Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Рига решила возобновить работу российско-латвийской комиссии историков

Автор: Александр Шамшиев

Рига решила возобновить работу российско-латвийской комиссии историков

06.11.2015  // Фото: www.yararchive.ru

Латвия намерена восстановить сотрудничество с российскими учеными в рамках двусторонней комиссии историков, работа которой была заморожена по инициативе латвийской стороны в сентябре прошлого года. В связи с этим российские исследователи готовятся передать Латвии 11 ноября около 2,5 тысяч листов архивных материалов в присутствии посла Латвии в России А.Курме. О грядущей встрече и деятельности комиссии порталу RuBaltic.Ru рассказал директор Института всеобщей истории РАН и российский сопредседатель двусторонней комиссии историков Александр ЧУБАРЬЯН:

— Александр Оганович, вскоре в рамках Российской-латвийской комиссии историков состоится передача латвийской стороне корпуса документов из российских архивов. Расскажите, пожалуйста, что это за документы?

— Документы по советско-латвийским отношениям в межвоенные годы. Они должны были войти в совместный сборник документов. Когда приостановилась работа комиссии, мы рекомендовали нашему архиву, который обязан предоставлять исследователям документы, их не выдавать.

А сейчас, если работа комиссии восстановится, их можно будет передать.

Над этими документами работали латвийские исследователи. Точно так же, как наши работали в их архивах и получали документы оттуда. Никакого ущемления российской стороны здесь нет. Это обычный порядок. Латыши давно работают в наших архивах. Недавно там и литовцы были. Они получают документы, которые не засекречены. Им изготавливают ксерокопии и выдают на руки. Такова общая практика, применимая не только к случаю России и Латвии. Причем, о полной передаче мы не говорим.

Единственное, мы посчитали, что было бы нецелесообразно выдавать им документы в силу их, я бы сказал, враждебной позиции. Теперь ситуация меняется. Но никаких новых документов мы им не выдаем. Отдаем только то, что они сами выявили, работая у нас около года назад.

— Почему Латвия интересуется этими документами? Насколько они важны?

— Шла работа над сборником документов. Был достигнут компромисс, потому что мы отказались работать по 1939–1940 годам, как изначально хотели латвийские историки. Мы согласились, что будем рассматривать документы 20-х и начала 30-х годов. В основном там экономические отношения и культурные связи между Советским Союзом и Латвией. О них и идет речь. Подчеркну, они войдут в сборник. У нас происходит обмен документами, потом совместная рабочая группа должна будет их изучить и решить, какие из документов включать в сборник, какие — нет.

— Где и когда планируется выход сборника?

— Сборник готовится по совместному решению комиссии. Где и как публиковать, пока не решали. Речь идет только о подготовке текстов, публикация будет через два года. Никогда в жизни мы не допустим, чтобы сборник выходил в Латвии без нашего участия. Есть рабочая группа, включающая двух человек от Латвии и двух от России. Когда документы будут готовы, группа начнет их рассматривать.

— На какой стадии находится работа комиссии историков? Она вообще ведется?

— Работа комиссии была приостановлена по инициативе латвийской стороны, но месяц назад латвийский сопредседатель комиссии профессор Антоний Зунда дал интервью, где выступил за то, чтобы возобновить сотрудничество с Россией. И по приглашению латвийского посла в Москве он приехал к нам. Я с ним встречался.

Мы договорились, что пока идет работа над сборником, в следующем году в Риге состоится очередное заседание комиссии.

Наверное, где-то в середине 2016 года. У нас есть сведения, что Зунда испытывает некоторое давление со стороны тех, кто не хотел бы видеть работу комиссии, но в результате он, вероятно, получил совет от латвийского руководства продолжить это дело. Следующее заседание по очереди будет в Риге, латвийская сторона сообщила, что как раз сейчас обдумывает, когда это лучше сделать.

Что Вы можете сказать о вкладе латвийской стороны? Удается находить общий язык с ней?

— В ходе последнего заседания в Москве приняли довольно конструктивное коммюнике, никаких острых вопросов у нас не было. На предыдущих заседаниях, естественно, у нас были расхождения в оценке событий 1939–1940 годов. Я считаю, это нормально. Мы изложили свою позицию, они изложили свою. Любые идеи, что латвийские историки могут попытаться посредством комиссии изменить наши позиции, моими коллегами были отвергнуты.

На Ваш взгляд, что должно стать итогом работы комиссии историков?

— Повторюсь, итог — площадка для диалога. Результатами могут быть либо совместные сборники документов, либо какие-то совместные работы. С латышами мы решили, что не будем выходить ни на какие декларации ввиду разных позиций по 1939–1940 годам. Договорились, что итогом станет сборник «Советского-латвийские отношения в 1920–1930-х годах», с акцентом на культуру и экономику.

— Ранее ведь деятельность комиссии была свернута по инициативе Латвии из-за геополитической ситуации?

