Политика Политика

Почему поляком лучше быть в Беларуси, а не в Литве

remove_red_eye  1784 0  

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис обещал польской коллеге Беате Шидло прекратить дискриминацию литовских поляков. Сейм Литвы рассмотрит предложение разрешить использовать нелитовские буквы в паспортах граждан Литвы. До сих пор литовским полякам не давали писать свои имена и фамилии по правилам родного языка, изымали польские надписи, запрещали польские названия населенных пунктов и закрывали польские школы. Даже Польша признала, что поляки лучше чувствуют себя в Беларуси, а не в Литве: белорусская политика по отношению к польскому населению в значительно большей степени соответствует европейским ценностям и правам человека, чем литовский национализм.

«Мы должны объяснить польским военным, что они должны поддерживать балтийские страны. И это сложно, поскольку у нас есть проблемы с польским меньшинством в Литве. Парадоксально, однако сейчас ситуация польского нацменьшинства в Беларуси лучше, чем в Литве», — заявил осенью прошлого года на конференции в Каунасе директор политического кабинета МИД Польши Ян Парысь.

Заявление высокопоставленного польского дипломата вызвало на конференции большой скандал, а литовских союзников повергло в шок и недоумение. И неудивительно! Польша — член НАТО и ЕС, главный союзник США в Восточной Европе — в вопросе о соблюдении прав национальных меньшинств ставит в пример другому члену НАТО и ЕС и американскому союзнику в Восточной Европе союзное России государство, члена ЕАЭС и ОДКБ, против которого десятилетиями действовали западные санкции и которое выгнало американского посла.

«Неправильно говорить, что ситуация с правами человека в авторитарном режиме, в так называемой последней диктатуре в Европе, лучше, чем в сильной демократии, которой и является Литва. Это нас действительно оскорбляет — всех сидящих здесь литовцев. Мы должны избегать подобных заявлений», — возмутился на той же конференции словами польского коллеги директор по политическим вопросам МИД Литвы Роландас Качинскас.

Роландас КачинскасРоландас Качинскас

Видно, потрясение в самом деле было велико, если литовский дипломат с ходу задействовал весь набор литовских политических мантр. С одной стороны, «сильная демократия» с европейскими ценностями и правами человека, с другой — «последняя диктатура Европы». Странно, что рейтинг Freedom House сгоряча не начал цитировать, чтобы напомнить, как высоко стоит Литва в вопросах общечеловеческих прав и свобод.

Но сколько ни кричи про «сильную демократию», а факт остается фактом.

Официальный представитель Варшавы публично признаёт, что полякам сегодня лучше живется в «диктаторской» Беларуси, а не в «европейской» Литве.

И в этой ситуации нет ничего удивительного. Она — закономерный результат расхождения в ХХ веке путей исторического развития Беларуси и Литвы, составлявших некогда единое целое. В результате этого расхождения поляки двух стран живут сегодня в двух разных мирах, причем белорусский мир неожиданно для их защитников в Варшаве оказывается более цивилизованным, гуманным и «европейским» по отношению к национальным меньшинствам, чем мир литовского этнического национализма.

В Литве, согласно последней переписи, поляки составляют 6,5% населения. Это крупнейшее национальное меньшинство в Литовской Республике, компактно проживающее на юго-востоке страны. Польское население составляет большинство в столичном Вильнюсском районе Литвы (60%) и в Шальчининкском районе (75%). В самом Вильнюсе поляки составляют 17% жителей.

В Беларуси, согласно последней переписи, поляками себя назвали 3% населения. Большинство кресовян проживает в Гродненской области на белорусско-польской границе, где поляки составляют до четверти населения.

Белорусские и литовские поляки объединены одним регионом проживания — Виленским краем. Этот транснациональный регион — бывший центр Великого княжества Литовского, имперская метрополия ВКЛ, в межвоенный период входившая в состав Польши. После Второй мировой войны большая часть Виленского края во главе с Вильнюсом досталась Литве, меньшая часть — Беларуси.

И первая Литовская республика, и Белорусская ССР столкнулись с проблемой польского населения, которое было лояльно Польской республике маршала Пилсудского, а не местным правительствам и мечтало о возрождении Речи Посполитой. Методы решения этой проблемы были диаметрально противоположны.

Литовские националисты пошли по стандартному для Восточной Европы пути дискриминации и принудительной ассимиляции бывшей имперской нации, ставшей нацменьшинством, тогда как Белорусская ССР сделала ставку на советский интернационализм и дружбу народов.

В Белорусской ССР было провозглашено четыре государственных языка: русский, белорусский, польский и идиш. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе Советской Белоруссии на всех четырех языках. Были гарантированы культурные, языковые, образовательные и другие права польского, еврейского и прочего нетитульного населения.

Тем самым достигалась лояльность национальных меньшинств Белорусской ССР: значительная часть поляков выходила из-под влияния Варшавы и становилась лояльной «красному проекту».

Довоенная Литва в это же время строилась как антипольское государство. Национальная идея Литовской республики сводилась к возвращению в свой состав Вильнюса, занятого поляками. Польша в Каунасе воспринималась не меньшей угрозой, чем Советский Союз, поляки считались злейшими врагами литовцев.

В полной мере действие литовского национализма поляки испытали на себе в 1939–1940 годах, после присоединения к Литве Виленского края. Полиция следила, чтобы на улицах Вильнюса не разговаривали по-польски; польские школы были закрыты; десятки тысяч поляков уволили с работы, а польских беженцев, спасавшихся в Литве от гитлеровской оккупации, литовские власти бросали в концлагеря.

