Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Как Литва и Польша повздорили из-за Батьки

Автор: Олег Мирославов

Как Литва и Польша повздорили из-за Батьки

03.11.2016  // Фото: VolgaDaily.ru

Официальный Вильнюс, мягко говоря, в растерянности – там привыкли считать себя «кураторами» Белоруссии, однако последние месяцы показали: Минск отвернулся от Литвы, теперь его главным партнёром в деле налаживания отношений с ЕС стала Польша. Благодаря агрессивной манере ведения внешнеполитических дел, которой придерживается литовский президент Даля Грибаускайте, Литва сама себя высекла и теперь не знает, удастся ли ей сохранить отношения с Минском на прежнем уровне?

Литва обеспокоена активизацией дипломатических контактов между Минском и Варшавой. Только в 2016 г. белорусская столица приняла у себя с визитами ряд руководителей польских министерств и ведомств, а глава польского внешнеполитического ведомства В. Ващиковский побывал на приёме у президента Республики Беларусь А. Лукашенко. В свою очередь шеф белорусской дипломатии В. Макей зачастил с рабочими визитами в Польшу, последний из которых состоялся в октябре 2016 г. и был приурочен к 25летию подписания Декларации о добрососедстве, взаимном признании и сотрудничестве между двумя странами. Логичной стала и встреча главного белорусского дипломата с президентом Польши А. Дудой – беседу Дуды с Макеем можно назвать показательной на фоне ухудшения политического диалога между Минском и Вильнюсом.

Владимир МакейВладимир Макей

Символизмом визит не ограничился, он был использован сторонами для подготовки Межправительственной комиссии, которая на днях состоялась в Минске. Польскую делегацию возглавил заместитель премьер-министра, министр развития М. Моравецкий, удостоившийся отдельной аудиенции у А. Лукашенко. Показательно, что накануне высокой встречи в белорусской столице прошёл масштабный белорусско-польский бизнес-форум с говорящим названием «Добрососедство-2016», в котором приняли участие более 500 предпринимателей. Участники обсудили состояние торгово-экономического сотрудничества и констатировали, что товарооборот между двумя странами за два-три года мог бы достичь 4 млрд долларов США (по итогам 2016 г. прогнозируется на уровне 2,4 млрд долларов США).

На фоне активизации польско-белорусского политико-экономического диалога интенсивность белорусско-литовских контактов заметно упала: перестал работать традиционный для двух стран формат участия премьеров в ежегодных двусторонних экономических форумах, до минимума сократились контакты по линии глав внешнеполитических ведомств. Последний визит главы МИД Республики Беларусь В. Макея в Вильнюс состоялся в первом квартале 2014 г., а руководителя литовского внешнеполитического ведомства Л. Линкявичюса в Минск – датирован 2015 г.

В 2015 году в Минске руководитель литовской дипломатии Л.Линкявичюс провел переговоры с белорусским коллегой В.Макеем. В 2015 году в Минске руководитель литовской дипломатии Л.Линкявичюс провел переговоры с белорусским коллегой В.Макеем. 

Неприятным сюрпризом для Вильнюса стало и обращение белорусского премьер-министра А. Кобякова исключительно к своему польскому коллеге с просьбой посодействовать во вступлении его страны в ВТО. Как подчеркнул глава белорусского Кабинета министров, «мы были бы благодарны польской стороне, если бы она, с учётом взаимодействия с Европейской комиссией, оказала определённое влияние на то, чтобы мы до конца года провели полномасштабные переговоры с Европейским союзом по условиям вступления в ВТО».

В Вильнюсе в свою очередь стали недоумевать по поводу того, как вышло так, что Литва, считающая себя главным европейским проводником Белоруссии на Запад, «интегратором» в программу ЕС «Восточное партнёрство», начала уступать лидерство Польше. В Вильнюсе, похоже, свято уверовали в своё демократическое мессианство и незаменимость для Минска.

Каковы же причины охлаждения политического диалога между Белоруссией и Литвой? И чем это в перспективе грозит Вильнюсу?

Причиной раздора стала проводимая под руководством президента Литвы Д. Грибаускайте агрессивная политика по вмешательству во внутренние дела Белоруссии. Литва активно противодействует строительству в белорусском Островце атомной электростанции, продвигая на всех международных площадках тезис о её «несоответствии международным нормам безопасности». При этом глава литовского государства настойчиво добивается перевода данного вопроса в сферу ответственности Еврокомиссии и «всего Евросоюза», предлагая на общеевропейском уровне запретить поставки электроэнергии с Белорусской АЭС в страны ЕС. 

Параллельно Вильнюс инициирует всякого рода международные антибелорусские резолюции, грозя Минску новыми завуалированными санкциями. Ко всему прочему, накануне парламентских выборов в октябре 2016 г. в Сейме Литвы был зарегистрирован законопроект, запрещающий правительству закупать электроэнергию у Белорусской АЭС, а также использовать литовский сегмент единого энергетического кольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Литва и Латвия) для её экспорта на европейские рынки. На днях глава литовского государства в ходе визита в Вильнюс своей эстонской коллеги К. Кальюлайд в очередной раз отметилась антибелорусскими заявлениями по данной теме.

