Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Союз «зеленых» и крестьян пытается стать главной партией Латвии

Автор: Александр Носович

Союз «зеленых» и крестьян пытается стать главной партией Латвии

10.08.2015  // Фото: http://www.ves.lv/

На фоне дискуссий о «квотах на беженцев» внутри ЕС, националистическое объединение ВЛ-ОС/ДННЛ набирает популярность. Согласно данным Latvijas Fakti, этим летом премьерская партия потеряла более трех процентов поддержки, уступив третье место популярности в рейтинге латвийских партий именно Нацблоку. Однако основная угроза для премьерской партии исходит вовсе не справа. О формирующемся новом соотношении политических сил в правящей верхушке Латвии порталу RuBaltic.Ru рассказал профессор факультета социальных наук Латвийского университета Юрис РОЗЕНВАЛДС:

- Г-н Розенвалдс, как изменилось соотношение политических сил Латвии после выборов нового президента страны? Пост главы государства снова занял ставленник СЗК, но это не мешает Нацблоку набирать популярность…

- С одной стороны, значение поста президента в Латвии преувеличивать не стоит, учитывая, что Латвия – парламентская республика. Хотя президент может существенно влиять на политические процессы. Если говорить о Раймонде Вейонисе, который и был избран президентом, то, как показали первые его выступления и первые дни деятельности в качестве главы государства, это очень удачный выбор. Думаю, что это — оптимальная фигура, учитывая, что у него есть достаточный политический опыт. Он был министром окружающей среды и министром регионального развития, а также министром обороны, хотя для многих это может быть неожиданно. Причем у многих были сомнения, сможет ли он с этим справиться, но он показал себя успешно. Так что политический опыт у него большой.

Кроме того, с точки зрения развития латвийского общества, учитывая отношения между двумя большими общинами в нем, Вейонис – хороший латвийский политик. Не думаю, что это как-то скажется на его политической деятельности, но чисто символически – он происходит из смешанной латышско-русской семьи.

Те приоритеты, которые он расставил в своих выступлениях, затрагивают все важные моменты. Как это будет развиваться дальше, мы пока не можем сказать.

Если говорить о выборах и правительстве, то я думаю, что есть достаточно существенные изменения, которые последние выборы внесли в политический ландшафт.

Если раньше правительствообразующей фракцией в Сейме была фракция «Единство», и она была сильной и претендовала на роль партии власти, то, несмотря на то, что «Единство» вобрало в себя остатки Партии реформ бывшего президента Валдиса Затлерса, их недавнее выступление назвать успешным нельзя.

Хотя «Единство» прирастило свое представительство в Сейме, но если учесть, что это дело сил не только прошлого «Единства», но и наиболее удачных и успешных политиков от «Партии реформ», то выступление назвать очень успешным нельзя.

Отсюда произошло распределение сил в правительстве, и баланс изменился не в пользу «Единства». Политические силы, которые раньше были на положении младших партнеров, я имею в виду Союз «зеленых» и крестьян и Национальное объединение, свое влияние усилили. Теперь это проявляется в некоторых противоречиях в правительстве, которые мы наблюдаем в последнее время в связи с двумя важными событиями.

Во-первых, это споры в правительстве и обществе по поводу программы ЕС о приеме беженцев. Национальное объединение здесь выступило против двух других партнеров коалиции. А во-вторых, это вопрос о Совете по электронным СМИ, где «Единство» и Союз «зеленых» и крестьян выступили с маленькими партиями оппозиции. В остальном те силы, которые сейчас находятся у власти, не изменились. Я бы назвал это «старым новым правительством». Хотя целый ряд противоречий усилился за счет небольшого усиления других политических сил.

- Согласно последним социологическим данным, Национальное объединение находится на третьем месте по популярности среди правящих партий, а второе место занимает Союз «зеленых» и крестьян. Как Вы считаете, такая конфигурация может привести к расколу коалиции осенью и досрочным выборам?

- В Латвии, как и в любой стране, значительно влияют не только политические позиции различных сил, но и внутренние трения в рамках партий и правящей коалиции. Многие говорят, что консолидирующим фактором для правительства и правящей коалиции была президентура Латвии в Европейском Совете. Это прошло, Латвия относительно успешно провела свою президентуру, и теперь этого фактора больше нет.

