Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Латвия регионов. Даугавпилс: вечное противостояние с центром

Автор: Андрей Солопенко

Латвия регионов. Даугавпилс: вечное противостояние с центром

07.09.2015  // Фото: http://www.rubaltic.ru/

Даугавпилс — второй по количеству населения город Латвии и первый — по удельному весу русскоязычных жителей, проживающих в нём. Он известен своими заводами и фабриками тяжёлой промышленности, пришедшей в упадок после независимости и повлёкшей за собой стремительное сокращение населения. О том, что сейчас происходит в городе, порталу Rubaltic.Ru рассказал депутат даугавпилской думы Юрий ЗАЙЦЕВ.

- Г-н Зайцев, в советское время Даугавпилс был известен как крупный промышленный центр с множеством заводов, а как сейчас обстоят дела в городе?

- К сожалению, правительство Латвии в 90-е годы сделало всё, чтобы промышленности в городе не осталось. Более того, самоуправление до конца пыталось сохранить остатки промышленности, в частности завод химического волокна, но в рамках приватизации оно было вынуждено его продать. В своё время правительство давало гарантии на кредиты под закупку нового оборудования, но эти гарантии оказались только словесные, а как известно, на слово у нас никто не верит. Думаю, что была задача ликвидировать промышленность в стране и заказ этот, скорее всего, поступил из Европы, ведь иметь конкурента в — на тот момент — фактически, стране третьего мира, Европе не нужно. Сейчас в Даугавпилсе есть некоторые остатки больших промышленных предприятий, которые балансируют на грани закрытия. Единственное предприятие, которое можно назвать успешным — это немецкая фирма по производству сельскохозяйственной техники, которая поставляется преимущественно на европейский, а не на внутренний рынок. Но даже у них тоже есть некоторые проблемы, так как видна тенденция сокращения числа работников.

Локомотиворемонтный завод тухнет на глазах. Если мы имели 1200 рабочих, то сейчас их 960. Были уволены все пенсионеры, тогда как хороший токарь сегодня — большая редкость, и кто придёт им на смену, неизвестно. Материальная база профтехучилищ, на мой взгляд, не позволяет выполнять функцию подготовки специалистов по обработке метала. Также по ЛРЗ серьёзно ударила нынешняя «война санкций» — количество заказов сократилось на 60%, и мне кажется, что без заказов со стороны государства этот завод вряд ли сможет выжить в том виде, в котором он сейчас существует. Если сокращение рабочих будет продолжено, то в городе где-то на полпроцента вырастет безработица, которая сейчас достигает почти 11%, чего у нас не было очень давно. Так что ситуация сейчас, прямо сказать, далеко не из лучших.

- Даугавпилс находится недалеко от границы с Россией. И, скорее всего, «война санкций» затронула не только завод. Как вообще санкции отразились на жизни города?

- Если говорить о работе ЛРЗ, то до введения санкций он работал в полную силу, тогда как на сегодняшний день, как я уже упоминал, ситуация очень печальная. Однако кроме экономики, введение санкций отразилось также и на культурной жизни города. Центральный административный округ Москвы является побратимом Даугавпилса, и ещё несколько лет назад у нас были очень плодотворные двусторонние контакты, но за последние два года мы не встречались ни разу.

На мой взгляд, данные санкции мешают обеим сторонам, как России, так и Латвии.

Даугавпилс сейчас находится на дотациях государства и не может свободно принимать решения по своему будущему.

- Население города также катастрофически уменьшилось за последние годы?

- Сокращение населения — это проблема не только Даугавпилса, а всей Прибалтики. Отток молодого работоспособного населения в страны с более высоким уровнем жизни логичен и понятен. Хотя, на мой взгляд, относительно нормально жить можно и в Латвии, при наличии определённых знаний и умений. Правда, многое определяют связи, и если их нет, то понятно, что молодёжь выбирает самый простой путь — гастарбайтеров.

Однако нельзя утверждать, что в Даугавпилсе совсем не осталось молодёжи. Молодые люди приезжают учиться — у нас достаточно много учебных заведений, в которых обучаются приезжие из окрестных деревень. Те, кто могут, стараются закрепиться в Даугавпилсе, особенно латыши, которых берут на работу на госслужбу.

