Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Компенсации за «оккупацию»: Эстония борется с имиджем провинции

Автор: Александр Носович

Компенсации за «оккупацию»: Эстония борется с имиджем провинции

11.12.2015  // Фото: http://dv.ee/

Правящие эстонские политики не могут прийти к согласию по теме «компенсаций за оккупацию»: премьер-министр и глава МИД Эстонии из правоцентристской Партии реформ заявляют, что эти требования бесперспективны и страна должна смотреть в будущее, тогда как националисты из крайне правого «Союза Отечества и Res Publica» (IRL) уверены, что Эстония должна занимать единую позицию с Латвией и Литвой и совместными усилиями добиваться от Москвы извинений и компенсаций. За этими спорами вновь возникает вопрос о географическом позиционировании Эстонии, элиты которой хотят, чтобы её считали частью прогрессивной Скандинавии, а вовсе не частью деградирующей провинциальной Прибалтики.

Тема «советской оккупации» и полагающихся за нее материальных компенсаций от России за минувшие десятилетия стала твердо ассоциироваться с прибалтийским провинциализмом в международных отношениях. Причем негативные ассоциации она вызывает не только у России, но и у западных союзников Литвы, Латвии и Эстонии, в глазах которых прибалты окончательно превратились в бедных деревенских родственников, которые лезут безо всякого представления о дипломатичности и этикете в любой культурный международный разговор с криками о приравнивании коммунизма к нацизму, «наших маленьких холокостах» и списании с Москвы контрибуции за «50 лет оккупации». В последнем деле европейцы, как порядочные люди, обязаны прибалтам помочь (как обязаны они им и во всем остальном: выделять им больше еврофондов, увеличивать присутствие НАТО в регионе, гарантировать прибалтийскую безопасность перед лицом «кровавой неоимперской России» и т.д., и т.п.).

Эта провинциальность на определенном этапе была остро осознанна Эстонской республикой, у политического класса которой существует идея-фикс — доказать всем, что Эстония — это не Восточная Европа вообще и не Прибалтика в частности, а прогрессивная северная страна. Практически Скандинавия. Та же Финляндия, только без финляндизации.

На пути к репутации прогрессивной скандинавской страны эстонские власти многие годы делают шаг вперед — два назад. Раструбили всей Европе о своем «электронном правительстве» и IT государстве — и тут же привлекли к себе косые взгляды всего мира вандализмом с демонтажем «Бронзового солдата». Легализовали однополые браки, приняв закон о партнерстве, и попутно продолжили курс на ликвидацию русскоязычных гимназий. Задумали превратить Эстонию в площадку для сбора либеральной российской оппозиции, борющейся с «тоталитарной путинской диктатурой», а сами в это же время водили учителей истории и обществознания на инструктажи в КаПо, где офицеры госбезопасности растолковывали последним, как надо Родину любить.

«Компенсации за оккупацию» стали еще одной темой, в которой схлестнулись прибалтийская провинциальность и стремление Эстонии её преодолеть.

В начале прошлого месяца министры юстиции Литвы, Латвии и Эстонии подписали меморандум о сотрудничестве, содержащий декларацию о необходимости «подсчёта и возмещения ущерба, причинённого советской оккупацией». «Пришло время подсчитать научно обоснованным способом потери от коммунистической оккупации. Этой декларацией мы подчёркиваем необходимость того, чтобы эксперты и политики трёх стран увеличили совместные усилия в этом направлении», — говорилось в документе, подписанном на конференции «Зачем подсчитывать ущерб от советской оккупации?», прошедшей 5 ноября в Риге.

После этого случился подлинный скандал: премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас заявил, что ни он, ни другие члены правительства не знали о планах главы Минюста Урмаса Рейнсалу подписать этот документ, а если знали бы, то не одобрили, потому что меморандум о «компенсациях за оккупацию» может вызвать недовольство не только у Москвы, но и у западных союзников Эстонии, и он, Таави Рыйвас, не понимает, какую выгоду этот документ может принести его стране.

