Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Мечтать вредно: Юнкер развеял евроиллюзии Киева

Автор: Вячеслав Сутырин

Мечтать вредно: Юнкер развеял евроиллюзии Киева

09.03.2016  // Фото: http://media.melty.it/

Выступая в Гааге 3 марта, глава Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер заявил: «Украина точно не сможет стать членом ЕС в ближайшие 20–25 лет, равно как и членом НАТО». Заявление сделано накануне референдума в Нидерландах о ратификации Соглашения об ассоциации с Украиной с целью развеять опасения местного населения. Опрос общественного мнения в январе 2016 г. показал, что большинство граждан Нидерландов против ратификации. Однако смысл таких программных заявлений редко исчерпывается одномоментной политической конъюнктурой. Тем более, что референдум носит лишь консультативный характер. Скорее, предано огласке реальное представление значительной части истеблишмента «старой» Европы о европейских перспективах Украины. Четверть века равноценна «никогда» в современном мире.

Киеву никто и никогда не обещал членства в ЕС. Но туманные намёки, конечно, делали. Еврочиновникам, ответственным за Украину, надо было использовать какие-то козыри в общении с киевскими политиками. Особенно когда правительство Украины в конце 2013 г. отложило подписание Соглашения об ассоциации с ЕС и предложило подключить к переговорам Россию. На Западе тогда испугались «дать слабину» и вынуждены были активно поддержать Майдан. «Мечту о Европе» стали использовать как средство мобилизации украинских прозападных кругов на борьбу за евроассоциацию и против «олигархического режима» В. Януковича. В результате респектабельные европейские политики оказались втянуты не только в геополитические маневры США, но и во внутриукраинские дрязги олигархов.

Обещать украинским политическим и деловым кругам экономические выгоды от ассоциации с ЕС было непросто – в соглашении их было немного. Можно было посулить олигархам пропуск в высшее общество на Западе, легализацию капиталов, спрос на сырьё. И негласно намекать, что вступление Украины в ЕС в обозримом будущем по крайней мере не исключается. На этой основе и сформировался миф Майдана как движения за европейский «цивилизационный выбор» Украины. Сейчас стало очевидно, что одного мифа для развития государства недостаточно.

Что стоит за заявлениями «первого консула» объединённой Европы?

Юнкер и Яценюк

Заявление Юнкера – это прежде всего стремление избежать окончательного раскола в ЕС по вопросу восточной политики. Ведь далеко не все понимают, как отразится на ЕС членство страны со слабым правительством, в которой проживает более 40 млн граждан. Кроме того, путь вступления в ЕС в Восточной Европе всегда лежит через НАТО. Втягивание Украины в Альянс может вызвать эскалацию кризиса в отношениях Запада и России. Это станет геополитическим проигрышем «старой» Европы, лишая её маневра в отношениях с США.

Очевидно, заявление Юнкера сделано на основе той информации, которую в Еврокомиссии получают из Украины. В СМИ попадают лишь отголоски о том, что реформы на Украине буксуют. Дело не только в слабом правительстве в Киеве. Приведение в ЕС совершенно другой страны с другой ориентацией экономики и историко-культурными традициями за пару лет просто невозможно. Европейский «прометеизм» на Востоке оказался, по сути, дискредитирован.

Наконец, заявление Юнкера – это и сигнал Киеву о том, что в интересы объединённой Европы не входит быстрое включение в её состав Украины. Как того желает, например, Варшава, рассчитывающая стать «старшим братом» в ЕС для Украины. В Брюсселе Киеву недвусмысленно дают понять, что текущее положение Украины – это надолго и придётся приспосабливаться к новым реалиям.

40-миллиардный кредит, одобренный МВФ для Украины, рано или поздно кончится. А на «интеграционные гранты», которые сегодня получают члены ЕС из Восточной Европы, Киеву рассчитывать не приходится.

Провалы европейского строительства

Провал

В своём выступлении в Гааге Юнкер признал, что в процессе расширения ЕС последнее время передавливали «педаль газа». Поспешили и в отношении программы «Восточное партнёрство». Декларируемой целью было создание комфортной и стабильной периферии на восточных границах ЕС. На практике периферия была ещё больше дестабилизирована. Во многом это произошло из-за нежелания координировать восточную политику ЕС с Россией, к чему призывал и В. Янукович.

«Усталость от Украины» в западных столицах – это не столько следствие слабости текущего украинского правительства, сколько результат опрометчивой политики по расширению геополитической орбиты ЕС.

Недавно глава МИД Украины В. Ващиковский заявил о «провале» «Восточного партнёрства», назвав программу, официально инициированную Польшей и Швецией, «проектом Германии». С одной стороны, это очевидно, ведь включение больших рынков в состав империи ЕС требовало согласований с немецким бизнесом. С другой стороны, А. Меркель хватило мужества признать в 2014 г., что ставить Украину перед выбором между Россией и ЕС было неправильно. Варшава же продолжает настаивать на форсированной евроинтеграции Украины.

Москва также допустила ошибку, не заявляя с достаточной настойчивостью о своих национальных интересах в отношениях с ЕС. И дело здесь не в пропагандистском клише о попытке Москвы «ограничить суверенитет Украины». Дело в разумности восточной политики ЕС, которую следовало бы строить не только на основе неолиберальных прожектов, но и учитывая конкретные экономические и социальные реалии Восточной Европы.

Чего ждать Украине?

Думы о будущем Украины

Соглашение Украины с ЕС ни к чему не обязывает Брюссель, кроме как к частичному снятию торговых пошлин на границе с Украиной. Как известно, Турция заключила Соглашение об ассоциации с объединённой Европой в далеком 1960 г. Несмотря на членство в НАТО, Анкара так и не получила «пропуск» в ЕС.

Открытие рынков с ЕС приведёт к проигрышу в конкуренции высокотехнологичной промышленности Украины, несырьевой продукции которой нет места на европейских рынках. Переход на европейские стандарты производства повлечёт разрыв связей с Россией, на рынок которой ориентирована основная часть крупной промышленности Украины. Импорт сельскохозяйственной продукции Украины в ЕС жёстко квотируется – там своих фермеров надо поддерживать.

Падение украинской экономики рано или поздно прекратится, но источников качественного роста не просматривается. Особенно учитывая высокий износ не только производственных мощностей, доставшихся в наследство от УССР, но и инфраструктуры.

Руководящим кругам Украины рано или поздно придётся искать новый путь адаптации к реалиям. Пока же страну, по всей видимости, ждёт длительный период «междуцарствия». Высокий человеческий и промышленный потенциал Украины будет растрачиваться попусту.

В правящих кругах усилятся интриги и борьба за власть в духе недавно получившего гражданство Украины М. Саакашвили, который «предлагал» пост премьер-министра Украины главе МВД А. Авакову незадолго до их ссоры.

«Европейская мечта» оказалась неспособна объединить украинских политиков и после «цветной революции» в 2004 г. Дезавуирование этой мечты Юнкером в 2016 г. не прибавит единства власти в Киеве. Это означает продолжение «эпохи политтехнологий», когда краткосрочные проекты-однодневки «под выборы» тех или иных «начальников» будут подменять государственную стратегию Украины.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.