Политика Политика

Как Литва и Польша повздорили из-за Батьки

Источник изображения: VolgaDaily.ru
remove_red_eye  17207 0  

Официальный Вильнюс, мягко говоря, в растерянности – там привыкли считать себя «кураторами» Белоруссии, однако последние месяцы показали: Минск отвернулся от Литвы, теперь его главным партнёром в деле налаживания отношений с ЕС стала Польша. Благодаря агрессивной манере ведения внешнеполитических дел, которой придерживается литовский президент Даля Грибаускайте, Литва сама себя высекла и теперь не знает, удастся ли ей сохранить отношения с Минском на прежнем уровне?

Литва обеспокоена активизацией дипломатических контактов между Минском и Варшавой. Только в 2016 г. белорусская столица приняла у себя с визитами ряд руководителей польских министерств и ведомств, а глава польского внешнеполитического ведомства В. Ващиковский побывал на приёме у президента Республики Беларусь А. Лукашенко. В свою очередь шеф белорусской дипломатии В. Макей зачастил с рабочими визитами в Польшу, последний из которых состоялся в октябре 2016 г. и был приурочен к 25летию подписания Декларации о добрососедстве, взаимном признании и сотрудничестве между двумя странами. Логичной стала и встреча главного белорусского дипломата с президентом Польши А. Дудой – беседу Дуды с Макеем можно назвать показательной на фоне ухудшения политического диалога между Минском и Вильнюсом.

Владимир МакейВладимир Макей

Символизмом визит не ограничился, он был использован сторонами для подготовки Межправительственной комиссии, которая на днях состоялась в Минске. Польскую делегацию возглавил заместитель премьер-министра, министр развития М. Моравецкий, удостоившийся отдельной аудиенции у А. Лукашенко. Показательно, что накануне высокой встречи в белорусской столице прошёл масштабный белорусско-польский бизнес-форум с говорящим названием «Добрососедство-2016», в котором приняли участие более 500 предпринимателей. Участники обсудили состояние торгово-экономического сотрудничества и констатировали, что товарооборот между двумя странами за два-три года мог бы достичь 4 млрд долларов США (по итогам 2016 г. прогнозируется на уровне 2,4 млрд долларов США).

На фоне активизации польско-белорусского политико-экономического диалога интенсивность белорусско-литовских контактов заметно упала: перестал работать традиционный для двух стран формат участия премьеров в ежегодных двусторонних экономических форумах, до минимума сократились контакты по линии глав внешнеполитических ведомств. Последний визит главы МИД Республики Беларусь В. Макея в Вильнюс состоялся в первом квартале 2014 г., а руководителя литовского внешнеполитического ведомства Л. Линкявичюса в Минск – датирован 2015 г.

В 2015 году в Минске руководитель литовской дипломатии Л.Линкявичюс провел переговоры с белорусским коллегой В.Макеем. В 2015 году в Минске руководитель литовской дипломатии Л.Линкявичюс провел переговоры с белорусским коллегой В.Макеем. 

Неприятным сюрпризом для Вильнюса стало и обращение белорусского премьер-министра А. Кобякова исключительно к своему польскому коллеге с просьбой посодействовать во вступлении его страны в ВТО. Как подчеркнул глава белорусского Кабинета министров, «мы были бы благодарны польской стороне, если бы она, с учётом взаимодействия с Европейской комиссией, оказала определённое влияние на то, чтобы мы до конца года провели полномасштабные переговоры с Европейским союзом по условиям вступления в ВТО».

В Вильнюсе в свою очередь стали недоумевать по поводу того, как вышло так, что Литва, считающая себя главным европейским проводником Белоруссии на Запад, «интегратором» в программу ЕС «Восточное партнёрство», начала уступать лидерство Польше. В Вильнюсе, похоже, свято уверовали в своё демократическое мессианство и незаменимость для Минска.

Каковы же причины охлаждения политического диалога между Белоруссией и Литвой? И чем это в перспективе грозит Вильнюсу?

Причиной раздора стала проводимая под руководством президента Литвы Д. Грибаускайте агрессивная политика по вмешательству во внутренние дела Белоруссии. Литва активно противодействует строительству в белорусском Островце атомной электростанции, продвигая на всех международных площадках тезис о её «несоответствии международным нормам безопасности». При этом глава литовского государства настойчиво добивается перевода данного вопроса в сферу ответственности Еврокомиссии и «всего Евросоюза», предлагая на общеевропейском уровне запретить поставки электроэнергии с Белорусской АЭС в страны ЕС. 

Параллельно Вильнюс инициирует всякого рода международные антибелорусские резолюции, грозя Минску новыми завуалированными санкциями. Ко всему прочему, накануне парламентских выборов в октябре 2016 г. в Сейме Литвы был зарегистрирован законопроект, запрещающий правительству закупать электроэнергию у Белорусской АЭС, а также использовать литовский сегмент единого энергетического кольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Литва и Латвия) для её экспорта на европейские рынки. На днях глава литовского государства в ходе визита в Вильнюс своей эстонской коллеги К. Кальюлайд в очередной раз отметилась антибелорусскими заявлениями по данной теме.

