Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Литовцы не хотят видеть консерваторов во власти

Автор: Александр Носович

Литовцы не хотят видеть консерваторов во власти

06.05.2016  // Фото: 15min.lt

Популярность литовских консерваторов упала ниже критической отметки: за «Союз Отечества – Христианских демократов Литвы» сейчас готовы голосовать менее 10% избирателей. Отторжение населения не оставляет одной из двух системообразующих партий Литвы шансов вернуться в правительство, но «ландсбергисты» не привыкли сдаваться: у них сохраняются доминирующие позиции в одномандатных округах, царящий в Литве параноидальный антироссийский дискурс и влияние на президента Далю Грибаускайте.

Согласно социологическому опросу, проведённому 19–25 апреля компанией Spinter tyrimai, самой популярной политической партией Литвы остаются возглавляющие правительство социал-демократы. За СДПЛ готовы голосовать 17,2% опрошенных. На втором месте Движение либералов – их поддерживают 15,5% респондентов. Стремительно входит в большую литовскую политику Союз крестьян и «зелёных»: рейтинг малоизвестной и не представленной в Сейме партии за несколько месяцев вырос до 11,3%. За так называемых литовских популистов готовы голосовать соответственно 8% – за «Порядок и справедливость» экс-президента Роландаса Паксаса и 7,1% – за Партию труда Виктора Успасских.

Хуже всего накануне выборов в Сейм идут дела у литовских консерваторов: за «СО-ХДЛ» сейчас готовы голосовать 7,5% избирателей. В марте «ландсбергистов» поддерживали 10,6% респондентов – то есть за один месяц поддержка консерваторов сократилась более чем на треть. Партии деда и внука Ландсбергисов не помогают ни официальное пребывание в оппозиции, ни недавние скандалы в литовском правительстве, ни влияние на президента Далю Грибаускайте и, соответственно, содействие площади Дауканто. Литовцы всё равно чем ближе к выборам, тем меньше хотят голосовать за внучка и dedule.

При нынешнем раскладе сил осенью социал-демократам без труда удастся воспроизвести правящую коалицию в нынешнем составе. Или с небольшими изменениями: например, включить в неё «зелёных».

В любом случае у консерваторов при их нынешней жалкой поддержке нет никаких шансов формально вернуться во власть, сформировав и возглавив правительство.

Однако не стоит списывать консерваторов в утиль и говорить об их маргинализации. «Ландсбергистам» в литовской политике свойственно возрождаться как феникс из пепла и приходить к власти при стойкой антипатии большинства населения.

Первый раз лидеры «Саюдиса» возглавили Литву в 1991–1992 годах, сразу после распада СССР и окончательного обретения независимости. Тогда высокоидейные и национально ориентированные писатели, поэты, режиссёры и театральные критики во главе с «отцом нации» музыковедом Витаутасом Ландсбергисом в рекордные сроки довели Литву до ручки. В январе – мае 1992 года в результате уничтожения экономических связей с постсоветским пространством промышленное производство в Литве рухнуло на 42,6%, сельскохозяйственное – на 50%, розничный товарооборот – на 48%. В результате патриотические поэты и драматурги были изгнаны из правительства уже весной 1992 года, на осенних выборах в Сейм 44% голосов получили вчерашние коммунисты, а спустя ещё несколько месяцев их лидер, бывший Первый секретарь ЦК КПЛ Альгирдас Бразаускас в первом туре был избран президентом Литвы.

Другая политическая сила от такой катастрофы бы уже не оправилась. Но только не консерваторы. Уже в 1996 году, когда у всех перед глазами было их первое выдающееся во всех смыслах правление, «ландсбергисты» вернулись во власть и снова возглавили правительство. Второе их правление запомнилось прежде всего беспрецедентной в литовской истории аферой с продажей американцам Мажейкяйского НПЗ. В результате этой аферы на парламентских выборах 2000 года «Союз Отечества» получил позорный четвёртый результат и 8% голосов. Выборы 2004 года не принесли консерваторам облегчения: казалось, что социал-демократы перетянули на себя правительство окончательно и «ландсбергистам» уже ничего не светит.

Но не тут-то было: в 2008 году «СО-ХДЛ» вернули себе большинство и возглавляли правительство следующие четыре года. За эти четыре года консерваторы ликвидировали Игналинскую АЭС, ввели уголовный срок за «отрицание оккупации» и вдрызг разругались с соседями – Россией, Польшей и Белоруссией. За всё это на выборах 2012 года они были закономерно вышвырнуты из правительства и официально сейчас пребывают в оппозиции. Рейтинг у «Союза Отечества – Христианских демократов Литвы» ненамного выше пятипроцентного избирательного барьера, партийные бонзы Витаутас Ландсбергис и Андрюс Кубилюс стабильно венчают рейтинг самых непопулярных у литовцев политических деятелей, а о новом лидере партии Габриэлюсе Ландсбергисе в Литве не принято говорить без смеха.