— Профессор Зунда даже отрицал, когда мы разговаривали, что имели место какие-то политические моменты. Формально Латвия не отменяла действие комиссии. Год назад Зунда прислал мне письмо, в котором предложил отложить заседание комиссии. Собственно, вот и все. Официально нам письменно изложили так. При этом некоторые латвийские члены комиссии давали интервью о том, что вообще незачем иметь какую-либо комиссию с Россией. В Латвии люди придерживаются различных взглядов касательно комиссии, в том числе в прессе.

— Как вы оцениваете деятельность комиссии в целом? От нее есть какая-то польза?

— У нас много подобных комиссий. С моей точки зрения, все комиссии полезны, потому что они являются площадками для диалога. Таковой была и наша комиссия. Последнее заседание проводили в Москве, оно прошло достаточно конструктивно. В Москве коллеги из Латвии даже не упоминали про «оккупацию» или что-то такое. Работали в спокойной обстановке. Концентрировались именно на советско-латвийских отношениях в межвоенный период до 1938 года. Ну а потом Латвия предложила отложить очередное заседание. Не работу, а именно заседание.

Ввиду враждебных высказываний некоторых членов комиссии от Латвии, уместно ли будет сейчас передавать им документы?

— Отдельные такие люди действительно в комиссии есть. Нам приходится с этим считаться.

Но мы ориентируемся на позицию сопредседателя.

Поэтому никакой официальной позиции против России в комиссии нет, есть только мнения, высказанные в СМИ. Мы официально имеем дело с руководителем латвийской части комиссии. А что там еще происходит — это Бог с ними.


Досье RuBaltic.Ru

Пока в Институте всеобщей истории Российской академии наук, демонстрируя «души прекрасные порывы», готовятся к передаче объемного массива архивных данных латвийским ученым, прибалтийские политики не оставляют своих попыток устроить для России «Нюрнберг-2». Напомним, недавно министр юстиции Эстонии Урмас Рейнсалу заявил, что «преступления нацизма получили оценку в международном трибунале в Нюрнберге», в то время как «преступления коммунизма не входят в компетенцию ни одного из международных учреждений». Поэтому политик предлагает заключить международное соглашение об организации международного учреждения для расследований преступлений коммунизма.

Эстонский министр У.Рейнсалу ничего нового не изобретает, а лишь следует примеру своих латвийских коллег С.Калниете, И.Вайдере, А.Пабрикса, Р.Зиле и других, которые ранее протоптали дорожку в Европарламент на антироссийских заявлениях и всякого рода инициативах по пересмотру итогов Второй мировой войны. Все это идеально стыкуется и с литовской политикой по героизации своих милитарных формирований, участвовавших в войне на стороне нацистов, по обелению антисемитской деятельности Фронта литовских активистов (в Литве было уничтожено около 90% всех местных жителей-евреев).

В ноябре Латвия, Литва и Эстония провели конференцию «Почему необходимо подсчитать причинённый советской оккупацией ущерб?», по итогам которой министры юстиции стран Балтии объявили о необходимости подсчёта и возмещения «причиненного советской оккупацией ущерба». Как было заявлено, ни одна из стран Балтии не отказалась и не собирается в одностороннем порядке отказываться от своих требований. Кроме того, «нужен анализ коллективных требований индивидуальных лиц в отношении как преемника страны-оккупанта, так и предприятий, использовавших рабский труд». Более того, министр юстиции Латвии Д.Расначс заявил: «Опустошение, которое странам Балтии нанес оккупационный тоталитарный режим СССР, никогда невозможно будет полностью компенсировать. Однако компенсация законна и обязательна как для того, чтобы компенсировать совершенное беззаконие, так и чтобы в дальнейшем гарантировать стабильность и безопасность в стране». И в качестве первого шага прибалтийские министры договорились о согласовании методик оценки «ущерба».

Что же касается коллеги академика Чубарьяна, сопредседателя комиссии историков с латвийской стороны А.Зунды, то и он тоже не остался в стороне от этой дискуссии. В 2014 г. Зунда заявил, в частности, что ценным вкладом ОБСЕ в содействие латвийско-российскому диалогу и достижение примирения в вопросах истории была бы реальная и объективная международная оценка обоих тоталитарных режимов и совершенных ими преступлений. Например, было бы целесообразно, по его мнению, провести второй Нюрнбергский процесс для того, чтобы оценить последствия коммунистического режима. Зунда, собственно, никогда и не скрывал, что задача комиссии — доказать «вину» России за «оккупацию» Латвии.

И здесь возникает естественный вопрос: так для чего же в действительности понадобились Латвии документы из российских архивов? Возможно, для выработки той самой методики оценки «ущерба» (ранее озвучивалась сумма в 300 млрд евро, которые «должна» Россия), обсуждавшейся на днях министрами юстиции трех прибалтийских стран? И не является ли в таком случае получение документов, нужных для поиска аргументов с целью предъявления России материальных претензий и выдвижения против нее обвинений в духе «Нюрнберг-2», истинной целью латвийских членов исторической комиссии? 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.