Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Гражданская война на Донбассе. Свидетельства очевидца. Ч.2

Автор: Александр Носович

Гражданская война на Донбассе. Свидетельства очевидца. Ч.2

15.07.2014  // Фото: www.szona.org

На Донбассе вот уже несколько месяцев продолжается гражданская война. О том, что этот военный конфликт именно гражданская война, а не антитеррористическая операция, как это пытаются доказать украинские власти, RuBaltic.Ru рассказал военный корреспондент газеты «Комсомольская правда» Александр КОЦ, два месяца проведший в осаждённом Славянске и видевший войну на Юго-Востоке своими глазами (окончание, первая часть здесь):

- Каков Ваш прогноз: после того как ополчение во главе с Игорем Стрелковым перешло из Славянска в Донецк, как будет развиваться ситуация в ближайшие недели?

- Объединение всех сил ополчения, которые до последнего времени были разрознены, означает, что в ближайшие месяцы (я подчёркиваю – месяцы) окончания боевых действий на Юго-Востоке ожидать не приходится.

- Возможен ли полномасштабный штурм Донецка?

- Теоретически возможен, но, как показывает практика, это было бы самоубийственным решением. Самоубийственным, прежде всего, для киевского режима, потому что обстреливать артиллерией и авиацией огромный город бесполезно – вряд ли ополчение понесёт от этого значительные потери, а потери среди местного населения будут огромны.

Поэтому Киев уже заявил, что штурма Донецка не планируется – планируется входить в город и отвоёвывать его квартал за кварталом. Но если мы вспомним чеченский опыт – уличные бои в Грозном, то здесь очевидны преимущества ополчения, которое будет находиться на заранее подготовленных позициях.

Этот сценарий неминуемо приведёт к огромным потерям среди украинских силовиков, что вызовет шквал недовольства в украинском обществе – я сейчас говорю о Центральной и о Западной Украине.

Уже сейчас на Западной Украине ходят такие же разговоры, которые во время первой чеченской войны ходили у нас в России: за что на Донбассе гибнут наши парни. Поэтому если военные устроят полномасштабный штурм Донецка, это будет конец режима Порошенко.

- Как жители Донбасса воспринимают эту войну: как войну Украины со сторонниками федерализации/независимости (как вариант – с «путинскими диверсантами»), или как войну Украины с Донбассом, на которой все они, безотносительно своих взглядов и убеждений, «ватники», «колорады» и т. п.?

- Безусловно, всех возмущает риторика Киева, когда даже на официальном уровне всех жителей Донбасса, надевших на себя георгиевскую ленточку, называют «ватниками» и «колорадами». Здесь есть чувство общего оскорбления. При этом людей возмущает, что нынешняя власть в Киеве пришла на волне протестов, в которых участвовали и до сих пор участвуют люди с ультранационалистическими взглядами, люди с флагами УПА и портретами Степана Бандеры. Поэтому противостояние в регионе многими воспринимается как борьба с фашизмом, хотя, конечно, надо понимать, что с украинской стороны воюют не только боевики «Правого сектора», но и обычные парни – срочники.

Тем не менее, наступление украинских Вооружённых сил воспринимается на Донбассе именно как наступление неофашизма на восток Украины.

- Гуманитарная катастрофа в регионе: по Вашим личным наблюдениям, она уже наступила, или это будущее Донбасса, которого ещё можно избежать?

- Смотря что мы вкладываем в это понятие. Гуманитарная катастрофа была в Славянске – город был блокирован, люди, блокировавшие этот город, не давали проехать туда фурам с продуктами, перекрывали воду и электричество. Сейчас они цинично пиарятся, рассказывая о том, как они восстанавливают электроснабжение и водопровод, которые сами и разрушили, и раздают на площади с сосиски с хлебом, которые ранее не давали завезти в Славянск.

Если говорить о Донецке и Луганске, то первый признак надвигающейся гуманитарной катастрофы – это отсутствие сигарет и ряда медикаментов. Включая такие важные, как инсулин. Сейчас это дефицитные товары. В будущем, с приходом большой группировки украинских войск, которая до того была скована под Славянском (теперь часть из них пойдёт на блокирование Донецка, часть – на блокирование Лисичанска и Луганска), можно ожидать от них тех же действий, которые были в Славянске.

Перекрытия путей снабжения, когда под видом перекрытия путей вооружений будет перекрываться продовольственная логистика. И я думаю, что точно так же будут отрубаться свет, связь и водопровод. В связи с этим в скором времени можно будет говорить о гуманитарной катастрофе и в этих больших городах.

