Политика Политика

Обострит ли встреча Патриарха и Папы польско-литовские исторические противоречия?

remove_red_eye  1559 0  

В эту пятницу на Кубе запланирована историческая встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. Впервые предстоятели двух крупнейших христианских церквей проведут совместные переговоры с момента ее раскола в XI веке и разделения на западное и восточное христианство.

Во главе официальной повестки — сближение позиций по актуальным международным вопросам, в первую очередь в области противодействия радикальному исламу для защиты христиан на Ближнем Востоке (массовое уничтожение христианских святынь, казни христиан с последующим широкомасштабным исходом и т.д.). Заявленная повестка по спасению христианского мира на Ближнем Востоке особых дискуссий и интереса ни в Литве, ни в Польше не взывает. Вместе с тем к самой встрече в обеих столицах приковано большое внимание, что обусловлено общим историческим наследием.

Ко всему прочему, как сообщили литовские СМИ, переводчиком на встрече станет сотрудник дипломатической службы Ватикана — литовский ксендз Висвалдас Кулбокас (в бытность первый секретарь посольства Ватикана в Москве), который уже привлекался для перевода встреч понтифика с президентом России В.Путиным, а также с главой Литвы Д. Грибаускайте.

В Польше, в свою очередь,  высокий интерес обусловлен ее участием в международной инициативе (Россия, Ватикан и Ливан), конкретизировавшейся на 28 сессии совета ООН по правам человека в совместном заявлении — «В поддержку прав человека христиан и других общин, в особенности на Ближнем Востоке» (Литва не присоединилась к 65 странам).

Более того, не стоит забывать, что тема христианства, особенно православия, является фундаментальной в истории Литвы и Польши, определившей на века вперед как внутриполитический вектор развития этих государств, так и формат их внешнеполитического взаимодействия.

Как отмечает известный литовский лингвист, профессор Вильнюсского университета З. Зинкявичюс, восточнохристианская волна в Литве в XI–XIV вв., дошедшая намного раньше, чем западная, «была чрезвычайно интенсивной и оставила глубокие следы в истории всего литовского народа, сильно повлияв на формирование мировоззрения и культуру литовского народа задолго до официального крещения Литвы». Ученый называет католическое крещение Литвы «уже повторным», так как, по его мнению, «инициаторы введения в Литве христианства западного обряда, великие князья Ягайло и Витовт, до того также были крещены по восточному обряду».

Православные обряды, культура и обычаи быстро приживались у литовских великих князей. Известно, что православными были второй и третий великие князья — Войшелк (1264–1267 гг.) и Шварн Даниилович (1267–1270 гг.). Согласно данным литовской летописи, православными были многие родственники и приближенные великих князей: сын великого князя Тройденя (1270–1282 гг.) Римунд, сыновья великого князя Витеня (1295—1316 гг.), а также сестра великого князя Гедимина (1316—1341 гг.). На их правление пришелся расцвет православия: активно строились храмы, монастыри, приходы, возникали целые духовно-религиозные центры (Лаврищевский монастырь, церкви св. Николая Чудотворца и Вознесения в великокняжеской резиденции Троках, собор Успения Богородицы в Вильне и т.д.). Кстати, именно в Лаврищевском монастыре в конце XIII в. был создан уникальный памятник белорусской средневековой книжности — иллюстрированное Лавришевское Евангелие, ныне хранящееся в Польше.

Стремительное продвижение православия, способствующее росту народного самосознания и формированию самоидентичности, не могло не вызывать обеспокоенности у соседей, так как напрямую затрагивало интересы Польского королевства и препятствовало поглощению Великого княжества Литовского. 

Все ранее заключенные унии между соседями неизменно подтверждали вассальный характер взаимоотношений.

Польское королевство в виду неблагоприятной внешнеполитической конъюнктуры (победа восточных славян в Грюнвальдской битве над немецким Тевтонским орденом сняла внешнюю угрозу для Литвы и укрепила ее международные позиции) было вынуждено отказаться от прямого принудительного  втягивания соседа в свою орбиту, предпочтя более тонкую тактику. В целях сохранения текущего контроля поляки пошли на определенные «уступки», согласившись на автономию литовского княжества под суверенитетом польского короля.

Целью новой Городельской унии стало расширение польского влияния в Великом княжестве Литовском изнутри, где была сделана ставка на широкие круги литовского католического боярства, которому были дарованы такие же права, какими пользовалась польская шляхта (впервые получили полное право распоряжаться своими имениями). Таким образом, польские законодательные инициативы способствовали началу сращивания католического литовского боярства с польской шляхтой, формированию единого социального класса.

Польские привилегии распространялись исключительно на католиков, а принадлежность к католической церкви стала определяющим фактором для замещения государственных должностей. Таким образом, православное боярство отстранялось от участия в государственном управлении.

Усиление католичества в Литве в XV–XVI вв. способствовало активизации в стране борьбы православных слоев за свои права, которым в итоге удалось добиться от великого князя литовского, короля Ягайлы отмены дискриминационных положений Городельской унии и уравнивания в правах с католиками. Вместе с тем, получив сословное равенство, православные так и не смогли добиться полной отмены ограничений на участие в высших институтах управления государством.

Политика Польши в отношении соседней Литвы по католизации и формированию в лице литовского католического боярства новой правящей социальной группы имела далеко идущие последствия для целостности самого Великого княжества Литовского. Ярко выраженный католический характер законодательных инициатив, привилегии и неограниченная власть литовского католического боярства на подконтрольных княжеству территориях обострили и без того до предела накаленные противоречия с местными — в основной массе православными — украинскими, белорусскими и русскими феодалами.

Литовское княжество по мере наращивания социального и национально-религиозного гнета в целях еще большего контроля пошло на отделение местной православной церкви от московской митрополии, что было призвано разорвать имеющие политическое значение церковные связи украинских и белорусских земель с Московским княжеством. Первая попытка была предпринята великим князем Ольгердом. Его племянник Витовт продвинулся еще дальше в церковной политике по переносу центра православия восточнославянских земель на территорию княжества путем лоббирования (1407 г.)  в  Константинополе в митрополиты всея Руси своего ставленника — полоцкого владыки Феодосия. Но попытка не увенчалась успехом, так как по согласованию с московским князем Василием Дмитриевичем константинопольский патриарх поставил митрополитом всея Руси грека Фотия, активно сотрудничающего с князем Василием.

По  мере расширения в последующие два века польского влияния росло и национально-религиозное неудовольствие на подконтрольных княжеству территориях,  что в итоге привело к катастрофическим последствиям в виде освободительных войн и к последующему развалу Литвы.

Встреча глав католической и православной церквей подводит итог тысячелетней истории противостояния, в результате которого канули в лету Польское королевство и Великое княжество Литовское. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up