- Но Даугавпилс же в основном русский город?

- Даугавпилс — многонациональный город, и в нём национальных проблем нет и никогда не было. У настоящего даугавпилчанина национализма нет, и зачастую именно поэтому у местных жителей, даже у латышей, присутствует определённое непонимание, когда из Риги приходят различные циркуляры по введению разных ограничений и дополнительных языковых проверок. Например, у нас на муниципальном предприятии на довольно высокой инженерной должности работает русский человек, который вообще не знает латышского. Да, у него есть удостоверение на знание языка, вероятно, он когда-то давно сдавал экзамен, но сейчас говорить на латышском языке он не способен. Однако он очень хороший инженер и найти на его место другого работника, знающего латышский язык и обладающего теми же способностями и знаниями, невозможно. Самоуправление просто не может его уволить, так как у нас встанет всё предприятие. И с языковой инспекцией проводятся различные беседы с предложениями выписать предупреждение, а не увольнять человека. Ведь любой карающий меч может отрубить, а может и чуть-чуть надрезать, так что пока стараемся договориться, чтобы только «надрезали». Понятно, что договариваться ходят не русские, а латышские депутаты — соплеменники с соплеменниками.

Хотя, на мой взгляд, Рига всегда была заинтересована в том, чтобы показать, будто в Даугавпилсе живёт «пятая колонна», голосующая не так, как остальная Латвия – Видземе, Курземе или Земгале. Правящим очень выгодно делать из Латгалии этакий «оплот сепаратизма».

Но они сначала разрушили всё, что приносило прибыль — работы в городе мало, искусственно создали ситуацию, чтобы зарплаты в Латгалии значительно ниже — правительство ничего хорошего не сделало, вот и получает такой результат.

- В свою очередь, даугавпилская дума пытается как-то помочь своим жителям?

- Могу сказать, что социальная часть бюджета Даугавпилса, в процентном соотношении, одна из самых высоких среди латвийских городов. У нас есть люди, которые годами платят 5 евро за квартиру, а всё остальное оплачивает самоуправление. В Даугавпилсе цены на проезд составляют 43 цента, и у самоуправления есть план по их уменьшению. Ненамного, правда, на несколько центов, но всё же. Дума закупила новые трамваи, российского производства, у нас на него нет аллергии, а стоили они дешевле, чем евросоюзовские. Жители старше 70 лет у нас ездят бесплатно. При предыдущем составе думы этот возраст составлял 80 лет, но при нашем составе он был снижен, это не считая студентов, школьников, молодых мам и инвалидов, которые тоже ездят бесплатно. Конечно, возможностей у нас меньше, чем в той же Риге, но мы делаем всё, что в наших силах. Ещё хочу сказать, что у нас планируется построить завод по производству топливных гранул, несмотря на то, что никакой поддержки со стороны государства у нас нет. Этим проектом заинтересовался Rietumu банк и готов инвестировать в него деньги, что даст толчок к будущему развитию города.

- Что ещё, на Ваш взгляд, может способствовать расцвету Даугавпилса, что его может спасти?

- Город спасёт строительство большого наукоёмкого объекта. Наш мэр уже очень давно пробивает строительство ГЭС, которое тормозится на уровне центра, так как там не выгодно развитие города и всей Латгалии. Но думаю, экономика их додавит, и этот нужный проект будет построен, тем самым радикально уменьшив безработицу в городе и его окрестностях.

Также — и это уже проблема не только Даугавпилса, но и всей Латвии — наблюдается дефицит молодых кадров. Молодёжь нужно привлекать, чтобы она оставалась в стране, а не уезжала бы сразу после окончания школы. Понятно, что на уровне города эту ситуацию не изменить, это надо менять программу реэмиграции, ведь та программа, что есть сейчас — это пустая трата денег. Однако что можно делать, и что делается в Даугавпилсе — это вовлечение молодёжи в работу самоуправления. Тем самым молодые ребята видят, как эта структура работает, и им прививается локальный патриотизм, и вполне возможно, что они всё же решат остаться в городе. Тогда как у тех, кто уедет, при улучшении экономической ситуации в Даугавпилсе будет мотив вернуться.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.