В результате глава правительства и министр иностранных дел Эстонии дезавуировали подпись представителя официального Таллина, решительно отмежевавшись от единства по вопросу о компенсациях с Латвией и Литвой.

Спустя месяц глава МИД Эстонии Марина Кальюранд в интервью российскому «Интерфаксу» еще раз подчеркнула, что Эстония не собирается требовать от России «возмещения ущерба» за «50 проклятых лет». «Уточню, что речь идет о политическом соглашении министров юстиции, которое правительство Эстонии не обсуждало. МИД и правительство Эстонской республики не планируют предпринимать реальных практических шагов по этому заявлению», — прокомментировала Кальюранд скандал месячной давности с общебалтийским меморандумом о «компенсациях за оккупацию».

Разъярённый такой официальной позицией (и, похоже, немало воодушевленный тем, что его не уволили с поста за грубейшее нарушение субординации) министр юстиции Урмас Рейнсалу в тот же день обрушился с критикой на слова главы МИД, заявив, что если Эстония сейчас не предъявит своих материальных претензий к России, то потом уже будет поздно. «На мой взгляд, Балтийским странам разумно было бы придерживаться по этому вопросу единой линии поведения, — сказал Рейнсалу. — Подчеркиваю, что если учреждения Эстонской республики выразят позицию, согласно которой у Эстонской республики отсутствуют связанные с причиненным оккупацией ущербом требования, эта позиция будет, согласно международному праву, окончательной и необратимой. Учреждения ни одной страны подобные позиции не представили».

Затем в конфликт вынужден был снова вмешаться премьер-министр Таави Рыйвас, вновь подчеркнувший, что никаких материальных компенсаций Эстония ни у кого требовать не намеренна. «Правительство, которое я возглавляю, не собирается требовать компенсации за оккупацию», — заявил Рыйвас и аргументировал такую позицию тем, что «Эстония — во всех смыслах — успешное государство. Вместо бесперспективных требований относительно прошлого нам следует уверенно смотреть в будущее и позаботиться о том, чтобы наша независимость была вечна».

В этой аргументации — самая суть конфликта между двумя частями эстонского истеблишмента.

Министр юстиции Урмас Рейнсалу, представляющий ретроградный, национал-консервативный «Исамаалийт» («Союз Отечества и Res Publica, IRL) борется за балтийское единство и призывает бороться за компенсации единым фронтом с Латвией и Литвой. Премьер-министр Таави Рыйвас, возглавляющий ультралиберальную Партию реформ, ему на это отвечает, что Эстония — во всех смыслах — успешное государство, которое должно смотреть в будущее, вместо того чтобы провоцировать недовольство западных союзников.

Неужели непонятно, что руководству Эстонии объединяться с Латвией и Литвой и под видом балтийского единства в очередной раз демонстрировать миру восточноевропейский провинциализм и свою принадлежность к Прибалтике как-то «не комильфо»?

Сами-то первые лица Эстонии давно убедили себя, что они — никакая не Прибалтика, а самая настоящая Скандинавия. Их, может, глубоко ранит, что во всем мире Эстонию всегда принято писать через запятую с Латвией и Литвой. Они, может, мечтают, чтобы их писали через запятую с Швецией и Финляндией — лучше быть последним человеком в городе, чем первым парнем на деревне.

И кое-какие слабенькие статистические основания отделять себя от Латвии и Литвы у Эстонии существуют. Подушевой ВВП и средние зарплаты в различных отраслях в Эстонии заметно выше, чем у южных соседей. Население бежит из страны менее активно, чем из Латвии и Литвы, и в социально-демографических показателях нет такой катастрофы, как у двух балтийских народов.

Правда, от скандинавских показателей результаты четверть векового развития Эстонии отличаются совсем уж драматически — в отрицательную сторону. Но хотя бы есть основания говорить, что мы, может, еще не Скандинавия, но уже точно не Прибалтика.

От этого — и категорическое нежелание «прогрессивной» Партии реформ и политического руководства Эстонии брататься с двумя соседними «лузерами». Во всяком случае, по теме «компенсаций за оккупацию», от которой крутые союзники эстонцев на Западе только брезгливо морщатся.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.