуют себя более принятыми в общество, чем это было в Латвии.

И несмотря на то, что причины их отъезда были социально-экономические, а не политические, за границей они чувствуют себя намного удобнее не только экономически, но и политически.

«На новом месте обитания ощущается, что любой его постоянный житель, и особенно гражданин, становится, соответственно, британцем или шведом, вне зависимости от национальности», – отмечается в исследовании.

Однако, находясь на новом месте, бóльшая часть русскоязычных латвийцев не пытается включиться в местное сообщество, а предпочитает общаться среди таких же эмигрантов, говорящих по-русски, вне зависимости от того, из какой страны те приехали. И хотя, по словам большинства респондентов, латышский язык они знают на довольно приличном уровне, подружиться с латышскими эмигрантами им не удалось. Это объясняется тем, что представители латышской диаспоры их и не особо приглашают, а также тем, что русскоязычным неинтересно посещать мероприятия, организованные латвийским посольством и связанные с событиями истории Латвии XX века. У респондентов свой взгляд на эти события, отличный от общепринятого в латышской среде, поэтому им было интереснее посещать мероприятия, организованные посольством России, о которых русскоязычные Латвии наслышаны и информированы.

И тем не менее респонденты подчёркивали, что они не отождествляют себя с русскими из России и продолжают испытывать к Латвии тёплые чувства и считать её своей родиной, хоть, по их мнению, Латвия их и не принимает.

Русскоязычные латвийцы не причисляют себя к ни к британцам, ни к шведам. Кроме этого, они не всегда причисляют себя к латышам, однако они всегда подчёркивают свою принадлежность к Латвии. Как говорится в исследовании, «они подчёркивают, осознают и гордятся тем, что они из Латвии, хотя по национальности они являются русскими, украинцами или представителями какой-то другой национальности». К сожалению, как отмечают учёные, «эта принадлежность к Латвии не ощущается как обоюдная <...> и не рассматривается как встречная со стороны государства».

Латвии необходимо, делают в связи с этим вывод авторы исследования, обратить внимание на русскоязычных и попытаться наладить с ними контакт. «Если же государство не наладит отношения с этой группой, то принадлежность к Латвии у них быстро исчезнет и память о Латвии, её местах и традициях останется только памятью», – указывают они. Всё это хорошо звучит, но кажется немного наивным. Ведь многие русскоязычные, как уехавшие из Латвии, так и оставшиеся в ней, ещё не забыли лозунг Атмоды «Латвия – наш общий дом» и хорошо помнят, что было потом. Недоверие к государству с их стороны имеет под собой основание, и латвийское руководство должно затратить очень много времени и сил, если оно хочет, чтобы ситуация изменилась. Но, судя по программе реэмиграции, направленной лишь на латышей, правительство Латвии заинтересовано только в возвращении этой группы жителей страны.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.