Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Польша и Украина: стратегический союз поверх исторической памяти

Автор: Александр Носович

Польша и Украина: стратегический союз поверх исторической памяти

05.09.2016  // Фото: apostrophe.com.ua

Польское руководство стремится к созданию стратегического союза Польши и Украины, однако для вывода польско-украинских отношений на уровень стратегического партнёрства необходимо подняться над сложными вопросами и болевыми точками в истории двух народов. Для правящих националистов Польши и Украины выстраивание стратегического партнёрства поверх исторической памяти остаётся сложной и противоречивой задачей.

Президент Польши Анджей Дуда стал единственным иностранным лидером, посетившим Украину на День независимости 24 августа. В Киеве Анджей Дуда принял участие в военном параде на Крещатике и провёл переговоры с украинским коллегой Петром Порошенко, итогом которых стала совместная декларация глав Польши и Украины, приуроченная к 25-летию польско-украинских отношений.

В совместном заявлении Дуда и Порошенко делают реверансы в адрес внешней политики друг друга.

«Польша последовательно поддерживала Украину в течение 20 лет на трудном пути к евроинтеграции с момента установления Киевом отношений с Европейским союзом в 1994 г. и продолжит поддерживать Украину в реализации её евроинтеграционного курса. Заявляем, что Польша поддерживает внедрение безвизового режима между Европейским союзом и Украиной как эффективного шага, который способствует расширению контактов между людьми», – говорится в декларации о евроинтеграционных потугах Киева.

«Подтверждаем, что Украина признаёт важными роль и значение Польши в поисках устойчивого решения проблемы стабильности и мира в регионе», – заявляет в качестве ответной любезности украинская сторона о своём отношении к амбициям официальной Варшавы на лидерство Польши в Центральной и Восточной Европе.

Польша и Украина

Проявляя солидарность в ключевых друг для друга вопросах внешней политики, обе стороны демонстрируют готовность к дальнейшему развитию польско-украинских отношений и выводу их на уровень геополитического союза.

При этом сложные вопросы польско-украинских отношений сознательно выводятся за скобки: Варшава и Киев предполагают, что им удастся развивать стратегическое партнёрство двух стран поверх негативной исторической памяти.

Визит Анджея Дуды в Киев на День независимости Украины носил в первую очередь компенсаторный характер. Польское руководство решило таким символическим жестом компенсировать признание Волынской резни геноцидом поляков и украинским союзникам, и американским покровителям, и политическому классу самой Польши. Июльское решение польского Сейма признать-таки Волынскую резню геноцидом ожидаемо испортило польско-украинские отношения, за что правящая партия «Право и справедливость» подверглась резкой критике внутри страны и за океаном. Как же так: сближение с Украиной 20 лет было стратегическим приоритетом польской внешней политики, имело такое большое значение в деле усиления евроатлантического влияния на постсоветском пространстве, а теперь «ПиС» всё портят из-за своих националистических догм!

Поэтому визит Анджея Дуды в Киев должен был продемонстрировать критикам «ПиС» внутри страны и за её пределами, что партия Ярослава Качиньского может реализовывать стратегические приоритеты польской внешней политики, не поступаясь при этом своими принципами в вопросах политики памяти. Другая его цель – одним сильным символическим жестом устранить напряжение, создавшееся в польско-украинских отношениях после признания Волынской резни геноцидом. Не случайно польские политики и дипломаты специально подчёркивали украинским коллегам, насколько сильный дружественный жест им делает президент Польши, ставший единственным главой иностранного государства, решившим посетить Киев в украинский День независимости.

Однако одного визита Анджея Дуды на военный парад к Петру Порошенко явно недостаточно для преодоления исторических противоречий в отношениях Польши и Украины.

Внутренняя логика политического процесса в обеих странах неизбежно будет выводить исторические противоречия на первый план, потому что и в Киеве, и в Варшаве у власти находятся националисты, для которых исторический реваншизм – основное условие их поддержки ядерным электоратом.