Тем не менее вся новейшая политическая история Литвы подсказывает, что «ландсбергистов» нельзя окончательно сбрасывать со счетов. Эта партия имеет свойство возрождаться после самого тяжёлого поражения и отвоёвывать победу у социал-демократов даже при рекордном для литовской политики антирейтинге.

Почему?

Потому что литовские консерваторы, по сути, никогда не были в оппозиции: так или иначе, но они всегда были частью власти и наряду с социал-демократами представляли собой один из двух столпов политической системы Литвы.

В середине 1990-х «ландсбергисты» смогли вернуться в правительство, во-первых, потому, что за них была огромная литовская диаспора (800 тысяч зарубежных литовцев – огромная цифра для 3,5-миллионной страны) со всеми её связями в Вашингтоне, во-вторых, потому, что у них сформировалась мощная инфраструктура поддержки из антисоветских патриотических организаций (вернувшиеся из Сибири литовцы – Союз политзаключённых и ссыльных Литвы; бывшие «лесные братья» – Союз ветеранов литовского сопротивления и так далее), в-третьих, потому, что за консерваторами сохранялась их территориальная, экономическая и электоральная база – Каунас и западная Литва.

В 2008 году «СО-ХДЛ» смогли вновь вернуться и возглавить правительство, потому что геополитическая функция Литвы – «сдерживание России» и строительство «буферной зоны» – делала востребованной партию консерваторов с её антисоветизмом и русофобией в качестве идеологических основ.

Наконец, самая главная в долгосрочной перспективе причина сохранения влияния «ландсбергистов» – вымирание Литвы.

За «СО-ХДЛ» голосует в основном пожилой консервативный электорат литовской глубинки. Этот электорат невелик, однако он самый дисциплинированный и всегда приходит на выборы. В результате при очень низкой явке и собственном очень низком рейтинге консерваторам удавалось выигрывать выборы в Европарламент 2004-го и 2014 годов. В условиях же рекордной депопуляции и демографической катастрофы, когда молодёжь бежит из Литвы, смертность превышает рождаемость и население страны стремительно стареет, а остающиеся в Литве молодые люди и люди среднего возраста на выборы ходят неохотно, доля консервативного пожилого электората в структуре голосования будет только расти.  

От всего этого и сохранение влияния «ландсбергистов» во власти несмотря на все электоральные провалы и ненависть к ним большинства литовского населения.

В те периоды, когда консерваторы уступали правительство бывшим коммунистам – нынешним социал-демократам, они всё равно сохранялись у власти.

Во-первых, у них оставалась власть на местах – неслучайно на каждых выборах в Сейм консерваторы навёрстывают низкий результат по партийным спискам многочисленным представительством по одномандатным округам. Во-вторых, связи на Западе: американцам в целях сдерживания России на постсоветском пространстве и ввиду влияния в Вашингтоне литовской диаспоры интересны твёрдые русофобы из «СО-ХДЛ», а не гуттаперчевые перевёртыши из Социал-демократической партии.

В-третьих, парламентско-президентская система правления даёт «ландсбергистам» возможность проводить свою политику через главу государства, всё равно сохраняясь во власти. Когда премьер-министром Литвы был Бразаускас, консерваторы действовали через президента Валдаса Адамкуса. Сейчас аналогичная ситуация: правительство возглавляют социал-демократы, но Литовская Республика существует по заветам «отца нации» Ландсбергиса, которые транслирует с площади Дауканто Даля Грибаускайте.

Так что консерваторов в Литве абсолютно справедливо не считают оппозицией. Они ею и не являются. При сравнении с их влиянием на внутреннюю и внешнюю политику Литвы оппозиция – это скорее социал-демократы. И никакая демократия, рейтинги и выборы этого факта не изменят. И за возвращение в правительство консерваторы ещё поборются.

У них на руках три мощных козыря: влияние на местах, антироссийская истерия и лично Её Превосходительство Даля Поликарповна со всеми имеющимися у неё ресурсами президента страны.

Так что пусть социал-демократы, а также традиционные для литовской политики «мальчики для битья» справа: «трудовики», «паксисты», литовские поляки и прочие – не расслабляются. Площадь Дауканто, Генпрокуратура и Департамент госбезопасности Литвы накануне выборов могут нанести по ним удар в любой момент, и рейтинги или итоги осенних выборов в Сейм в этой ситуации – дело десятое. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.