Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«“Брекcит” вернёт в Латвию часть уехавших в Западную Европу»

Автор: Андрей Солопенко

«“Брекcит” вернёт в Латвию часть уехавших в Западную Европу»

10.08.2016  // Фото: politeka.net

После вступления Латвии в Евросоюз страну покинули почти 200 тысяч человек, и по данным исследования большинство из них не планирует возвращаться из-за разочарования в Латвии. В чём заключаются причины этого разочарования и что может способствовать возвращению латвийских эмигрантов, порталу RuBaltic.Ru рассказала руководитель Центра исследований диаспоры и миграции Латвийского университета Инта МИЕРИНЯ:

– Госпожа Миериня, не так давно Вы заявили, что примерно две трети уехавших из Латвии не хотят возвращаться обратно, потому что разочаровались в стране. На Ваш взгляд, в чём заключаются причины разочарования?

– Причин, конечно, много, и в основном это экономическая ситуация. Институтом философии и социологии Латвийского университета был проведён опрос уехавших из Латвии, и один из выводов, к которым мы пришли, заключается в том, что проживающие за границей латвийцы очень критически оценивают экономическую ситуацию в Латвии. Кроме этого, 90% заявляют, что они не удовлетворены деятельностью латвийского правительства. Также если мы посмотрим на уровень доверия правительству, то среди латвийских эмигрантов он намного ниже, чем среди оставшихся в Латвии.

Латвия в 2009 году была одной из европейских стран, в которых произошло наиболее стремительное падение ВВП. Именно в это время многие жители Латвии предпочли уехать из страны, и значительная часть из них говорит, что у них просто не было другого выбора. Как мы знаем из опроса, примерно 15% уехали из-за взятых кредитов. То есть люди взяли кредиты и не могли их вернуть.

«История успеха», как охарактеризовал выход из кризиса латвийский экс-премьер Валдис Домбровскис, для большинства населения такой не оказалась, что явно способствовало отъезду людей за границу и их разочарованию в Латвии.

Также мы задавали людям вопросы, связанные с отношением к ним работодателей. И, несмотря на то что мы довольно часто слышим о дискриминации восточных европейцев на рынке труда в западноевропейских странах, в реальности наши эмигранты намного лучше удовлетворены своими отношениями с работодателями, чем в Латвии. Так что мы опять можем говорить, что, к сожалению, среди некоторых латвийских предприятий всё ещё распространены «зарплаты в конвертах» или неоплаченные сверхурочные. При искоренении этой практики изменится и отношение эмигрантов к Латвии.

– По данным опроса большинство уехавших ничего не знало о правительственном плане реэмиграции населения; на Ваш взгляд, эффективен ли он?

– Да, как мы видим, большинство уехавших не возвращается, и их решение вернуться обычно не связано с каким бы то ни было правительственным документом. Как сказал один из наших респондентов, один конкретный план не приведёт к возвращению людей, он должен идти в комбинации с улучшением общей экономической ситуации в стране. Лишь тогда мы сможем надеяться на большой объём возвращающихся людей.

В то же время, говоря об этом плане, – да, информация о нём не достигла значительного количества уехавших латвийцев, однако его цель довольно часто неправильно понимается. Цель этого плана совсем не заключается в возвращении людей назад, и правильное его название не «план реэмиграции», а «план поддержки реэмиграции». То есть он нацелен на помощь тем, которые уже приняли решение вернуться в Латвию и включиться в латвийское общество, в том числе и на помощь детям интегрироваться в школьную систему, ведь многие дети наших эмигрантов лучше говорят на английском языке, чем на латышском.

В целом же отдельные позиции этого плана в среде наших эмигрантов оцениваются положительно. Например, о необходимости создания единого центра, где люди, желающие вернуться, могли бы получить информацию о возможностях устройства на работу в Латвии, о пособиях, пенсиях или любых других интересующих их вопросах. Да, конечно, трудно сказать, что этот план достиг своей цели, но также и нельзя утверждать, что он полностью провалился. Некоторые заложенные в нём проекты продолжаются, в том числе и направленные на сохранение латышского языка и культуры за рубежом.

Правда, эти проекты упираются в отсутствие финансирования. Например, если Литва в прошлом году потратила 3,1 миллиона евро, то Латвия на похожие мероприятия – только около 800 тысяч евро. При пересчёте на ВВП, Латвия на своих соотечественников тратит в 2,5 раза меньше. Тем самым многие из мероприятий, например поддержка латышских школ за границей, что очень положительно оценивают эмигранты, оказываются недостаточными.

– Однако, исходя из исследования, 40% из тех, кто вернулись в Латвию, опять уезжают за границу. То есть план поддержки реэмиграции не достигает своей целевой аудитории?