И теперь есть ряд «горячих» вопросов. Кроме того, экономическое положение Латвии не улучшается теми темпами, на которые рассчитывали. В этом смысле денег не хватает, и, учитывая изменения геополитической ситуации, на повестке дня стоит вопрос об отчислении 2% ВВП на оборону. В этом случае сразу возникнут проблемы в связи с решением ряда актуальных для Латвии социальных проблем. Это вопросы о пенсионерах, индексации пенсии, заработной плате учителей. На этом основании проблемы могут возникнуть. Кроме того, в качестве возможного кандидата на премьерское кресло называют госпожу Аболтиню, и я не сомневаюсь, что такие амбиции у неё есть. И тут я возвращаюсь к теме трений внутри «Единства», что уже стало притчей во языцех. Там есть различные течения и существенные различия в точках зрения отдельных представителей этой фракции в парламенте и в партии в целом.

Что касается досрочных выборов, думаю, что это не стоит в повестке дня.

Изменения могут происходить в рамках теперешнего состава Сейма, а о том, чтобы сейчас состоялись внеочередные выборы, сейчас речи не идет. В Латвии нет такой традиции, до сих пор традиция была в том, чтобы в рамках избранного Сейма менялась конфигурация.

Хотел бы повторить, что знаковым было обстоятельство, что в спорах вокруг Совета по электронным СМИ и во время скандального увольнения Сеймом председателя этого Совета, что латвийских политиков не красит, СЗК и «Единство» выступало одним фронтом с двумя небольшими оппозиционными партиями – Региональное объединение и «От сердца — Латвии». Если посчитать, то они набирают достаточное число голосов, чтобы сформировать правительство и оставить за бортом Национальное объединение, которое многим политикам «Единства», наверное, "наступило на мозоли".

- Если обратиться к социологии, то мы видим, что у всех парламентских партий рейтинги либо выросли, либо остались на прежнем уровне. И только у «Единства» за последнее время рейтинг упал, причем существенно. Чем Вы объясняете такое падение?

- Думаю, это связано с тем, что противоречия внутри «Единства» постоянно выплескиваются в общественное пространство. Надо учитывать результаты прошлых выборов, когда госпожа Аболтиня, эта «железная леди» «Единства», в парламент сразу не попала. Её потом легально, но все же «протащили» в парламент. Это, на мой взгляд, был первый звоночек, что что-то не так.

Если же не говорить о конкретных просчетах, о которых можно говорить долго, думаю, есть еще одно обстоятельство: «Единство» так и не может предложить обществу разумную центристскую политику. Партии, которая претендует на особую роль в формировании правительства, это бы полагалось сделать. Тут тоже есть определенная традиция последних 20 лет. У нас был «Латвийский путь», потом Народная партия, и потом эту функцию пыталось реализовать «Единство». Для такой партии необходима разумная центристская политика, которая была бы приемлема для широких слоев общества. А «Единство», на мой взгляд, больше пошло по пути соревнования с Национальным объединением, которое оно по определению выиграть не может. Яркой иллюстрацией являются последние события в связи с беженцами, когда госпожа Страуюма, явно под давлением европейских структур, заявила, что Латвия принимает 250 человек. А это противоречило ее же собственным осторожным заявлениям. И Национальное объединение здесь может развернуться в полную силу, учитывая, что выступления против этого решения соответствуют взглядам той части электората, на которую они опираются. Это позволяет Нацобъединению сказать, что они заботятся о благополучии Латвии и ее населения.

Я не говорю, что здесь нет демагогии, но то, что «Единство» не способно предложить разумное объяснение этого шага — это неспособность занять и удерживать свою центристскую позицию. Это стратегическая слабость.

- Как Вы считаете, если эта ситуация вокруг беженцев будет развиваться и дальше, то может ли Национальное объединение на этой почве стать самой популярной из латышских партий?

- Нет, я не думаю, что это возможно. В данном случае, если говорить о духе Национального объединения – это примерно 8-10% населения, не больше. В конкретной ситуации, на выборах, они могут получить 17%, но не думаю, что они могут получить больше. Скорее, можно говорить о том, что на пятки «Единству» наступает Союз «зеленых» и крестьян. У них взвешенная и осторожная позиция: не спешить, смотреть на Брюссель и на латвийское общество, чтобы действовать в центристском ключе. Поэтому я бы сказал, что реальное соперничество за новую роль наиболее популярной партии среди латышского и — шире — латвийского электората может быть с СЗК. К тому же, Вейонис будет дистанцироваться, хоть он и представитель СЗК, от непосредственного вовлечения в партийные дела, но это — свидетельство того, что авторитет СЗК высок. Они на подъеме во многом потому, что предлагают взвешенную позицию, которую не всегда готово предложить «Единство», хоть это и партия, которая последнее время держит в своих руках кресло премьера.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.