В случае Украины продолжение активной националистической политики в гуманитарной сфере – одно из условий сохранения команды Петра Порошенко у власти до президентских выборов 2019 года. Рейтинг Порошенко, согласно последним опросам, опустился до 10%: действующий президент уже не выходит во второй тур президентских выборов. При такой низкой поддержке общества для команды Порошенко становится критически необходимым сохранение лояльности радикально-националистического меньшинства, которое даже в условиях социально-экономической катастрофы требует от власти бросать все силы на декоммунизацию и героизацию украинских националистов.

Это агрессивное меньшинство уже привело нынешнюю правящую элиту к власти в феврале 2014 года; в условиях утраты доверия абсолютного большинства украинцев и невозможности выйти из экономического и дипломатического тупика Порошенко и его ближайшему окружению остаётся только всё больше ускорять темп в таких символических вопросах, как увековечивание имени Бандеры. Если украинские власти остановятся на бегу, то вскормленные «революцией гидности» боевики из «Правого сектора», «Айдара», «Азова» и прочих добровольческих батальонов могут попросту сжечь Администрацию президента на Банковой, как они вчера попытались сжечь телеканал «Интер».

ПиС

Однако и правящая элита Польши является заложницей собственной идеологии. Пришедшие к власти польские консерваторы попытались было наступить на горло собственной песне, скорректировав свои многолетние принципиальные обещания признать Волынскую резню геноцидом и ввести день памяти и поминовения убитых украинскими националистами поляков, но реакция польского общества (включая электорат «ПиС») была очень жёсткой, и партии Качиньского пришлось выполнять свои предвыборные обещания до конца.

Однако предвыборные обещания «ПиС» признанием геноцидом волынских событий не ограничивались.

Ещё одним предвыборным обещанием партии Качиньского было обещание добиться реституции – возвращения собственности поляков, до Второй мировой войны проживавших на землях нынешних Украины, Белоруссии и Литвы.

Реституция кресов – это традиционная часть политической программы «Права и справедливости». Отказаться от этой составляющей своей программы «ПиС» не смогут, как не смогли и в случае с Волынской резнёй. Та же «Гражданская платформа» обязательно это заметит и непременно раструбит избирателям, какими принципиальными и верными своему слову на поверку являются их консервативные оппоненты. А самый верный и дисциплинированный электорат «ПиС» – это как раз потомки кресовян – жертв Волынской резни, депортированных из Западной Украины после 1945 года.

Поэтому польским властям придётся поднимать вопрос о возвращении недвижимого имущества полякам, проживавшим во Львове и других городах Западной Украины.

По оценкам сторонников реституции кресов, общая стоимость имущества, на которое могут быть выдвинуты претензии официальной Варшавой, составляет пять миллиардов долларов.

Нечего и говорить, что таких денег в украинском бюджете нет и не предвидится. Но и вернуть имущество «натурой», буквально возвращая бывшим польским собственникам земли, фабрики и жилые дома, невозможно. Это означало бы выселять украинцев из домов в центре Львова, принадлежавших полякам, отнимать землю, до войны бывшую польской. В конце концов, признавать «украинский Пьемонт» – Галичину – отчасти польской территорией и давать зелёный свет на возрождение там польского присутствия.

На это режим Порошенко не может пойти никогда. По тем же причинам, по которым он не может отказаться от украинского национализма и перестать героизировать Шухевича и Бандеру: это гарантированно приведёт к разочарованию в Порошенко его ядерного электората с Западной Украиной. А на лояльности радикальных националистов нынешняя украинская власть сейчас только и держится.

Так что подняться над спроецированными в современность историческими спорами и формировать стратегический союз поверх враждебной друг к другу исторической политики Варшаве и Киеву не удастся. Как бы сильна ни была неприязнь польских и украинских националистов к России, даже она не может заставить их подняться над неприязнью друг к другу.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.