«Такие лагеря, как в Жагаре, стали предметом, компрометирующим Литву. У правительства возникла обеспокоенность о том, что, например, английское радио сообщило, что “Литва обещает запихнуть всех польских беженцев в концентрационные лагеря”», — пишет о литовском кризисе беженцев 1939–1940 годов научный сотрудник университета Ноттингема Томас Балкелис.

Томас БалкелисТомас Балкелис

Наконец, Литва стала первой из Прибалтийских республик, которая создала институт неграждан, лишив гражданства 150 тысяч поляков Виленского края.

Сегодня литовские власти гордятся тем, что в 1991 году они не пошли по пути Латвии и Эстонии и не стали делить людей на граждан и неграждан. При этом они забыли (или делают вид, что забыли), как их предшественник, диктатор Сметона, в 1939 году обошелся с поляками. Треть населения Виленского края одномоментно была лишена свободы передвижения, прав на покупку недвижимости, трудоустройство и участие в политике.

Поэтому советская власть после вхождения Литвы в состав СССР представлялась полякам Виленского края главным защитником от литовских националистов. Советский Союз распространил на Литовскую ССР свою национальную политику: на юго-востоке Литвы так же свободно, как в Беларуси, работали польские школы, а в Вильнюсе для поляков издавалась газета Cherwony standard.

Из-за такой политики поляки Литвы стали исключительно лояльны советской власти. В марте 1991 года польские самоуправления Вильнюсского края, вопреки «Саюдису» и Ландсбергису, пытались участвовать в референдуме о сохранении СССР, а в августе поддержали ГКЧП.

Советский интернационализм и ставка на дружбу народов привели к формированию на бывших восточных окраинах Речи Посполитой новой культурной общности «советские поляки».

Польское население как в Беларуси, так и в Литве в большинстве своем с симпатией относится к советскому прошлому, поддерживает Россию и празднует 9 мая День Победы в Великой Отечественной войне. Этот факт с ужасом и недоумением признают как литовские, так и польские борцы с «проклятым коммунистическим прошлым».

«64,6% литовских поляков заявляют, что им нравится или даже очень нравится президент России Владимир Путин. Критическое отношение к нему только у 11%. Это результат опроса представителей меньшинств, проведенного Baltious tyrimai и группой Gallup. 63,8% литовских поляков рассматривают Россию как страну, благоприятную для Литвы, иного мнения придерживаются 32,35%. С утверждением, что Крым законно стал частью Российской Федерации, согласны или скорее согласны 40,6%, тогда как категорически не согласны или скорее не согласны 31,1%», — пишет, например, крупнейшее польское издание Gazeta Wyborcza в статье «Поляки Литвы любят Путина».

Россия и Беларусь популярны у поляков Виленского края, потому что они являются наследниками Советского Союза, отказавшимися после его распада от националистической политики, тогда как Литва после «восстановления независимости» вернулась к этническому национализму и притеснениям поляков.

Британский The Economist в 2010 году называл польско-литовские отношения худшими отношениями между двумя государствами — членами НАТО и ЕС. Польскому населению запрещено писать названия населенных пунктов, где они живут, на родном языке. Запрещено использовать двуязычные таблички с названиями на польском и литовском.

Все населенные пункты Вильнюсского и Шальчининкского районов переименованы: польские названия заменены литовскими. На литовский манер предписано писать польские имена и фамилии. Запрещены нелитовские буквы в литовских паспортах. Правительство «ландсбергистов» интенсивно закрывало польские школы. Литовские спецслужбы год от года указывают польские культурные организации в списках «пятой колонны», представляющей угрозу национальной безопасности Литвы.

В результате Вильнюс и Варшава сегодня старательно игнорируют друг друга. За исключением периодических пересечений на международных площадках вроде саммитов ЕС и НАТО, лидеры двух стран принципиально избегают общения: польский президент отказывается от визитов в Вильнюс, президент Литвы не едет в Варшаву.

Проблема польского меньшинства десятилетиями отравляла и польско-белорусские отношения. Тем не менее даже в Варшаве признают, что белорусские поляки сегодня находятся в лучшем положении, чем литовские.

Белорусские спецслужбы не публикуют публичных отчетов, шельмующих активистов местной Полонии «пятой колонной». Для польского населения в Беларуси беспрепятственно работают школы, газеты и центры польской культуры. Католическое Рождество в Беларуси в первую очередь для местных поляков-католиков сделано выходным днем наравне с православным.

Большинство белорусов в национальном вопросе согласно с президентом страны Александром Лукашенко, в принципе отказывающимся выделять в белорусском обществе меньшинства: «У нас нет никаких меньшинств, ни сексуальных, ни национальных. Это всё наши граждане. Это наши поляки, это мои поляки».

Александр ЛукашенкоАлександр Лукашенко

Советская национальная политика, сохранившаяся в Беларуси, оказалась более гуманной, цивилизованной и соответствующей европейским демократическим ценностям, чем хваленый «европейский выбор» Прибалтики, за которым скрывалась махровая ксенофобия, национализм, языковые репрессии, лишение гражданства и иные формы дискриминации национальных меньшинств.

Поэтому поляки, оставшиеся жить на окраинах бывшей Речи Посполитой, поддерживают Советский Союз, Россию, Беларусь, Путина и Лукашенко. Они на собственной шкуре испытали националистическую альтернативу дружбе народов.

На западе Украины поляки вовсе были массово вырезаны местными националистами, которых сегодня героизирует украинская власть. В досоветской Литве поляки были лишены гражданства, а в постсоветской, «европейской» и «демократической», подвергнуты бесконечным мелким придиркам с запретом писать букву W и требованиями добавлять к именам и фамилиям «ас» и «юс».

Лучшей альтернативой для поляков в итоге оказалась «совковая» Беларусь. Она, может, и «последняя диктатура Европы», зато поляки для белорусов не «нелояльные меньшинства» и не «пятая колонна», а «наши граждане». 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up