Ответом Белоруссии на «политическую вакханалию» и «антибелорусскую истерию» Литвы, как выразился в одном из своих интервью в мае 2016 г. глава белорусского внешнеполитического ведомства В. Макей, стала «заморозка» двустороннего диалога.

Белорусская АЭС в Островце
Белорусская АЭС в Островце

Минск не стал выяснять отношения с Вильнюсом, там просто вместо Литвы повернулись к Польше, у которой и труба повыше, и дым погуще. Варшаве есть что предложить белорусам – не в плане «демократизации и либерализации» (хотя и это с повестки дня не снято), а в плане, например, совместной торговли.

Не случайно, что в ходе переговоров на Межправительственной комиссии одной из тем обсуждения стала энергетика. Сотрудничество с Минском в этой сфере позволит Варшаве решить свои экологические проблемы в условиях жёстких требований европейского законодательства в области защиты окружающей среды (к 2018 г. страны ЕС обязаны провести модернизацию промышленных фондов, в первую очередь наиболее загрязняющих производств – теплоэлектростанций, для приведения показателей выброса в соответствие с установленными пороговыми значениями). В Польше основная генерация электроэнергии (85% всей вырабатываемой электроэнергии – 34 млн кВт) приходится на ТЭС, половина которых работает на каменном угле, треть – на буром угле (на природном газе – всего 3%). Угольные ТЭС являются самыми мощными источниками загрязнения окружающей среды из-за концентрации микроэлементов и радионуклидов в золошлаковых отвалах, а также из-за выбросов летучей золы в атмосферу.

С учётом заявлений Минска о готовности к запуску первого блока АЭС к 2018 г. (срок выполнения странами – членами ЕС требований Директивы N 2010/75/ЕС о промышленных выбросах) логичным выглядит и переход к этому времени польско-белорусского энергетического сотрудничества в активное русло. В пользу того, что такой диалог может быть возобновлён в любое время, говорят и ранее сформированные предпосылки к этому. Ещё в 2008 г. Польша выступала инициатором строительства энергетической смычки между двумя странами, беря на себя все расходы по строительству Зельвенской конденсационной электрической станции (в качестве сырья – польский уголь) и необходимой инфраструктуры. В кратчайшие сроки могут быть модернизированы и существующие линии электропередач, по которым также ранее осуществлялись пробные поставки электроэнергии в Польшу.

Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран. Минск получает польский рынок сбыта электроэнергии. Варшава – решает свои экологические проблемы путём замещения грязных производств чистой атомной электроэнергией, а также получает возможность зарабатывать на её транзите. Польша, выступая в роли лоббиста Минска в ВТО, а также содействуя в выходе на долговые рынки капитала, перехватывает инициативу у Литвы в региональном геополитическом соперничестве за роль интегратора Белоруссии в программу ЕС «Восточное партнёрство».

Следующим логичным шагом в рамках развития торгово-экономического сотрудничества между Польшей и Белоруссией может стать частичная переориентация Минском своей внешнеэкономической экспортной деятельности с литовской инфраструктуры на польские порты.

Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран.
Активизация сотрудничества между Польшей и Белоруссией отвечает как экономическим, так и политическим интересам двух стран.

В Литве, которая за последние несколько лет стала фактическим монополистом белорусского экспорта через свою транзитную инфраструктуру в Клайпеде, такой расклад станет настоящим шоком для республиканской экономики (она и без того из-за российских контрсанкций сильно просела, а тут ещё и от белорусов может оплеуха прилететь). Сегодня белорусские грузы составляют более 30% всего транзитного грузового объёма литовского порта (13,5 млн т), являющегося одной из точек роста литовской экономики (доля в формировании ВВП составляет 4,5% – ориентировочно 1,5 млрд евро). Литва ежегодно зарабатывает на транзите белорусских товаров порядка 700 млн евро (доля транзитов белорусских грузов в ВВП Литвы – 1,8%).

Сегодня Литве есть что терять. А ведь здравомыслящие литовские политики не раз предупреждали президента Литвы Д. Грибаускайте, которая в ответе за внешнюю политику, о губительности её текущего курса в отношении Белоруссии для двустороннего политического и экономического диалога. Приведёт ли приход в результате парламентских выборов в Литве в октябре 2016 г. к власти новой политической силы в лице Союза крестьян и «зелёных», чей лидер Р. Карбаускис является последовательным противником строительства Островецкой АЭС, к нормализации политического диалога с Белоруссией – спорный вопрос. Однако и без этого становится всё более очевидным, что Вильнюсу придётся привыкать к новой роли – не игрока на белорусском направлении, а лишь наблюдателя.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.