И надо понимать, что поток беженцев тогда будет совсем другой: всё-таки Донецк – это город-миллионник. Поэтому следует ожидать сотен тысяч беженцев. Это уже грозит гуманитарной катастрофой не только Донбассу, но и российским регионам, граничащим с Украиной.

- По Вашему опыту общения с жителями Донбасса: если Киеву всё же удастся вернуть регион под свою полную юрисдикцию, сделать его полностью подконтрольным Украине, то будет ли он в будущем лоялен украинскому государству? Будет ли его население считать себя украинцами?

- Какая-то часть, безусловно, будет. Но этот конфликт уже не потушить путём насильственного возвращения региона в лоно киевской власти. Здесь нужно посмотреть, как будет вести себя Киев. Если будет широкая федерализации, регионы будут наделены рядом прав и полномочий, то на какое-то время это ситуацию успокоит.

Но мне кажется, что этот конфликт, к сожалению, может разрешиться только большой кровью с последующим отделением региона.

Причём за Донецком и Луганском могут последовать и другие регионы, которые пока кажутся островками спокойствия в Восточной и Южной Украине. Я имею в виду и Харьков, и Одессу, и Херсон, и Днепропетровск.

- Сейчас Киев взял на вооружение опыт балтийских стран и отключает на Донбассе российские телеканалы, готовя там масштабную информационную кампанию. Как Вы думаете, эта мера будет эффективной?

- На дворе XXI век – у людей в любом случае есть интернет, есть возможность смотреть разные источники, сопоставлять и сравнивать. Хотя, в любом случае, СМИ – это очень серьёзный инструмент для промывания мозгов в руках киевской власти. Но у людей, которые сейчас сражаются на востоке Украины, уже есть прививка от этой киевской пропаганды, потому что в последние месяцы у них была возможность сравнивать, что им показывают украинские телеканалы и что они видят своими глазами. Убедить их в своей правоте простым отключением российских телеканалов будет непросто.

- Сейчас Киев планирует создавать на занятых им территориях фильтрационные лагеря; лидер радикальных националистов в Верховной Раде Олег Тягнибок уже предложил использовать прибалтийский опыт и ввести статус негражданина для тех жителей Донбасса, кто голосовал 11 мая за выход из состава Украины и так или иначе поддерживал сепаратистов. Могут ли эти инициативы привести к новому взрыву протестной активности, более массовому по сравнению с предыдущим?

- Как минимум, хотелось бы, чтобы подобными инициативами возмутились международные организации, потому что это прямое ущемление гражданских прав и свобод – Киев такой политикой пойдёт на грубое нарушение международного права. Безусловно, люди, записанные в ранг неграждан, довольны властью не будут. Хотя, как показывает опыт Прибалтики, у неграждан не так много инструментов борьбы с такой несправедливостью.

Но я хочу ещё раз подчеркнуть, что до этого вряд ли дойдёт, потому что впереди у нас ещё долгие месяцы кровопролитной гражданской войны, которая, на мой взгляд, закончится распадом украинского государства.

- Могут ли возникнуть проблемы у беженцев, которые, когда всё закончится, решат вернуться в родные места?

- Я знаю многих беженцев, которые сейчас в России и которые домой точно не вернутся, пока в их городах висят жовто-блакитные флаги. Это жители Славянска, жители Краматорска, которые прекрасно понимают, что в случае возвращения на территорию, подконтрольную Украине, они будут подвергнуты репрессиям. Какая-то часть беженцев, никак не связанная с ополченцами, не голосовавшая на референдуме 11 мая, возможно, вернётся. Но России нужно быть готовой к тому, что большинство беженцев останется в России.

Этого не надо пугаться: это люди русской культуры, русского языка, русского мира – учитывая демографические проблемы нашего государства, России будет только выгодно приютить их и помочь устроиться на новом месте.

Справка RuBaltic.Ru:

Александр Игоревич КОЦ (род. 3 сентября 1978) — российский журналист. С 1999 года работает корреспондентом «Комсомольской правды», специальный корреспондент отдела политики, отвечает за освещение военных конфликтов, природных стихий и других катаклизмов. В его послужном списке военного корреспондента — ранения и пленения, работа в Косово, Афганистане, на Северном Кавказе, в Египте, Ливии, Сирии и на Украине. Также ведёт программы на радио и телеканале «Комсомольская правда». В сентябре 2004 года во время командировки в Беслан участвовал вместе с сотрудниками российских спецслужб в эвакуации детей-заложников из захваченной террористами школы. За командировку в Южную Осетию в 2008 году награждён медалью «За отвагу»

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.