Ответом Белоруссии на «политическую вакханалию» и «антибелорусскую истерию» Литвы, как выразился в одном из своих интервью в мае 2016 г. глава белорусского внешнеполитического ведомства В. Макей, стала «заморозка» двустороннего диалога.

Белорусская АЭС в Островце
Белорусская АЭС в Островце

Минск не стал выяснять отношения с Вильнюсом, там просто вместо Литвы повернулись к Польше, у которой и труба повыше, и дым погуще. Варшаве есть что предложить белорусам – не в плане «демократизации и либерализации» (хотя и это с повестки дня не снято), а в плане, например, совместной торговли.

Не случайно, что в ходе переговоров на Межправительственной комиссии одной из тем обсуждения стала энергетика. Сотрудничество с Минском в этой сфере позволит Варшаве решить свои экологические проблемы в условиях жёстких требований европейского законодательства в области защиты окружающей среды (к 2018 г. страны ЕС обязаны провести модернизацию промышленных фондов, в первую очередь наиболее загрязняющих производств – теплоэлектростанций, для приведения показателей выброса в соответствие с установленными пороговыми значениями). В Польше основная генерация электроэнергии (85% всей вырабатываемой электроэнергии – 34 млн кВт) приходится на ТЭС, половина которых работает на каменном угле, треть – на буром угле (на природном газе – всего 3%). Угольные ТЭС являются самыми мощными источниками загрязнения окружающей среды из-за концентрации микроэлементов и радионуклидов в золошлаковых отвалах, а также из-за выбросов летучей золы в атмосферу.

С учётом заявлений Минска о готовности к запуску первого блока АЭС к 2018 г. (срок выполнения странами – членами ЕС требований Директивы N 2010/75/ЕС о промышленных выбросах) логичным выглядит и переход к этому времени польско-белорусского энергетического сотрудничества в активное русло. В пользу того, что такой диалог может быть возобновлён в любое время, говорят и ранее сформированные предпосылки к этому. Ещё в 2008 г. Польша выступала инициатором строительства энергетической смычки между двумя странами, беря на себя все расходы по строительству Зельвенской конденсационной электрической станции (в качестве сырья – польский уголь) и необходимой инфраструктуры. В кратчайшие сроки могут быть модернизированы и существующие линии электропередач, по которым также ранее осуществлялись пробные поставки электроэнергии в Польшу.

Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран. Минск получает польский рынок сбыта электроэнергии. Варшава – решает свои экологические проблемы путём замещения грязных производств чистой атомной электроэнергией, а также получает возможность зарабатывать на её транзите. Польша, выступая в роли лоббиста Минска в ВТО, а также содействуя в выходе на долговые рынки капитала, перехватывает инициативу у Литвы в региональном геополитическом соперничестве за роль интегратора Белоруссии в программу ЕС «Восточное партнёрство».

Следующим логичным шагом в рамках развития торгово-экономического сотрудничества между Польшей и Белоруссией может стать частичная переориентация Минском своей внешнеэкономической экспортной деятельности с литовской инфраструктуры на польские порты.

Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран.
Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран.

В Литве, которая за последние несколько лет стала фактическим монополистом белорусского экспорта через свою транзитную инфраструктуру в Клайпеде, такой расклад станет настоящим шоком для республиканской экономики (она и без того из-за российских контрсанкций сильно просела, а тут ещё и от белорусов может оплеуха прилететь). Сегодня белорусские грузы составляют более 30% всего транзитного грузового объёма литовского порта (13,5 млн т), являющегося одной из точек роста литовской экономики (доля в формировании ВВП составляет 4,5% – ориентировочно 1,5 млрд евро). Литва ежегодно зарабатывает на транзите белорусских товаров порядка 700 млн евро (доля транзитов белорусских грузов в ВВП Литвы – 1,8%).

Сегодня Литве есть что терять. А ведь здравомыслящие литовские политики не раз предупреждали президента Литвы Д. Грибаускайте, которая в ответе за внешнюю политику, о губительности её текущего курса в отношении Белоруссии для двустороннего политического и экономического диалога. Приведёт ли приход в результате парламентских выборов в Литве в октябре 2016 г. к власти новой политической силы в лице Союза крестьян и «зелёных», чей лидер Р. Карбаускис является последовательным противником строительства Островецкой АЭС, к нормализации политического диалога с Белоруссией – спорный вопрос. Однако и без этого становится всё более очевидным, что Вильнюсу придётся привыкать к новой роли – не игрока на белорусском направлении, а лишь наблюдателя.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up