– Вообще очень сложно говорить о количестве возвращающихся, так как точных данных нет. Если мы посмотрим на данные Центрального бюро статистики о числе вернувшихся в разрезе государственной принадлежности, то, к сожалению, мы не увидим полной картины. Например, вы знаете, граждане каких стран из тех, в которые больше всего эмигрируют, едут в Латвию? Никогда не догадаетесь – Великобритании и Ирландии. Так как это решившиеся вернуться латвийцы, получившие гражданство данных стран. По оценке профессора Хазана, из уехавших за последние десять лет вернулась примерно треть.

В то же время, да, по нашему исследованию, около 40% латвийских эмигрантов – это те, кто уезжали из Латвии многократно. Возможно, они не смогли найти здесь работу или были не удовлетворены политической или социальной средой. Есть очень много причин, почему они опять уезжают. Мы говорим об экономических причинах как о главном факторе, но есть и другие, не всегда попадающие в наш анализ.

Например, из рассказов наших реэмигрантов, взгляды которых после жизни за границей стали более либеральными: оказывается, им трудно вовлечься в латвийское общество, которое всё же довольно консервативное.

Так что причины повторного отъезда людей не всегда зависят от работы правительственного плана, который не направлен на изменение менталитета латвийского общества.

– Да, Вы утверждали, что было бы интересно изучить причины повторного отъезда людей, но, может быть, у Вас есть предположение, с чем это может быть связано?

– Да, мы точно не знаем, что влияет на решение людей, вернувшихся в Латвию, уехать опять. Однако кое-какие гипотезы, конечно, у нас есть. По словам пытавшихся вернуться, оставшиеся в Латвии не всегда нацелены на их принятие. Мы рассматриваем диаспору как ресурс, но были случаи, когда человек приезжал в Латвию и предлагал свои знания, на что ему отвечали, что «у нас всё хорошо и нам ничего не надо».

С одной стороны, это, может быть, и ощущение оставшихся здесь людей, что вот, мол, приехали тут эти и будут нас учить, как жить! Но в то же время также не надо забывать, что ситуация на рынке труда в Латвии не идеальная, уровень безработицы сохраняется всё же на довольно высоком уровне, поэтому для оставшихся здесь вернувшиеся латвийцы являются конкурентами, и не все хотят их приезда.

Также мы не знаем, а как наши работодатели оценивают знания живущих за границей. Ведь иногда они могут быть довольно специфическими, и не всегда их легко перенести на наши латвийские реалии. Вполне возможно, что латвийские работодатели не заинтересованы в приезде эмигрантов, что тоже может способствовать их повторному отъезду. Как и те, кто получил высшее образование за рубежом, – 14% из них указали на трудности с признанием своего диплома в Латвии. Кроме этого, поиск работы в нашей стране всё ещё идёт через личные контакты, тогда как у уехавших они могут быть потеряны, и им намного труднее вписаться в рынок труда.

Ещё немаловажной причиной может быть отношение к их детям, которые уже не всегда хорошо говорят на латышском языке, и им намного труднее учиться в школе. Некоторые, кто вернулись, а потом опять уехали, как раз говорили, что не все школы готовы дополнительно заниматься с такими детьми. А, как известно, уехавшим один раз намного легче решиться на этот шаг ещё раз – у них уже протоптана тропинка, есть друзья и знакомые, они знают, где и как там искать работу, поэтому они и выбирают повторную эмиграцию.

– Исходя из сказанного Вами, главные причины невозвращения людей – это экономические факторы, и ясно, что в ближайшие годы стремительного улучшения ситуации в Латвии не будет. Тем самым и возвращения большого числа латвийцев тоже ожидать не следует?

– Конечно, и это очень хорошо показала реакция нашего премьер-министра на кампанию «#ХочуТебяОбратно» – что мы бы и хотели, чтобы наши эмигранты вернулись, но нам нечего им здесь предложить в смысле работы. Однако мне кажется, что это не совсем правильная позиция. Да, ситуация не идеальная, но это не значит, что нужно лишь сидеть и ждать, когда она улучшится, и лишь тогда звать людей в страну. Ведь разрыв между Латвией и странами Западной Европы никуда не денется, и экономически мы всегда будем отставать.

В то же время по данным нашего исследования видно, что решившиеся на возвращение понимают, что они будут в Латвии зарабатывать меньше, и готовы с этим смириться. Для них главное, что, находясь в Латвии, они могут жить в своей родной среде, быть вместе с семьёй и друзьями. На мой взгляд, упор надо делать именно на это, и я думаю, что недавно произошедший референдум о выходе Великобритании из Евросоюза может способствовать возращению части наших эмигрантов независимо от того, как сложатся отношения между Британией и ЕС.

Психологический климат является важным фактором, и мы видим, что отношение к восточноевропейским эмигрантам в Англии со стороны коренного населения сильно изменилось в худшую сторону. Конечно, нет оснований утверждать, что возвращение будет массовым, но определённая волна реэмиграции явно ожидаема. Поэтому вполне возможно, что то, что не смогла сделать Латвия, сделает «брексит».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.